Преступление против русской души и Российской Державы 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Преступление против русской души и Российской Державы

17.08.2018


Протодиакон Владимир Василик о сожжении старинной Успенской церкви в Кондопоге …

10 августа, в день Смоленской иконы Божией Матери, в г. Кондопога было совершено ужасное преступление. И не только против Русской Церкви или отечественной культуры, но и против русской души и Российской Державы.

Подросток-сатанист сжег Успенскую Церковь XVIII века, равную по своему значению всемирно известным Кижам. Церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы была построена в селе Кондопога в 1774 году. Она пережила и три русских революции, и гражданскую войну, и коллективизацию с пятилеткой безбожия, и Великую Отечественную войну. Не пережила только современную эпоху сатанинского варварства и меркантильного равнодушия.

Успенский храм, увенчанный огромным величественным шатром, был одним из самых высоких в Карелии. В рассветных и закатных лучах он напоминал громадную свечу. Кто думал, что эта свеча сгорит всего за 15 страшных минут?..

Внутри храма сохранялся барочный иконостас – к сожалению, без икон: по некоторым сведениям, их изъяли финны во время Великой Отечественной войны. Но сохранилась замечательная композиция на потолке: Христос-Архиерей и двенадцать апостолов. Резные столбы внутри храма символизировали Древо Жизни. Теперь ничего этого нет.

Помню службы в этой церкви: полный храм, старики и молодежь, живые, радостные лица

Мне довелось в начале-середине 1990-х годов молиться, петь и читать в этом дивном храме. Самые первые службы в нем начались летом 1991 года, что явилось заслугой отца Льва Большакова, в прошлом известного археолога, назначенного в Кондопогу покойным митрополитом (тогда епископом) Петрозаводским Мануилом. Богослужения в нем совершались только летом, в другое время они проходили в новом зимнем храме, в самой Кондопоге. Живо помню эти службы: полный храм, старики и молодежь, живые, радостные лица. В эпоху падения российской государственности православная вера давала смысл жизни, она позволяла преодолевать трудности и проблемы того непростого времени. Удивителен был приход, собранный отцом Львом: с одной стороны – ветераны войны, бывшие ссыльные. Например, матушка Елена, первый чтец в храме. В годы войны она была операционной медсестрой в госпитале. Маленькая, худенькая, она днями и ночами стояла у операционного стола, временами чуть не падая от усталости. Или первый староста храма Михаил Романович, инженер из ссыльных, человек кристальной честности и кристальной веры. А с другой стороны – молодежь, студенты, школьники, для которых храмовая жизнь была глотком свежего воздуха посреди серой, тяжелой, временами свирепой повседневности.

К отцу Льву в Успенский храм часто приезжал владыка Мануил, временами привозил целый автобус подарков для прихода. Приезды владыки всегда были радостью, его доброта и внимание привлекали многих. Митрополит Мануил и отец Лев были духовными чадами известного петербургского священника Василия Лесняка, и во время их совместного богослужения живо чувствовалась атмосфера духовного братства. Временами приезжали именитые гости из-за рубежа, например известный богослов и византинист протоиерей Николай Озолин. В 1993 году отец Лев собрал научную конференцию, посвященную Успенской церкви, и выпустил сборник ее докладов. В том же году со своими прихожанами он отправился в экспедицию в Псков копать церковь Успения с Запсковья. Это была не просто научная или рабочая поездка, это была единая церковная жизнь – с общей молитвой, общей трапезой, общим трудом, паломничеством к псковским святыням (в том числе в Псково-Печерский Успенский монастырь).
 
В Кондопоге практически сразу появилась церковно-приходская школа и для детей, и для взрослых. Отец Лев собирал прихожан по четвергам для чтения Евангелия и его разъяснения. Его супруга, матушка Юлия, создала иконописную мастерскую. Жизнь вокруг храма, вокруг Евхаристии и слова Божия – вот что можно было сказать о кондопожском приходе.

А вокруг храма бушевали волны житейского моря, временами весьма свирепые. Вспоминается один эпизод: к отцу Льву пришел заключенный, которого выпустили на побывку за хорошее поведение. Батюшка с ним побеседовал, посоветовал, как готовиться к крещению, и порекомендовал креститься при следующей побывке. Но этому не суждено было свершиться: заключенного убили, когда он вернулся на зону. Другой случай: когда отец Лев ехал венчать в Успенском храме своих прихожан, на дороге он увидел разбившегося мотоциклиста, погибшего из-за собственного неразумия и лихачества.

Карелия – не только депрессивный регион с высоким уровнем безработицы и большим количеством тюрем и зон, но и место духовной брани, где встречались и колдуны, и экстрасенсы, и сатанисты. Показательна была некая баба Клара, экстрасенс, которая рекомендовала своим пациентам вначале сходить в церковь (желательно подойти к Причастию!), «подзарядиться энергией», а потом прийти к ней. Были и более откровенные колдуны, с ненавистью относившиеся к Церкви.

Поэтому подросток-сатанист появился не из пустоты. Влияние интернета, разумеется, не стоит сбрасывать со счетов, однако вряд ли он действовал один, исходя из своих личных эмоций. Не исключено, что за ним стояли взрослые дяди, которые объяснили ему, что, поскольку он несовершеннолетний, ему ничего не будет. На то, что уничтожение Успенской церкви было заранее запланированной акцией, показывает и продуманный способ действия подростка, и известие о том, что он получил какое-то сообщение на планшете, и многое другое. Надеемся, что следственные органы не спустят дело на тормозах, не свалят все на неадекватного подростка и найдут вероятных заказчиков этого гнусного преступления.

Гибель Успенской церкви – уникального исторического памятника – стала возможной и в результате небрежения карельских властей. Несмотря на неоднократные сигналы, храм так и не был оснащен системой автономного пожаротушения. Церковь не была окружена оградой, не говоря уже о системе видеонаблюдения. Красноречивый факт: трижды правящие архиереи Карельской епархии (вначале митрополит Мануил, затем митрополит Константин) обращались к властям Петрозаводска с просьбой разрешить строительство храма Всех Карельских святых на территории епархиального управления – и трижды следовал отказ. В последний раз с формулировкой: необходимо рассмотреть, а нужен ли такой храм Петрозаводску?

Сейчас некоторые публицисты говорят о нашей вине в этом событии. Действительно, мы все виноваты, потому что допускаем практически легальное существование сатанистов в нашей стране, свободное функционирование их сайтов, беспрепятственное распространение их музыки и символики, безнаказанное действие их адептов. Вспомним убийство оптинских монахов, которых умертвил сатанист Аверин. Дело спустили на тормозах, объявив его психически неполноценным убийцей-одиночкой. И даже сравнительно недавние убийства в Южно-Сахалинске не отрезвили общество.

Правоохранительные органы почему-то не проявляют желания серьезно расследовать подобные случаи, предпочитая все списывать на ненормальных преступников-одиночек и не придавая должного значения сатанинским организациям. Между тем они изначально являются экстремистскими по своей сути и своей целью ставят не просто «оскорбление религиозных чувств верующих», но, в конечном счете, уничтожение религии и физическое уничтожение самих верующих. Надеемся, что в основе подобного небрежения властей лежит недопонимание социальной опасности сатанизма. К сожалению, на власть имущих давит либеральная парадигма, согласно которой должны расти все цветы, даже если это «цветы зла». К чему подобная идеология может привести, понятно: если огород не пропалывать, он зарастет чертополохом.

Следующая наша вина в том, что мы допустили торжество потребительского подхода в образовании. Бывший министр образования Фурсенко заявил: «Советское образование занималось воспитанием личности. Мы должны работать над созданием компетентного потребителя». И был создан такой ученик-потребитель, который ест все подряд на информационном поле, подобно известному животному с копытцами и пятачком. Чему удивляться, если зачастую подобные потребители наедаются ядовитых «цветов зла» и затем, звонко цокая копытами и повизгивая на весь интернет, мчатся к обрыву, за которым – погибель?

То же произошло с кондопожским поджигателем, питавшимся теми духовными помоями, которые предоставляла ему Всемирная сеть, и наткнувшимся на сатанинские информационные продукты. Если бы он мог внимать советам, можно было бы посоветовать ему признаться в содеянном и покаяться. В противном случае его единомышленники могут сделать из него и мертвого героя – принести в жертву сатане, что часто происходит в подобных сообществах и что так часто списывается на обыкновенные самоубийства. Только вряд ли подросток сейчас способен что-то слушать: он весь раздувается от гордости за совершенный поступок, считая его геройским. Но по сути ничего геройского тут нет – тут трусость и подлость. Попробовал бы этот паренек полезть с канистрой на Сбербанк или на мечеть… Понятно, что бы от него осталось. А пойти на беззащитную, по сути дела не охраняемую старинную церковь – можно… В интервью местные жители назвали этого парня «козлом». Увы, в духовном плане это определение точное: если ты поклоняешься существу с козлиной головой и рогами, то и сам становишься подобен ему.

Сознание, ориентированное только на настоящее, в котором нужно брать от жизни все, не может не порождать преступлений

Еще одна наша вина в том, что мы создали общество, где распространено неуважение и равнодушие к исторической памяти, к памятникам культуры и древним святыням. По сути дела создание постмодерна не подразумевает ни прошлого, ни будущего. Прошлое постоянно меняется, «конструируется» или «деконструируется» по потребе власть имущих; будущего нет. Остается настоящее, в котором нужно брать от жизни все. В том числе то, что плохо лежит. Подобное сознание не может не порождать преступлений, в том числе подобных кондопожским.

И, наконец, самая наша главная вина состоит в создании общества, где не могут не произрастать ядовитые цветы сатанизма, если это общество построено на поклонении маммоне, золотому тельцу. Как точно сказано в опере «Фауст»: «Люди гибнут за металл. / Сатана там правит бал».

В Евангелии определенно сказано: «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6: 24). Служение маммоне ведет к погибели. Святитель Николай (Велимирович) пророчески сказал: «Надеявшиеся на золото умерли с голоду. Надеявшиеся на железо погибли от железа». Пожар в кондопожской церкви – знак и призыв к покаянию всего нашего общества, если мы не хотим, чтобы это пламя перекинулось на наши дома и города. Ведь тогда дело не ограничится сожжением одной церкви. Поэтому изменимся и покаемся, то есть преобразим наш ум, отсечем от него страсти гордости, злобы, гнева, лености, сребролюбия и своекорыстия, которые погубили прекрасный Успенский храм Кондопоги.

Протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, преподаватель Сретенской семинарии, член Синодальной богослужебной комиссии

Впервые опубликовано на портале Православие.ru


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме