Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Эхо Гаагской конвенции: «Зачем ему быть русским в этой недоразвитой России?»

Ювенальная юстиция
Русофобия / 26.05.2018


Судья Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга Инна Лавриненкова в очередной раз незаконно отдала малолетнего ребёнка иностранцам-русофобам …

Многие наши женщины, вышедшие замуж за иностранцев, после рождения ребёнка сталкиваются с русофобским или иным бесчеловечным отношением к себе со стороны иностранного «принца на белом коне» (такого галантного на этапе знакомства и уговоров выйти за него замуж)  и/или его родственников. В этом случае единственной возможностью выйти из западни и унизительной роли бесплатного «инкубатора» является возвращение в Россию. Но тут их ждёт «сюрприз»  – Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, которую наша страна подписала ещё в 2011 году.

Основная задача данного международного документа (пролоббированного в России структурами Германии и Европейского Союза, несмотря на критику российской общественности) в кратчайшие сроки возвращать назад вывезенных из стран Запада детей, рожденных российскими женщинами в браках с иностранцами. В условиях современного запредельного уровня русофобии у наших зарубежных «партнёров» честное применение этой конвенции за рубежом (в интересах российских граждан) очень сомнительно и маловероятно. Тем более, что официальная статистика возврата детей (из России/в Россию) с помощью правовых механизмов Гаагской конвенции не публикуется на сайте Минобрнауки РФ. Этот странный момент позволяет усомниться в продекларированной (на момент присоединения нашей страны) эффективности Гаагской конвенции для защиты интересов российских детей и их родителей. Как эти интересы «защищаются» в одном из судов первой инстанции, судите сами. 

30 мая 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрит апелляционную жалобу на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 марта 2018 года, согласно которому Надежда (имя изменено – прим. авт.) обязана вернуть в Испанию своего сына - полуторагодовалого гражданина России. 

Женщина обратилась в Русскую общину Калининградской области, узнав из интернета о нашей помощи по аналогичному «гаагскому» делу калининградке Юлии Гросс

В ноябре 2017 года благодаря качественной работе адвокатов, принципиальной позиции Генеральной прокуратуры РФ и прокуратуры Санкт-Петербурга, а также помощи СМИ и общественности (особенно со стороны ИА «РЕГНУМ», телеканала НТВ, движений «Суть времени», «Родительское Всероссийское Сопротивление», Ассоциации родительских комитетов и сообществ) в апелляционной инстанции удалось отменить незаконное решение судьи Инны Лавриненковой о незамедлительном возвращении двухлетнего ребёнка Юлии в Германию его отцу-русофобу. 

Решение навсегда разлучить Надежду и её сына приняла всё та же судья Лавриненкова. Мы рекомендовали несчастной женщине питерского адвоката Евгения Тарасова, неоднократно проверенного в «гаагских боях» за право российских матерей жить и воспитывать своих малолетних детей в своей стране. Евгений Александрович подготовил для Надежды апелляционную жалобу на незаконное решение суда первой инстанции. 

Поражает запредельная уверенность судьи Лавриненковой в своём праве из раза в раз выносить незаконные (по сути шаблонные) решения, полностью игнорируя доводы апелляционных определений вышестоящего суда по её же, кстати, делам. Делам позорным для РОССИЙСКОГО судьи, т.к. решения по ним были отменены вышестоящей инстанцией. Но Лавриненкова, возможно, возомнила себя судьёй мифического глобального надгосударственного образования, которому поручено рассматривать дела каких-то «общечеловеков», а не граждан России. Ориентируясь при этом исключительно на ложно понимаемый (но активно внушаемый на семинарах, оплаченных Европейским Союзом) «дух и смысл» Гаагской Конвенции, якобы позволяющей ей игнорировать положения Конституции России, Семейного кодекса РФ и других международно-правовых документов о материнстве и детстве … 

Санкт-Петербургский городской суд уже неоднократно отменял «лавриненковские» решения по Гаагской конвенции о международно-правовых аспектах похищения детей 1980 года. В связи с этим возникает подозрение в том, что для иностранцев Лавриненкова – это гарантия получения нужного им результата, а для российских матерей (как правило, сбежавших в Россию с детьми от бесчеловечного отношения в странах Запада) – гарантия чёрствости и безразличия. Интересно то, что зал судебных заседаний судьи Лавриненковой - самый роскошный в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга. Остаётся только повесить в этом зале плакат с надписью «Уважаемые иностранные отцы-русофобы! Мы очень рады обеспечить вам самое высокое качество обслуживания». 

Решение Лавриненковой - насмешка над матерью и здравым смыслом. Похоже, судья Лавриненкова при рассмотрении дел по Гаагской конвенции лениво работает по готовому шаблону. Это подтверждается тем, что в тексте её решения (по иску испанца к Надежде) вместо Испании встречается Германия. Это, как минимум, невнимательность судьи к итоговому тексту судебного акта. Есть проблемы у Лавриненковой и с арифметикой, т.к., указывая период с февраля 2017 по январь 2018 года, она пишет, что прошло «менее полугода». 

Обращаем внимание на то, что Юлия Гросс выехала из ФРГ с устного согласия отца ребёнка (которое он потом отрицал), а Надежда, улетая в Россию навсегда, получила от мужа письменное разрешение на выезд без даты возвращения. Кроме постоянного русофобского отношения к Надежде (к русским, к России) со стороны родственников мужа, полного отсутствия со стороны супруга (вплоть до настоящего времени) желания оказать жене помощь по уходу за собственным сыном, а также его агрессивного и в то же время равнодушного поведения, причиной выезда в Россию стала невозможность оказать ребёнку качественную медицинскую помощь. Вплоть до вылета из Испании её инфантильный муж так и не оформил на ребёнка медицинскую страховку. При этом разовые посещения испанского врача оказались формальным взвешиванием и измерением малыша (его роста и окружности головы). Просьбы Надежды провести дополнительное обследование сына оставались без внимания, к ней относились как к чужестранке-мигрантке, которой на большее внимание рассчитывать не стоит. Только в России сын Надежды был обследован должным образом и начал получать необходимое лечение. Наши врачи подтвердили предположение Надежды о том, что испанский врач просто не зафиксировал задержку физического развития ребёнка (возникшую с момента его рождения), требующую незамедлительного лечения. 

Приведём достаточно длинную выдержку из текста апелляционного определения Санкт-Петербургского городского суда от 21 ноября 2017 года (недавно устоявшего в кассационной инстанции), которым было отменено решение судьи Лавриненковой об отправке сына Юлии Гросс в Германию. 

Это необходимо для того, чтобы любой человек мог понять, как эта «незаменимая» и, похоже, единственная судья Дзержинского районного суда рассматривает ВСЕ такие «гаагские» дела. По сути, издеваясь над здравым смыслом и российскими матерями. Жалобы граждан России на «проиностранные» решения Лавриненковой начались ещё в 2012 году, но она до сих пор занимает свою должность и уходить не собирается. Мы уверены в том, что истцам-иностранцам (и их адвокатам) лавриненковское «правосудие» очень нравится и у неё могут быть влиятельные, в том числе зарубежные покровители. Ведь платежеспособность иностранцев намного выше платежеспособности сбежавших на свою Родину женщин. Особенно это нравится госпоже Сюкияйнен – главному куратору Европейского Союза по внедрению Гаагской конвенции в правоприменительную российскую практику и, одновременно, адвокату немца – отца ребёнка Юлии Гросс. С 2016 года Сюкияйнен подрабатывает оказанием юридических услуг в статусе индивидуального предпринимателя.

Итак, читаем в СПАСИТЕЛЬНОМ для Юлии Гросс (надеемся не только для неё, т.к. нижеуказанными выводами судебной коллегии могут воспользоваться и другие женщины) апелляционном определении:

«Основными целями Конвенции является возвращение незаконно перемещенного ребёнка в страну его обычного проживания, в связи с чем, для того чтобы удержание ребёнка было признано незаконным в соответствии со статьёй 3 Конвенции и разрешения вопроса о возвращении ребёнка необходимо выяснить, какое государство является для ребёнка местом обычного проживания. Государство постоянного, обычного проживания ребёнка является по существу вопросом факта, который должен быть определен с учетом всех обстоятельств конкретного дела. Важнейшим критерием при определении государства постоянного проживания является степень интеграции ребёнка в социальную и семейную среду. Кроме этого, необходимо принять во внимание, какова была причина переезда, длительность проживания ребёнка в той или иной стране…»

«… принимая во внимание… что несовершеннолетний… постоянно проживает в Калининграде…, где для него созданы все надлежащие условия для проживания и развития, возраст ребёнка на момент его вывоза с территории ФРГ – 1 год и 9 месяцев, при котором имеется не только психологическая, но и физиологическая потребность в матери, поскольку до настоящего времени он находится на грудном вскармливании, при этом ответчик не имеет намерения и не рассматривает возможность возвращения на территорию ФРГ, а также то, что ребёнок, с февраля 2017 года проживая на территории Калининграда, достиг значительной степени интеграции в социальную и семейную среду в Российской Федерации, удержание ребёнка не может быть признано незаконным в соответствии со статьёй 3 Конвенции…»

«… Положениями статьи 38 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ч. 1), а забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей (ч. 2). Семейный кодекс РФ закрепил право ребёнка жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, а также право на заботу родителей и совместное с ними проживание, поскольку именно они являются первыми педагогами и обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития ребёнка в раннем детском возрасте…. Согласно положениям пункта 1 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию… Исходя из вышеприведенных норм, Семейный кодекс Российской Федерации также реализует принцип наилучшего обеспечения интересов ребёнка и устанавливает запрет на причинение ему физического или психологического вреда. Декларацией прав ребёнка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1959 года, провозглашен Принцип 6, согласно которому ребёнок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании, малолетний ребёнок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. Такая же позиция отражена в разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.1998 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». Таких исключительных обстоятельств в ходе рассмотрения дела установлено не было…»

«…принятие решения в результате которого несовершеннолетний ребёнок будет разлучен с матерью, не соответствует интересам малолетнего ребёнка. Согласно пункту 2 статьи 3 Конвенции о правах ребёнка государства-участники обязуются обеспечить ребёнку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, …и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры…»

«… Судебная коллегия, также обращает внимание на то, что дискриминация отцов недопустима, Конституция Российской Федерации, международные нормативные акты гарантируют мужчинам и женщинам одинаковые родительские права и обязанности… вместе с тем, признавая легитимность Принципа 6 Декларации прав ребёнка, считает необходимым отметить, что во всех случаях первостепенное значение имеют интересы ребёнка, из которых исходит судебная коллегия… Положения 6 Принципа носят разумный характер, вполне оправданны и могут быть применены при разрешении данного спора…»

«…Таким образом, предусмотренные статьями 13, 20 Конвенции исключения из основополагающего принципа незамедлительного возвращения ребёнка туда, откуда он был перемещен, позволяют прийти к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований. Перемещение ребёнка без матери в данном случае недопустимо и будет идти вразрез с целями обеспечения наилучших интересов ребёнка…»

«…Учитывая, что Конвенция не предусматривает никакой специальной формы для такого соглашения (о вывозе ребёнка из страны – прим. авт.), отсутствие прямого запрета на выезд сына в Россию, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для утверждения о выезде ответчика с ребёнком вопреки согласия истца…»

«Проживание ребёнка на территории Российской Федерации…, с учётом длительности периода постоянного проживания на территории Российской Федерации (9 месяцев, а в случае Надежды уже 1 год и 3 месяца – прим. авт.), судебная коллегия считает, что несовершеннолетний достиг значительной степени интеграции в социальную и семейную среду в Российской Федерации, в связи с чем, судебная коллегия приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку вывоз ребёнка из ФРГ и его удержание, при наличии вышеприведенных обстоятельств, не могут быть признаны незаконными в соответствии со статьёй 3 Гаагской конвенции 1980 года… При этом судебная коллегия учитывает, что и положения Конвенции и положения статей 63 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации реализуют принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка и устанавливают запрет на причинение ему физического или психологического вреда»

«Обстоятельства вывоза ребёнка, обладающего гражданством Российской Федерации, на территорию Российской Федерации, по мнению судебной коллегии, не нарушает прав опеки истца, то есть его родительских прав. Судебная коллегия обращает внимание также на отсутствие законодательного запрета на ввоз ребёнка, обладающего гражданством Российской Федерации, на территорию Российской Федерации»

«Сторона истца указала, что факт привязанности ребёнка к матери не оспаривается истцом, однако в данном случае речь о разлучении ребёнка с матерью не идёт. По мнению стороны истца, ответчик не лишен возможности проживать с несовершеннолетним сыном на территории ФРГ. Данные доводы стороны истца подлежат отклонению судебной коллегией, поскольку, … ответчик ссылается на возможность уголовного преследования на территории ФРГ в связи с возбуждением истцом процедур по возвращению ребёнка. При этом представленные в суд апелляционной инстанции документы, выданные судом…Касселя о том, что в настоящее время зарегистрированных процессов по делу о ребёнке… не имеется, не могут рассматриваться в качестве доказательства по делу, поскольку указанное не подтверждает в дальнейшем не обращение истца в указанный орган. Кроме того, выбор страны проживания является правом ответчика, являющейся гражданином Российской Федерации, выразившей намерение проживать на территории России»

«… указанная справка (об аннулировании вида на жительство в ФРГ – прим. авт.) свидетельствует о невозможности въезда матери ребёнка совместно с ребёнком на территорию ФРГ, что приведёт к разлучению ребёнка с матерью, что недопустимо… Угроза лишения свободы матери при приезде в Германию создаёт серьёзный риск того, что возвращение ребёнка в Германию лишит его матери на сроки, установленные германским уголовным законом, что может привести к разлучению ребёнка с матерью в противоречие… Принципу № 6 Декларации ООН «О правах ребёнка»…»

«Интересы детей рассматриваются в Гаагской Конвенции 1980 года как проблема первостепенного значения в вопросах, касающихся опеки над ними. Необходимость такой особой защиты была предусмотрена так же в Женевской Декларации прав ребёнка 1924 года, в Декларации прав ребёнка, принятой Генеральной ассамблеей ООН 1959 года, признана во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах (в частности статьи 23 и 24), в Конвенции о правах ребёнка, одобренной Генеральной ассамблеей ООН 1989 года, где в ст. 3 говорится: «1. Во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. 2. Государства - участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия…». Таким образом, к общепризнанным нормам международного права относятся право ребёнка на благополучие, на защиту закона от вмешательства в его личную жизнь, право неразлучения с матерью, т.е. наилучшие интересы ребёнка должны быть важнее всего. Данные общепризнанные нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации и подлежат применению в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации в пункте 1 статьи 17 Конституции: В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Таким образом, правила применения международных актов находятся в зависимости от того, не препятствует ли это применению положений Конституции России. В связи с тем, что материнство и детство выделены в отдельное самостоятельное правовое понятие в Конституции России, любое покушение на нарушение связи между материнством и детством противоречит Конституции России. Гаагская Конвенция 1980 года о гражданско-правовых последствиях похищения детей допускает отказ в возвращении ребёнка по основаниям, связанным как с правом (ст. 20, 38), так и с фактом (ст. 12, 13), в связи с чем положения данной Конвенции не могут рассматриваться в Российской Федерации как общепризнанные нормы международного права. Наличие приоритета материнства и детства перед всеми другими правовыми формами организации семейной жизни, установленного пунктом 1 ст. 38 Конституции РФ, является основополагающим принципом Российской Федерации, в связи с чем правовая система Российской Федерации недвусмысленно указывает на недопустимость прерывания отношений матери и ребёнка, если только это не противоречит интересам самого ребёнка. Доказательств противоречия интересов ребёнка постоянному контакту с матерью в деле не имеется, в связи с чем подлежит применению Конституция Российской Федерации в части выполнения государством своей обязанности по обеспечению защиты материнства и детства, в силу которого должен быть исключен отрыв ребёнка от матери. Таким образом, предусмотренные статьёй 13 Конвенции исключения из основополагающего принципа незамедлительного возвращения ребёнка туда, откуда он был незаконно перемещён, также позволяет прийти к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований. Независимо от того, что государство постоянного проживания ребёнка в смысле, придаваемом Конвенцией 1980 года, действительно не определяется гражданством родителей и ребёнка и их регистрацией, названный международный договор не содержит определения понятия «государство постоянного проживания» и не исключает необходимости учитывать при его определении различные обстоятельства, а не только проживание ребёнка в данном месте на момент перемещения. В настоящем случае суд апелляционной инстанции учитывает совокупность обстоятельств, а именно, сохранение ответчиком российского гражданства и регистрации по месту жительства, которое подтверждает наличие у ответчика достаточных и серьёзных связей с Российской Федерацией, где она имеет право на жильё. Мнение о том, что при вынесении решения о возврате ребёнка суд должен был основываться только на факте рождения и последующего нахождения несовершеннолетнего на территории ФРГ, основано на ином толковании понятия государства постоянного проживания, используемого в Конвенции 1980 года. Принимая во внимание непрерывное проживание ребёнка в Калининграде с февраля 2017 года, адаптацию несовершеннолетнего за прошедшее время в новой среде, его малолетний возраст, который обычно требует постоянного присутствия матери, нахождение на грудном вскармливании, судебная коллегия приходит к выводу, что возвращение несовершеннолетнего к отцу в ФРГ противоречило бы его наилучшим интересам и может причинить ему вред». 

Судья Лавриненкова, конечно же, прекрасно знакома с этим апелляционным определением, разбивающим её позорное незаконное решение в пух и прах. 

Вот фото её личной подписи на этом самом определении.

1
(На этом фото стёрты некоторые даты и ФИО отца ребёнка Юлии Гросс и её сына - прим. авт.)

Тем не менее, рассматривая иск испанца к Надежде с уникальным для таких дел наличием: 

- письменного разрешения отца ребёнка на выезд сына в Россию без даты возвращения; 

- более длительного срока нахождения ребёнка и его матери в нашей стране;

- меньшего по сравнению с сыном Юлии Гросс возрастом мальчика; 

- наличием в деле доказательств возможного привлечения Надежды к уголовной ответственности по конкретной статье Уголовного кодекса Испании, судья Лавриненкова самым наглым образом полностью проигнорировала все вышеуказанные доводы апелляционной инстанции о невозможности разлучения маленького ребёнка с его матерью.

Проигнорировала, заведомо зная, что апелляционный суд по тем же вышеуказанным в определении основаниям может опять отменить её незаконное решение. Правда, после мощнейшего стресса для кормящей матери-ответчицы, который ей умышленно организовала (своим незаконным решением) эта жестокая судья Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга. Наверное, она испытывает удовольствие от возможности «проучить» женщин, так «неразумно» бегущих с детьми из такого заветного западного «рая».

Как бы смеясь над Надеждой, в конце своего возмутительного судебного решения Лавриненкова пишет следующую ложь:

«Разлука матери с ребёнком может произойти только в случае нежелания самой ответчицы поехать вместе с ребёнком, т.е. вследствие поведения самой ответчицы, преследующей собственные интересы. Тогда как объективных препятствий для её возвращения в Испанию, кроме её нежелания, не имеется».

Нашим высшим судебным властям следовало бы подумать о том, какие интересы преследует сама Лавриненкова…

«Он – только испанец!» Женщина рассказала нам о её деле по Гаагской Конвенции и о своей истории взаимоотношений с испанским мужем, с которым с июня 2017 года она пытается развестись в российском суде, но  

После того, как Надежда подала на развод и сообщила об этом своему мужу по телефону (задолго до того, как об этом его уведомил суд), он стал систематически говорить ей о том, что отберёт у неё ребёнка, а также угрожать тюрьмой. При этом он не подтверждал достоверно какие-либо свои действия в этом направлении. Лишь увидев заявление мужа о возврате ребёнка, поданное им в Центральный орган Испании, Надежда увидела в нём указание на то, что правовым основанием для возвращения ребёнка в том числе является статья 225 Уголовного кодекса Испании.  По этой статье нашей соотечественнице грозит максимальное наказание, то есть четыре года лишения свободы и десять лет лишения родительских прав.

Отец ребёнка до последнего скрывал факт своего обращения с заявлением о возвращении ребёнка по Гаагской Конвенции в Центральный орган Испании. Позднее он с удивлением рассказал Надежде о поразившем его факте. Оказывается, в январе 2018 года сотрудники уполномоченного по Гаагской конвенции российского Центрального органа (Минобрнауки РФ) САМИ поторапливали его, чтобы он успел подать заявление о возврате ребёнка. Ведь уже в феврале истекал 12-тимесячный период нахождения ребёнка в России, после которого (в соответствии с Конвенцией) вернуть ребёнка почти невозможно. 

О чьих же интересах заботится Минобрнауки России? Это интересный вопрос.

Знакомство Надежды с будущим супругом произошло по его инициативе в августе 2012 года. Молодой испанец настойчиво ухаживал за своей избранницей, и она поверила в его любовь, ответив ему взаимностью. 

Летом 2014 года Надежда закончила магистратуру одного из питерских вузов и получила диплом с отличием. Как молодой специалист она планировала работать в родном и любимом Санкт-Петербурге. Но к концу года она получила предложение стать женой гражданина Испании, который ухаживал за ней около двух лет. Свадьба Надежды и её мужа-испанца состоялась в 2015 году. 

Она многократно предлагала жениху проживать в России, но он говорил, что пока не готов к переезду. В связи с этим она пошла на уступки и согласилась переехать в Испанию, где проживала на основании замужества с начала 2015 до начала 2017 года. Вопрос о том, в какой стране супруги будут проживать постоянно, оставался открытым как до свадьбы, так и после неё. Надежда – внучка блокадников, патриотка, любит свою страну и свой город. Она не хотела уезжать из России, но, влюбившись, временно уступила будущему мужу. 

Трудности во взаимопонимании начались фактически с самого начала общения, однако, Надежда не могла себе представить, что в будущем её ждёт абсолютное равнодушие мужа к ней и к ребёнку, рукоприкладство с его стороны, а также крайне русофобское отношение его семьи. 

Маломальское уважение со стороны мужа и его родственников закончилось сразу после рождения сына. Тут Надежда окончательно поняла, что они были заинтересованы в ней лишь как в живом «инкубаторе», поскольку их семье нужен был наследник.

Уже во время беременности, семьёй мужа ей было чётко сказано, что «Россия - убогая, недоразвитая страна третьего мира. Ребёнку незачем знать русский и ездить в Россию. Он – только испанец! Зачем ему быть русским в этой недоразвитой России?». 

Через несколько часов после появления малыша на свет, когда Надежда отходила от наркоза, свекровь сообщила ей, что: «Раньше в Испании, когда стоял выбор перед тем, кого оставить в живых, мать или ребёнка, то выбирали ребёнка, а мать оставляли умирать…». Эти слова были шоком для русской женщины, после чего Надежду стали регулярно унижать, оскорблять её национальное достоинство. Родственники часто повышали на неё голос при ребёнке. При этом инфантильный муж Надежды  не вставал на её защиту, сам регулярно кричал на жену и всё чаще поддерживал позицию своей испанской семьи. 

Постоянные ссоры и конфликты между супругами, как на личной, так и на национальной почве начались ещё во время беременности. Надежда уже тогда хотела вернуться в Россию, но в связи с особенностями протекания беременности боялась совершать переезд. После рождения малыша отношения окончательно разрушились, муж даже говорил Надежде: «Убирайся быстрее с ребёнком в свою Россию». Ей было очевидно, что она сама и ребёнок «мешали» обычной и привычной жизни её мужа. Он даже спал в отдельной комнате, чтобы его не будил плач ребёнка. 

Ни физически, ни материально муж не помогал Надежде. Вплоть до настоящего времени он не оказывает ребёнку никакой помощи, за всё время проживания сына в России он ни разу к нему не приехал. На неоднократные просьбы Надежды оказать ей помощь он всегда становился раздражённым, агрессивным, часто с силой толкал и замахивался дать ей пощёчину. От этого беспредела Надежда и её маленький сын постоянно плакали. Психологическая обстановка стала невозможной для существования. 

Разговоры о разводе стали постоянными, и супруги приняли решение окончательно расстаться. Таким образом, получив все необходимые российские документы для малыша, а также согласие мужа на выезд из Испании без указания обратной даты, Надежда и ребёнок покинули Испанию. Молодая мать надеялась, что навсегда уехала из этого испанского «ада». Незаконное решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга повергло её в ужас, т.к. она была уверена, что в своей стране находится под защитой. 

Региональная общественная организация «Русская община Калининградской области» очень надеется на положительный результат обжалования  решения судьи Лавриненковой и на счастливое будущее для Надежды и её сына.

Мы выражаем благодарность сотрудникам прокуратуры Санкт-Петербурга, представителям питерских органов опеки и попечительства, а также адвокату Е.А. Тарасову, которые делают всё возможное, чтобы помочь гражданке России и её сыну.

Несмотря на постоянные заявления мужа о том, что он отберёт у неё ребёнка, Надежда никогда не препятствовала отцу ребёнка и его испанским родственникам приезжать в Россию для встреч с сыном и внуком. 

И не собирается препятствовать. Вот такие они, наши женщины… 

Пусть история Надежды заставит задуматься наших девушек о более чем вероятных проблемах смешанного брака с иностранным гражданином. 

Не позволяйте делать себя живыми «инкубаторами» для циничных иностранцев-русофобов. Европа вымирает, конечно, но это их однополое вырождение не наша вина.

Максим Юрьевич Макаров, исполнительный директор РОО «Русская община Калининградской области», председатель Совета регионального общественного движения «Союз потомков русских солдат – участников штурма Кёнигсберга», государственный советник Калининградской области 3 класса 

Впервые опубликовано в блоге автора 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Коротков А. В. : Re: Эхо Гаагской конвенции: «Зачем ему быть русским в этой недоразвитой России?»
2018-05-28 в 22:52

В каком мире мы живём?

Всё более и более похоже на театр абсурда.

Невозможно представить, чтобы в СССР отобрали детей у русской матери и отправили их "на экспорт".

Антинародная власть...
2. Рюрикград : Ответ на 1., белорусочка:
2018-05-28 в 12:26

Уважаемая белорусочка! Прошу Вас сообщить подробности о возвращении отцу-иностранцу четырёх детей, а также про историю с мужем-педофилом. Готовим документальный фильм о Гаагской конвенции. Электронная почта: makarov.rus39@yandex.ru, тел. 8-921-0087-007. С уважением, Макаров М.Ю.
1. белорусочка : Re: Эхо Гаагской конвенции: «Зачем ему быть русским в этой недоразвитой России?»
2018-05-26 в 15:30

Материальные трудности не идут ни в какое сравнение с моральными страданиями. А они будут в любом случае, даже при менее тригигеских обстоятельствах. Моя подруга уехала из Европы с четырьмя детьми в Россию, думала будет под защитой государства. Отобрали всех четверых и вернули к отцу !
В другой знакомой мне семье муж оказался педофилом, мать сбежала в Россию с сыном (от первого брака) и общим ребёнком.
А сколько несчастных терпят чуждый им менталитет, разрушая своё физическое и психическое здоровье.... Живу в Европе 10 лет и знакома с темой.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме