Пора вернуть «золотой стандарт» советского образования

Известные священнослужители о необходимости увеличения уроков русского языка, литературы, ОПК и математики в школе

За увеличение количества уроков по религии в школах высказались 7% россиян, показал опрос, проведенный «Левада-центром», сообщает Regions.ru. Почти столько же - 8% - респондентов предлагают больше внимания уделять внимание половому воспитанию школьников, 10% - общественным наукам (социологии, экономике, политологии), 13% - физкультуре. 

Существенно больше респондентов хотели бы, чтобы в школах усилили преподавание истории (52%), русского языка (44%), математики (38%). Треть опрошенных в республиках и автономных округах предпочли бы акцент на национальных языках и литературе (33%). Каждый пятый хотел бы для своего ребенка побольше часов иностранных языков (23%), компьютерной грамотности и информатики (22%), физики, химии, биологии (20%). 

Сам принцип ЕГЭ (поступление в вуз по итогам единого экзамена, без вступительных) поддерживают и отвергают почти равные доли населения, причем отвергающие даже в большинстве («за» - 36%, «против» - 43%). 

«Преподавание каких предметов в школе, на ваш взгляд, следовало бы расширить – а каких, соответственно, сократить? Чем, по-вашему, объясняется низкая востребованность уроков религии?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям. 

Владыка Алексий (Кульберг), епископ Среднеуральский, викарий Екатеринбургской епархии, считает, что «поскольку система образования у нас все-таки государственная, предполагается, что она должна не только решать задачи, которые ставят перед ней родители, но также отстаивать государственные интересы. Это своего рода госзаказ». 

В связи с этим владыка задал вопрос: «А какие специалисты, граждане, нужны нашему государству? Знатоки иностранных языков, физически развитые люди, или те, которые имеют познания в половой сфере? Должны быть сформулированы критерии личности ученика государственного образовательного учреждения. А вот с помощью чего эти критерии будут достигаться – вопрос уже к специалистам в сфере образования. Но отдавать целиком образование на откуп родителям настолько же неправильно, насколько неправильно полностью лишать родителей этого права». 

«Почти сто лет выжигания религии из сознания граждан (а это четыре поколения!) сыграло свою роль, - посетовал он. - Кроме того, есть общемировая тенденция. Религиозным человеком труднее управлять с помощью современных технологий. У него имеются принципы, которые лежат вне зоны действия социальных сетей или политтехнологий. Поэтому и введен тренд на «религиозно толерантного» человека в общемировом масштабе».
 
Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник», сказал: «Чтобы рассуждать, какая должна быть сегодня программа в школе, мы должны четко представлять перед собой цель, которую ставит министерство образования. А так как цели нет, то сложно говорить, что сократить, а что расширить. Образование ведь не дает некие общие знания, которые нужны человеку в жизни, оно дает начальную подготовку с определенными целями. Например, несколько лет назад министр образования Андрей Фурсенко сказал, что главная цель – подготовить профессионального потребителя. Если же цель подготовить человека для технической цивилизации – это другое. А если цель вырастить «заворачивателя бутербродов» на Тверской – это третье. Для достижения каждой из этих целей знания нужны разные, и предметы разные». 

«Как-то Дмитрий Медведев сказал, что надо сделать упор на математику. А зачем? – недоумевает пастырь. - У меня сын в этом году сдает ЕГЭ, учит логарифмы, синусы, косинусы. Кто из ныне здравствующих людей в своей жизни использовал синусы-косинусы или помнит вообще, что это такое? Но в школе это изучают даже при 9-летнем образовании. Так что надо понять, для чего это нужно? Потому что "математика ум в порядок приводит"? Но так же и латынь можно изучать. То есть без внятной цели ничего конкретного мы предложить не сможем. Так и будет – давайте это добавим, а это убавим». 

«Понятно, - продолжил он, - что некий набор гуманитарных и физических планов по истории, литературе, математике должен быть. Хотя и тут не совсем все понятно, потому что мало кто из детей сегодня любит читать классику. Они не понимают и не осознают до конца набор произведений, для чего их изучать и как. И даже при этом в выпускном сочинении не должно быть самостоятельных суждений, строго должно быть так, как предписано системой думать по тому или иному поводу. Так что нельзя сказать, что и литература серьезно развивает». 

«Что касается уроков религиозной культуры, то результат в 7% говорит о том, что наше население считает религиозное образование личным и семейным делом, и просит, чтобы государство в этот вопрос не вмешивалось никаким образом. Это просто факт. Люди опасаются, что их детей научат чему-то, что сами родители не понимают и не смогут контролировать, боятся, что детям будут "промывать" мозги, будут преподавать какую-то идеологию», - предположил отец Максим.

«Думаю, вопрос преподавания религии в школах будет решаться и дальше, просто это неспешный процесс. Я сам немного принимал участие в подготовке светских учителей к урокам ОРКСЭ, и могу свидетельствовать, что они не будут учить детей религии, они просто хотят получить дополнительные часы и оплату за это. Не все, конечно, есть и энтузиасты. Но нам пока некуда торопиться. Сейчас почти при каждом храме есть воскресная школа, куда родители могут отдать ребенка. Хотя по моим ощущениям можно было бы добавить в старшей школе 1-2 часа в неделю по религиозной культуре. Опасения родителей беспочвенны, но они есть, и с этим нужно считаться. Должно пройти время, чтобы люди поняли: ничего страшного в этом нет, зато дети кое-что полезное уже знают», - заключил пастырь.
 
Протоиерей Сергий Рыбаков, доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета, председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии, полагает, что «у большинства представление о религии смутное. Даже когда мы просим студентов, которые впервые пришли на теологию, дать четкое определение, что такое "религия", большинство не могут ответить. Более того, часто религия воспринимается не как основополагающая система, а как сфера обрядовой жизни. Поэтому не приходится удивляться, что большинство людей не ратуют за то, чтобы узнать подробнее. Радует, что за изучение истории, языка и литературы – религиозных по сути предметов – стоит большинство опрошенных». 

«Что касается перераспределения часов, то нужно говорить в первую очередь об изменении содержания имеющихся предметов: надо насыщать их полезной информацией, - убежден он. - Надо вернуться к нашей русской классической школе, которая давала элементарные и фундаментальные знания по основным предметам, базу, на которую можно встраивать всевозможное дополнительное профессиональное образование». 

«У нас не поставлена задача формирования за счет нашей системы образования трех стержневых компонентов устойчивости личности. Этноконфессиональное сознание – то есть человек должен идентифицировать себя со своим народом в религиозном выборе, этноисторическое сознание, которое позволяет человеку четко ориентироваться в сетке исторических координат, идентифицировать себя с народом, сделавшим религиозно-цивилизационный выбор, и этнолингвистическое сознание, которое позволяет человеку говорить на языке, на котором говорили предки, говорят современники, и будут говорить потомки. И, конечно, необходимо формировать умение логически мыслить, чему много способствовала бы математика, если бы программа была правильно сформирована. Так что ближайшая образовательная цель – это постановка таких задач и разработка системы их решения», - заключил отец Сергий.
 
Иерей Святослав Шевченко, председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии, согласен с респондентами, которые «проголосовали за увеличение часов истории, литературы, русского (национального) языка. История – предмет, который лечит людей от исторической амнезии. Народная мудрость гласит: мы должны учиться на чужих ошибках. Хотим извлекать уроки из прошлого – должны, как минимум, знать историю своего государства. Как максимум – мира. Хорошим образцом комплексного воспитания была советская система образования. Не знаю, по какой причине мы от нее отказались. На мой взгляд, это было ошибкой. Литература – ключ к пониманию происходящего». 

«Если человек хочет знать о культуре своего народа, ему нужно больше читать, - предлжил пастырь. - С помощью национального языка, проследив путь его развития, мы тоже можем много узнать о прошлом. Я уверен: прежде чем изучать другие языки, нужно знать свой язык, свою культуру. Иначе люди начнут копировать не слишком удачные модели других культур, пренебрегая своей и восхваляя все заимствованное. Вообще гуманитарные предметы расширяют кругозор, позволяют увидеть картину окружающего мира объемной. И я со всех сторон слышу жалобы, что у нас сокращают часы на гуманитарные предметы». 

«Моя мечта – чтобы в будущем в наших школах появился предмет "Критическое осмысление действительности". В век высоких технологий нужно учить детей работать с большим количеством информации. Мы постоянно сталкиваемся с фейками, вбросами. Ребенок с детства должен уметь ориентироваться в потоке поступающей информации. Почему мы столкнулись с проблемой так называемых "групп смерти"? - Наши дети, попавшие в их сети, оказались слишком доверчивыми, наивными», - полагает он.

«Мне кажется, пройдет совсем немного времени, и различные мессенджеры вроде WhatsApp и Viber займут большое место в нашей жизни, - предположил пастырь. - Это каналы мгновенной связи, которыми пользуется огромное количество людей. Когда у нас в Амурской области в 2013 году случилось наводнение, какие только "ужастики" не присылали по Viber – и местные жители начали скупать сахар, соль, крупы, бензин. Они готовились к худшему. А их кто-то просто разыграл. На мой взгляд, в школах должны учить воспринимать информацию критически, проверять ее, не принимая все на веру». 

«Что же касается "уроков религии" – религиозные вопросы возникают в сознании людей в зрелом возрасте, - отметил отец Святослав. - На мой взгляд, это связано с возрастной психологией ребенка и с его потребностями. Ребенок до определенного возраста не сталкивается с трагедиями. Его защищают от многих потрясений взрослые, а вопросы бытия встают перед ним значительно позже».
 
Священник Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент, отметил, что «такого предмета как "уроки религии", насколько мне известно, нет. Мне кажется, сама постановка этого вопроса провокационна. Вопрос задан так, что нужно дать отрицательный ответ. Насколько мне известно, статистика как раз свидетельствует об обратном: многие родители хотят, чтобы их детям преподавали "Религиозную культуру и светскую этику", а также "Основы православной культуры"». 

«У меня нет перед глазами учебных планов начальной, средней и старшей школы, и сказать, часы преподавания каких предметов нужно уменьшить, я не могу – боюсь ошибиться. Могу лишь сделать несколько замечаний. Прежде всего, чего не может быть в школе ни под каким предлогом – это предметов, которые связаны с так называемым планированием семьи, или валеологией. Они разрушают нравственность учеников. Таких "уроков толерантности", насильственно внедряемых на Западе, быть не должно», - подчеркнул пастырь. 

«Второе, - продолжил он, – можно увеличивать или сокращать количество часов иностранного языка, но все равно дети идут к репетиторам и учат его дополнительно. Значит, что-то в этой системе не так. Старая система столетней давности или советская спецшкола давала знание языка, по крайней мере, хорошую подготовку, а сегодня выучить всех иностранному языку в государственном масштабе не получается. Это серьезная проблема, которую нужно решать: ученики, владеющие языками - интеллектуальный потенциал нации». 

«Особое внимание я хотел бы обратить на предметы, формирующие мировоззрение. Это история, литература (отечественная). Думаю, такие предметы нужно преподавать в достаточном объеме, невзирая на загруженность учебного плана. Сейчас в системе школьного образования успешно удалось решить всего одну проблему – материального благополучия директора, чья ежемесячная зарплата доходит до полумиллиона рублей. Сотрудники администрации имеют различные доплаты, и как следствие - высокие зарплаты. Это неплохо. Директор школы – уважаемый человек, отец всех детей, которые у него учатся. Но это еще не решение проблемы материального обеспечения учителя. Профессия «учитель» должна быть высокооплачиваемой. Выше этого может оплачиваться только труд многодетной матери. И когда учитель у нас начнет получать высокую зарплату, тогда можно будет говорить не только о том, что преподавать и в каком объеме, но и о том, как это преподается», - заключил отец Филипп.
 
Иерей Вячеслав Кочкин, руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Орской епархии, сказал: «Как воспитанник советской школы я - за возвращение "золотого стандарта", который существовал в то время. В школе был не только учебный, но и воспитательный процесс, и выпускники имели серьезные базисные знания по всем направлениям. Поэтому давайте не будем изобретать велосипед и вернем ту программу. Действительно, школьная программа не резиновая, нельзя доводить ребенка до полного изнеможения, впихивая, втискивая, вдавливая в него различную информацию». 

«Я как отец школьников прекрасно знаю: человека в школе накачивают знаниями. Нужно учить детей мыслить, анализировать, а полученные знания должны иметь практическое применение, - убежден он. - Нельзя бесконечно "растягивать" школьную программу. Кроме того, хотя мы и говорим, что школа не занимается воспитанием, это неправда. Учителя проводят огромное количество всевозможных мероприятий, смотров, конкурсов – физкультурных, трудовых, литературных». 

«Я знаю, насколько современный ребенок загружен, поэтому нельзя нагружать его чем-то еще. Повторюсь: надо вернуться к той системе образования, которая существовала в советское время – она была гармоничной, и давала возможность развиваться личности. Я сейчас много занимаюсь нашим подрастающим поколением и знаю: тяжело заставить современных школьников общаться - либо у них маленький словарный запас, либо не выстраиваются логические цепи», - посетовал отец Вячеслав.

«Сейчас у нас практикуется ранняя специализация, углубленные школы – но тогда мы хорошо учили и физику, и химию и математику. Сейчас ни одна школа не может точно ответить, по какому направлению нужно развивать ребенка. А человек должен получить общее образование, базисные знания в различных отраслях - в том числе религиозные. Но я считаю, что религиозные занятия все-таки должны проходить в наших церковных специализированных учреждениях. А начальное религиозное образование должна давать семья», - подчеркнул пастырь. 

«Дорогие родители, - обратился священник, - дети тогда будут уважать и почитать вас, как это записано в заповедях Божьих, когда вы будете проводниками закона. Почему мы уважаем родителей? – Потому что они приближают нас к Богу, учат божественным истинам. Вот в чем суть родительского воспитания. В жизни много таких вещей, которым не учат – они воспринимаются сами собой. Ребенка же никто специально не учит разговаривать - если дома разговаривают, то и он разговаривает, дома поют, и он поет, пекут, варят, готовят, шьют – он тоже учится всему этому. Мы должны показывать детям пример. Невозможно все спихнуть на школу».

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
"Основы православной культуры"
Об Иисусовой молитве
И о православно-патриотическом общественном движении (конец 1980-х гг. - наши дни). Часть 2
08.11.2019
Об Иисусовой молитве
И о православно-патриотическом общественном движении (конец 1980 гг. - наши дни). Часть 1
31.10.2019
Все статьи темы
"ЕГЭ"
Как противостоять разрушительной силе Интернета
Святейший Патриарх Кирилл выступил на пленарном заседании II съезда Общества русской словесности
06.11.2019
«Ведь не могут же все стать ослами»
Современное начетничество в наших школах и ЕГЭ как его вершина сделали и продолжают делать русскую школу домом утешения для дураков
02.10.2019
Детские комплексы главы Сбербанка
Или с какой целью Греф призвал «убить» экзамены в школе
05.09.2019
Все статьи темы
"Обсуждаем закон об образовании"
Это – смертельный удар по будущему нации!
Открытое письмо общественности Президенту России В.В. Путину
07.11.2019
Министерство просвещения стало врастопырку
Новыми Федеральными государственными образовательными стандартами не довольны и православные, и либералы
19.09.2019
Страна пожинает плоды «педагогической диверсии» 2007 года
Ради нашего будущего, просто ради самосохранения власти нужно срочно возвращать массовое преподавание православной культуры в школе
16.09.2019
Все статьи темы