Современная школа не дает необходимых знаний?

Известные пастыри о вездесущности репетиторства

02.02.2016 557
Известный публицист Александр Привалов опубликовал в журнале «Эксперт» статью «О репетиторстве и его уроках», пишет Regions.ru.

«Что многие старшеклассники занимаются с репетиторами, знают все… По данным широкого опроса (авторы опросили три тысячи учеников из сотни школ трёх очень разных регионов), русским языком дополнительно занимались 48% одиннадцатиклассников (30% ходили к репетиторам, 28% — на вузовские курсы), а математикой — 55% (39% учились у репетиторов, 28% — на курсах). Доли, на мой вкус, ошеломляюще высоки, однако профессионалы… склонны считать, что они скорее занижены. С репетиторами занимаются минимум процентов шестьдесят — во всяком случае, в столицах. Распространение репетиторства столь велико, что неизбежен вывод: школа как единая национальная система с поставленными перед ней задачами не справляется, - пишет публицист. - К тому, к чему она берётся подготовить учеников, она сама их подготавливать не в состоянии. 

Знают ли руководители образования о разгуле репетиторства? Разумеется, знают — и он вполне их устраивает. Репетиторство снижает степень недовольства родителей: их энергия отводится в безопасное для начальства русло. Репетиторство заставляет людей платить за формально бесплатный аттестат и, поскольку изрядную часть репетиторов составляют школьные учителя, смягчает материальные проблемы учительского корпуса — и всё это не требует от Минобра никаких дополнительных усилий… Нужно только не признавать, что репетитор хоть как-то причастен к успехам школы, каковы они ни есть: выросли баллы по ЕГЭ — это мы молодцы, реформаторы! А репетиторство — так, смешное порождение преувеличенных страхов нервной мамаши да лени отпрыска». 

Привалов пересказывает выводы, которые сделали из этих данных специалисты из Высшей школы экономики (т.е. идеологи реформы российского образования). Во-первых, они утверждают, что услуги репетиторов и курсов помогают только хорошим ученикам, да и тем чуть-чуть; ребятам же с низкой успеваемостью «теневое образование» и вообще ничего не даёт (в смысле баллов ЕГЭ). «Будь это правдой, была бы сенсация: чтобы люди массово и стабильно платили за бесполезный товар, всё-таки нечасто увидишь», - иронически комментирует публицист. В другом исследовании ВШЭ утверждается, что «успехи школьника статистически значимо зависят от материального и иного благополучия семьи — и нисколько не зависят от качеств школы, где он обучается». 

«Подтверждают ли ваши впечатления, что репетиторство настолько распространено? Если да, то чем это объясняется? Почему школа оказывается не в силах сама подготовить ученика к экзамену? Как бы вы прокомментировали выводы специалистов из ВШЭ?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям. 

Протоиерей Александр Добросельский, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы села Заокское Рязанской области, кандидат педагогических наук, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета имени С.А.Есенина, отметил, что «репетиторство всегда существовало, в том числе в советское нерыночное время. И это в принципе нормально, как следствие здоровой конкуренции: люди ищут себя в этом мире, и за ценное приобретение – образование – должны заплатить либо усидчивостью, стараниями, трудами, либо, на худой конец, деньгами. За всё нужно платить, чтобы всё научиться ценить. И действительно, если ребёнок хочет и имеет целью получить образование, он куда успешнее подготовится к поступлению в вуз, чем бездельник у богатых родителей с кучей репетиторов. Да и богатым родителям проще просто заплатить за учебу чада в вузе, чем мучить его, и, главное, себя, репетиторами». 

«Беда нашего времени в другом: репетиторы учат в первый черёд успешно проходить проверку фактических знаний, но не обучают творчеству, потому что современная система ЕГЭ требует именно чистых фактических знаний и не может проверить абитуриента на творческие способности. Более того, сложная методика проверки знаний с помощью тестов, при всех оправданиях её необходимостью объективной оценки знаний, требует дополнительных и серьёзных усилий по приноравливанию к ней учащихся, на что тоже уходит много усилий у репетиторов, - пояснил отец Александр. - А было бы полезней, чтобы на проверку фактических знаний уходило минимум усилий и не требовалось бы репетиторов, а серьёзные усилия требовались бы на творческую проверку». 

«Для этого, как мне лично кажется, необходимо разделить экзамены при поступлении в вузы на две части: проверку знаний и творческую проверку. Простая методически проверка знаний объективно и беспристрастно отсеивала бы откровенных невежд, а далее – устные ответы, сочинения, творческие задания выделяли бы тех, кто заслуживает бюджетные места для процветания государства, общества и для поощрения заслуживающих его личностей. Тогда репетиторы учили бы не ЕГЭ сдавать, а думать и творить», - заключил пастырь.
 
Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник», сказал: «Сколько я могу судить, массовое репетиторство распространено именно в старшей школе. В средней и младшей оно тоже есть, когда дети по разным причинам не усваивают программу. Это могут быть дети, например, не желающие учиться. Очень часто репетиторы в начальной и средней школе просто делают уроки с ребенком, то есть заменяют родителей». 

«В старшей школе многие школы официально заключают договоры с вузами, и многие преподаватели оттуда по субботам несколько часов за не очень большую плату занимаются с детьми профильными дисциплинами, которые помогают не только сдать ЕГЭ, но и подготовиться по предмету. И это выходит дешевле, чем платить репетитору», - отметил отец Максим.

«Моя семья не раз обращалась к репетиторам по разным побуждениям. И репетитор всегда спрашивает, что нужно: готовиться к экзамену, делать домашнюю работу или подтянуть предмет? Это три главные задачи, которые они решают. Мне кажется, хорошо, что такая возможность есть. Потому что наша школа не рассчитана на индивидуальное обучение и ориентируется на среднего ученика, - убежден он. - Это нормально. Все попытки сделать индивидуальный подход в школе – это популизм, они носят декларативный характер. Массовая школа – это 25 учеников в классе, среди них есть самые разные. Учитель не может заниматься с отстающим или уделять время успевающему отличнику, которому средний уровень просто неинтересен. Да, есть спецшколы, лицеи, но по разным причинам не каждый ребенок может туда ездить. И тут репетитор тоже выход. Конечно, государство могло бы обеспечить дополнительные индивидуальные занятия в рамках школы с отстающими или продвинутыми, но государство не обязательно должно брать на себя все». 

«Репетитор получает гораздо больше школьного учителя при гораздо меньших нагрузках. Начинающий репетитор в Москве получает около 800 рублей за одно занятие, - рассказал священник. - То есть два-три занятия в день – и вот уже средняя зарплата учителя. А преподаватель МГУ за два часа занятий получает от пяти до десяти тысяч рублей. Он готовит абитуриента к конкретному профильному экзамену. В этом есть своя сложность и нечестность, потому что дети из столицы получают гораздо больше шансов». 

«Убрав вступительный экзамен, мы решаем вопрос коррупции, но и лишаем возможности преподавателя понять, что собой представляет ученик. Я поступал в 80-е годы и сдавал два экзамена только по одной математике – письменный и устный. Если абитуриент получил "тройку", то в разговоре с преподавателем можно было определить, как он мыслит. Ведь не всегда важно знать наизусть таблицу Брадиса, важен талант. Сейчас система полностью исключает эту возможность. Но неравенство не извелось. Более богатые родители могут нанимать своим детям хороших репетиторов. И я готов очередной камень бросить в систему ЕГЭ и поступление в вузы. С коррупцией надо бороться иначе. А репетиторы были всегда и никуда не денутся, и ничего плохого в этом нет», - заключил пастырь.
 
Протоиерей Михаил Дудко, главный редактор газеты «Православная Москва», напомнил, что «при советской системе образования, когда никакого ЕГЭ не было в помине, репетиторство тоже процветало – хотя это "преследовалось". Так что сказать, что оно появилось в эпоху разложения очень неплохой системы образования и преобразования ее в ЕГЭ, было бы неправильно. Репетиторство существовало всегда. Более того, я не вижу в нем ничего плохого: ученики имеют возможность углубленно заниматься предметом, который им нужен и нравится – это нормально. И в советское время, и сейчас в классе занимается несколько десятков учеников. Найти индивидуальный подход к каждому невозможно. А некоторым детям требуется индивидуальная программа, дополнительные занятия». 

«Специалисты Высшей школы экономики связывают успеваемость школьников с достатком семьи – да, у небедных родителей есть возможность помочь своим детям позаниматься индивидуально, устранив имеющиеся пробелы в знаниях. Правильно это или нет, нужно ли делать школу лучше – вопросы риторические. И полной справедливости никогда не будет, и школьную систему образования, конечно, нужно совершенствовать - проблемы у нее есть. Но в то же время преувеличивать опасность репетиторства я бы не стал», - заключил отец Михаил.
 
Священник Пётр Коломейцев, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, считает, что «репетиторов все-таки чаще берут одиннадцатиклассники, собирающиеся поступать в вузы. Такая форма подготовки к вузам есть во многих странах. Школа не ставит задачи подготовить к поступлению в вуз всех. Кроме того, при поступлении в вуз существует конкуренция, что побуждает абитуриентов пользоваться услугами репетиров - чтобы лучше пройти вступительные испытания. Поэтому мне кажется, это не недостаток школы – дополнительные занятия увеличивают шансы поступающих в вуз». 

«Раньше в институты тоже был большой конкурс, - напомнил он. - Когда я поступал в МАРХИ - примерно шесть человек на место. Я поступал два раза. В первый не добрал полбалла, хотя ходил на подготовительные курсы при этом институте. А на следующий год уже занимался на подготовительных курсах по всем предметам. А еще - частным образом с педагогом по рисунку. Понятно же, что школы не преподают рисунок на таком уровне, чтобы можно было поступить в художественный вуз».
 
Священник Николай Святченко, председатель Отдела по миссионерской, молодежной и катехизаторской работе Гатчинской и Лужской епархии Санкт-Петербургской митрополии, полагает, что репетиторство в школах, особенно в старших классах, действительно распространено. «Школьникам берут репетиторов не только по русскому языку и математике, но и по английскому, по обществознанию, - отметил он. - Думаю, в крупных городах с репетиторами занимаются процентов 70 – 80 старшеклассников. В маленьких народ беднее, - немногие родители могут оплачивать дополнительные занятия. Из пастырского опыта я также знаю, что в провинциальных городках, деревнях, селах, родители, к сожалению, нередко спиваются либо дети растут в неполных семьях. Там, может, быть, и хотели бы нанять репетитора, но это невозможно в силу тяжелых жизненных обстоятельств». 

«Необходимость нанимать репетиров, мне кажется, действительно свидетельствует, что современная школа не дает необходимых знаний. Получается, она не выполняет своей задачи. Да, репетиторство выгодно и самим преподавателям, и руководству школы. Поразительно, что у нас даже последние два-три класса ребенка буквально "натаскивают" на ЕГЭ - и это, увы, не глубокое, серьезное изучение предмета. Кроме того, в рамках урока подготовить к ЕГЭ, видимо, уже невозможно, поэтому и берут репетиторов. Все предрасполагает к тому, чтобы их брали. Преподаватель обычно говорит: "Я одна, а детей 30". Из этих 30 только четыре-пять сильных, на них преподаватель и ориентируется. Остальные дети, середнячки или отстающие, остаются во время уроков, можно сказать, заброшенными», - посетовал пастырь. 

«Первоочередную проблему я вижу в перенасыщении классов. Если бы в них, как в Европе или США, занималось по 15, 12, 10 человек, с преподавателя можно было бы требовать больше. Ему пришлось бы "выкладываться" для этих детей. Мне кажется, это значительно повысило бы уровень преподавания. А когда в классе столько детей, что можно требовать? Было бы у нас больше школ и все выпускники педагогических университетов шли бы работать по своей специальности - была бы и ответственность. Тогда проверяющие органы могли бы контролировать качество преподавания, что называется, "по плодам". Например, в классе десять человек, и все после школы поступили, куда хотели. А пока наши преподаватели такой ответственности не несут, зато пишут формальные отчеты, тысячи каких-то бумаг. По-моему, все это - бессмысленная бюрократия», - убежден отец Николай.
 
Иерей Вячеслав Кочкин, благочинный Адамовского округа Орской епархии, руководитель отдела по взаимодействию с лечебными учреждениями Орской епархии, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы п. Адамовки, сказал: «Мой старший ребенок был заинтересован в получении знаний, поэтому в репетиторах не нуждался. У нас замечательная школа, великолепные педагоги, которые могут дать необходимые для поступления в вуз знания. Поэтому представленные данные (с репетиторами занимаются минимум 60% процентов одиннадцатиклассников) мне не кажутся достоверными. Хотя все может быть - дети моих знакомых в областном центре, желающие хорошо подготовиться к ЕГЭ, и правда ходят к репетиторам». 

«Но думаю, - продолжил он, - дело не в том, что школа не может дать необходимые знания – не каждый ребенок способен их получить. Каким бы хорошим ни был учитель, если ученик не воспринимает материал, ничего не поделаешь. На мой взгляд, причин, побуждающих родителей нанимать репетиторов, несколько. Одна из них - желание помочь своему чаду освоить какой-то предмет. И в этом, на мой взгляд, нет ничего плохого. Когда я учился в советской школе, у меня были отличные баллы по всем предметам, которые нужно сдавать. Тем не менее, я полгода ходил к репетитору по русскому языку - чтобы систематизировать полученные знания и гарантированно написать сочинение, а также к репетитору по биологии (я поступал в медицинскую академию). Тогда смысл репетиторства был несколько иным. Им занимались педагоги из экзаменационной комиссии, и они знали процесс поступления в вуз. Сейчас репетиторы в основном "натаскивают" на ЕГЭ. А замечательные школьные педагоги помогают ребенку получить знания, которые он не может усвоить в школе, предоставляют дополнительные услуги». 

«Чего греха таить - современное образование нацелено на то, чтобы ученик осваивал огромный пласт знаний самостоятельно, из других источников – такая теперь программа. Исследования показали: ЕГЭ - серьезное испытание, легко его не пройти. Это лишний раз подтверждает – существующая система проверки знаний все же объективна. 90-95 баллов просто так не получить, - считает отец Вячеслав. - Ученик должен быть либо гением, либо трудягой, только тогда он поступит в вуз». 

«Почему сейчас так активно занимаются с репетиторами? – задается он вопросом, - родители хотят, чтобы их дети гарантированно получили высокий балл. Это вложение в образование - потом ребенок может поступить на бюджетное место в вузе. При советской власти в вузах существовала коррупция. Например, я был вынужден уехать в другую область, потому что в моем городе пришлось бы заплатить за поступление огромные деньги. А сейчас смотрите, какая красота: мой ребенок сдает в нашем регионе, и поступает, куда хочет». 

«Очередная шумиха, которую подняли по поводу образования, мне не совсем понятна. Что смущает автора статьи? Репетиторство - нормальный процесс. Если ребенок не усваивает материал, почему ему не может помочь педагог? – разумеется, за отдельную плату? А наши педагоги, как правило, очень хорошие», - заключил священник.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
"ЕГЭ"
Как противостоять разрушительной силе Интернета
Святейший Патриарх Кирилл выступил на пленарном заседании II съезда Общества русской словесности
06.11.2019
«Ведь не могут же все стать ослами»
Современное начетничество в наших школах и ЕГЭ как его вершина сделали и продолжают делать русскую школу домом утешения для дураков
02.10.2019
Детские комплексы главы Сбербанка
Или с какой целью Греф призвал «убить» экзамены в школе
05.09.2019
Все статьи темы
"Русская школа"
Русская Классическая Школа в Санкт-Петербурге
В Северной столице прошёл трёхдневный семинар РКШ
02.11.2019
В защиту русской культурной идентичности
Создан духовно-просветительный портал «Матрица русского самосознания»
31.10.2019
«Профессия — это пророческое свойство человека»
Общее образование, оторванное от христианских корней, провоцирует ложное восприятие слова «профессия» и морочит голову родителям
19.10.2019
Все статьи темы