«Требование этой либеральной группы равносильно саботажу» 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Требование этой либеральной группы равносильно саботажу»

08.02.2013


Православные священнослужители о предложении СПЧ смягчить наказания за оскорбления чувств верующих …

ХакамадаСовет по правам человека (СПЧ) при Президенте при участии депутатов и общественников разработал и опубликовал на своем сайте предложения по законопроекту об оскорблении чувств верующих, сообщает Regions.ru.

СПЧ предлагает не разрабатывать новых статей, а дополнить существующие. «Там, где административное наказание было очень низким, вплоть до 1000 рублей, эти бреши необходимо закрыть. При этом общий уровень криминализации и уголовной ответственности, включая тюремное заключение, снизить для того, чтобы решать подобные проблемы на уровне мировых тенденций», - заявила член СПЧ Ирина Хакамада.

В проекте депутатов от всех фракций, внесенном в сентябре прошлого года, предлагалось дополнить УК ст.243 прим «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан», карающей за публичные оскорбления верующих и прилюдное унижение религиозных обрядов. Это карается штрафом до 300000 руб. или сроком до трех лет. А штрафом до 500000 руб. или пятью годами согласно второй части новой статьи предлагалось наказывать за осквернение и разрушение объектов и предметов религиозного почитания.

В СПЧ эти наказания сочли чрезмерными. В поправках предлагаются следующие наказания: штраф до 5000 руб. или обязательные работы до 100 часов для физических лиц, штраф до 50000 руб. для должностных лиц и до 500000 руб. — для юридических.

Прокомментировать предложения СПЧ корреспондент издания попросил известных православных священнослужителей.

Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник», считает, что «имеет смысл просто более детально проработать эту систему». «Мы же понимаем, что данный закон и все его обсуждения возникли после известных событий в храме Христа Спасителя и кощунственных актов в других местах – рубка икон, спиливание крестов… Необходимо оговорить шкалу: если деяние затрагивает не одного-двух человек, а значительное количество верующих, то и наказание может быть серьезным вплоть до тюремного заключения. Ведь есть же градация в случаях хищения имущества – мелкая кража или в особо крупных размерах? Вот и тут общество должно оградить себя от оскорбления чувств в "особо крупных размерах" и предусмотреть наказание вплоть до тюремного. И если это грамотно оговорить в законе, то никаких вопросов возникать не будет», - считает священник.

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, также считает, что нужна четкая градация нарушений, т.к. «нельзя всех нарушителей грести под одну гребенку». «Если закон будет более гибким, его удобнее будет применять», - отметил он. «При вынесении наказания за совершенное преступление надо учитывать все факторы: есть ли отягчающие обстоятельства, насколько раскаялся человек. Нужно, чтобы человек, который преступает закон, чувствовал неотвратимую ответственность, которая может быть в виде штрафа или каких-то работ. Не обязательно это должна быть тюрьма, у нас и так тюрьмы переполненные, не за каждое преступление следует сажать. Тем более наша тюрьма – это очень жестоко, не сравнить с западными, которые напоминают санатории», - отметил пастырь.

Протоиерей Илия Шапиро, сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, отметил, что строгость и даже чрезмерность наказания – «это во всем мире бывает, и в христианских странах в том числе. По-моему, это нормально. Сознательное деяние должно пресекаться самым решительным образом, чтобы и другим неповадно было». «Смысл наказания - не собственно в наказании, а в том, чтобы исправить наказуемого, - подчеркнул священник. - Этому должно служить и пребывание в заключении, которое для этой группы должно подразумевать исправительные работы, связанные, например, с реставрацией или строительством храмов. Тогда можно надеяться на вразумление. Часто оскорбление святыни производится в рамках пиар-акции. В таком случае наказание должно быть очень жестким. Изоляция преступников от общества в этом случае принесет обществу много пользы».

Священник Андрей Постернак, директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук, отметил, что «к сожалению, в нашей ситуации очень часто такого рода законопроекты могут быть дискредитированы условиями, в которых они будут применяться, и такими формулировками, что общественное мнение автоматически будет на стороне обвиняемых». «На мой взгляд, здесь важнее превентивный характер, - подчеркнул пастырь. – Страх серьезного наказания должен удержать от преступления». «Надо также иметь в виду, что сами преступления могут иметь не антирелигиозный, а политический характер - как в спиливании крестов, например. А для верующих это признак служения темным силам. Угроза высоких штрафов и тюремного заключения предупреждала бы от подобных преступлений. В этом смысле законопроект вполне справедлив. Юридические лица – телеканалы, кинопрокатные организации - задумаются о том, что не все можно показывать. Угроза суровых наказаний, по-моему, очень сильный сдерживающий фактор», - считает отец Андрей.

Игумен Агафангел (Белых), настоятель Архиерейского подворья Свято-Николаевского собора г. Валуйки (Белгородская область), призвал депутатов все тщательно взвесить: «Это их прямая обязанность. В разных странах есть похожие законы. А в исламских странах по шариату за святотатство может грозить даже смертная казнь». «На мой взгляд, неправильно изначально говорить именно об оскорблении религиозных чувств, - добавил он. – Потому что сразу возникнут сопутствующие вопросы о том, какие именно религии могут быть отнесены к группе референтных, а какие – нет. Где секта, а где религия? Сайентологи, например, или иеговисты – религия? На мой взгляд, нужно говорить в первую очередь об оскорблении традиционной морали вообще и об оскорблении укорененных в нашей стране традиций, в том числе религиозных. Когда, например, через пропаганду однополых "браков" оскорбляется институт семьи. Когда оскорбляется наша история через попытку интерпретировать ее недостойным образом. Это, по-моему, для нас более важный момент. С другой стороны, есть очень основательное мнение, что если религиозное чувство по-настоящему религиозно, то оскорбить его невозможно».

Иерей Валерий Буланников, клирик храма свт. Николая в Отрадном, заметил, что как священнослужитель он очень переживает, когда совершаются акты вандализма. «Но сажать ли за это в тюрьму, если человек при этом, например, психически неуравновешен? – задается он вопросом. - Я бы не стал. Какие-то исправительные работы, какая-то социальная работа, как в других странах, может быть, но не тюрьма. Должна, конечно, соблюдаться мера строгости. Ведь есть и случаи вопиющие - преступления злостные, сознательно совершенные. Но чаще это следствие болезни, болезни душевной, и тюремное заключение тут слишком мощное карательное средство. Ведь в первую очередь это наше общество духовно больное. Главная цель наказания это все-таки исправление».

«Но и пять тысяч штрафа - это, конечно, несерьезно, - отметил священник. – Важно, чтобы было общественное порицание, чтобы была градация преступлений по тяжести. Одно дело – намеренное сознательное преступление, другое дело – по глупости. Так что нужно еще много поработать над этим законом. Принимать его "с кондачка" нельзя. Тогда будет больше вреда, а не пользы», - заключил отец Валерий.

Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, напомнил, что «российский уголовный кодекс крайне снисходителен и мягок в отношении виновных по сравнению с кодексами других стран», поэтому «требование этой либеральной группы равносильно саботажу нового законопроекта, это попытка уничтожить закон через какие-то якобы конструктивные меры. Они поняли, что им остановить законопроект не удастся, и теперь пытаются его уничтожить изнутри». «Надо сопоставить наши пенитенциарные меры с уголовными наказаниями других стран и сравнить, как воздействуют меры наказания на криминальное поведение. Мы обнаружим, что мягкие наказания не останавливают преступников. Есть хорошая английская пословица: преступность остается до тех пор, пока она приносит выгоду. И понятно, что зарубежные спонсоры наших правонарушителей готовы оплачивать их штрафы. Это не будет останавливать злонамеренных граждан, тех, кто ставит задачей подрыв гражданского мира», - заключил отец Макарий.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме