Что такое российская наука?

От ответа на этот вопрос во многом зависит будущее страны

Вот вопрос: есть ли такая сущность как российская наука? Понятно, что есть некий комплекс научных институтов. Есть определенное число научных кадров. Проводятся исследования, достигаются результаты. Но каково системное положение всего этого? Насколько научный процесс, протекающий в России, обладает достаточными показателями, чтобы считать его отдельной сущностью? Например, насколько российская наука способна обеспечивать собственное развитие? Насколько задачи, которое государство, общество и экономика ставят перед наукой, могут решаться в России без привлечения иностранных научных ресурсов? Обладает ли Россия научной безопасностью? Или мы зависимы, и в случае блокирования каналов, по которым информация поступает из-за рубежа, обречены на интеллектуальное отставание?

Можно и ещё добавить вопросов. Например, во что, прежде всего, государство должно вкладывать деньги из научного бюджета: в развитие научных исследований на территории России или в расширение каналов научной информации, поступающей из-за рубежа? В первом случае государство исходило бы из мысли, что российская наука существует как отдельный объект. Во втором более приемлема мысль, что отдельного объекта российской науки не существует, а есть некий общий, интернациональный научный процесс, центры которого локализованы, как правило, на территории иных стран. Грубо говоря, можно спросить себя, что есть Россия – научный центр или научная периферия?

Если принимать модель научного центра, то следует вкладывать деньги в создание научных объектов на нашей территории. Организовывать процесс так, чтобы к нам приезжали специалисты из-за рубежа. Чтобы мировые открытия совершались в рамках российских институтов.

Если принять модель периферии, то главная задача научного ведомства – это забота о своевременном и наиболее полном поступлении добытой в иных местах научной информации.

Здесь есть аналогия с экономическим производством. Осуществляется ли у нас производство с полным технологическим циклом, или мы размещаем в стране только «отверточные» производства (сборочные цеха)?

Может быть, конечно, и так, что для того, чтобы реализовать модель научного центра, нам необходимы такие затраты, которые российский бюджет обеспечить просто не может. И выбора между моделями просто нет. В этих условиях научная зависимость России от заграницы уже закреплена. А там, где есть научная зависимость, есть технологическая, следом идёт экономическая, так и до политической недалеко… Полного суверенитета, в итоге, ожидать не следует.

Вот такие мысли возникают от прочтения некоторых новостей. Например, новости о том, что Россия меняет свой статус при ЦЕРНе (Европейском центре ядерных исследований) – с наблюдателей до ассоциированного члена. Это даёт российским учёным возможность работать с полученными ЦЕРНом данными напрямую, а российским производителям дозволяется стать поставщиками ЦЕРНа. С финансовой стороны мы увеличиваем финансирование мировой науки в 2 раза (с 4 до 8,15 млн долларов в год). Понятно, что эти деньги уходят из внутрироссийских научных бюджетов.

А вот ещё одна новость об уходе «научных» денег. Правда, уже не государственных, а частных. Крупнейшую премию в области физики (1,8 млн фунтов) получил Стивен Хокинг, британский учёный. Получил, вероятно, заслуженно, тут – не мне судить. Но важно, что учредителем премии является Юрий Мильнер, основатель Mail.ru, бизнесмен, заработавший свои деньги в России и на России. Но вкладывающий их, в итоге, не в российскую, а в зарубежную науку.

Вот и задумываешься, а какое будущее ждёт нашу науку завтра… Среди старшекурсников мехмата МГУ принято заранее искать работу в США. Модель периферии продолжает реализовываться.

Андрей Карпов, редактор сайта «Культуролог»

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Андрей Карпов:
Люди-батарейки
Уровень заряда аккумуляторов на мобильниках становится ключом к восприятию расстояний и оценки других людей
10.10.2019
Мироздание как вызов
Положение человека по отношению к миру не меняется. И в прошлом, и в настоящем оно одинаковое
02.10.2019
Как не дать интернету окончательно разрушить нашу культуру?
О том, каким путём сегодня передаётся культура
23.09.2019
Страсти как движущая сила читательского интереса
Почему отрицательные персонажи выглядят более «живыми», чем положительные
17.09.2019
Люди знают, что им лгут, но с социальными сетями расстаться не могут
Хотя мир изрядно наелся рекламы и устал от манипуляций, определённые ресурсы, позволяющие водить людей за нос, у маркетологов ещё остались
12.09.2019
Все статьи автора