У матери отобрали пятерых детей... из-за бедности 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

У матери отобрали пятерых детей... из-за бедности

Дети-сироты / 06.03.2010


Жительница одного из сел Ярославской области пять лет борется с органами опеки за право воспитывать собственных детей …

Жительница села Мосейцево Ростовского района Елена Виноградова уже пять лет борется с органами опеки за право воспитывать собственных детей. Сейчас у женщины восемь мальчиков и девочек, и только двое из них живут дома, сообщает ярославский областной еженедельник «Ярославские страницы».

Корреспондент издания отправился в гости к Елене в пятницу, в обед. Дом, из-за которого и разгорелся спор, удалось найти сразу - белокаменная двухэтажка сразу при въезде в село. Издалека она выглядит даже респектабельно. Но вблизи аварийный дом выдают обшарпанные и покосившиеся двери подъезда, разбитый бетонный пол с огромными щелями и выбоинами. В подъезде гуляет ветер.

Звонок в квартиру давно не работает. Елена пригласила корреспондента войти в одну из трех комнат, единственную пригодную для жилья. Эта самая полуразвалившаяся квартира в аварийном доме и есть причина всех бед семьи. Родители с двумя детьми - сейчас на руках у Елены четырехмесячный Глеб и двухгодовалая Ирочка, ютятся в одной из трех комнат, потому что в ней есть печь, и более-менее отремонтирован пол. Это удалось сделать на десять тысяч рублей, которые в качестве помощи выделили семье после письма губернатору Вахрукову. Другие две комнаты используются как подсобные помещения - там лежат дрова и неиспользуемые вещи. Пол в них ходуном ходит, в окнах огромные щели. Горячей воды нет, ее приходится на каждую помывку нагревать на плите. Собственно, сама помывка происходит на этой же кухне. В такой ванной моются и малыши и родители. В единственной жилой комнате свободного места нет, посередине стоит детская кроватка для малыша, на второй кровати спит Ирочка. И на старом раскладном диване отдыхают родители. На полу древний ковер.

В комнате топил печь сожитель Елены - Владимир, отец семи из восьми детей. Пожениться Елене и Владимиру не удалось. По словам мужчины, он приехал в поселок из Троице-Сергиевой лавры, где работал помощником. Затем продолжить служение перевелся в Ростовский район, где и познакомился с Еленой. На вид Владимир вполне адекватный мужчина. Как человек воцерковленный, он приучил и Елену ходить в храм и соблюдать традиции. Так и живут селяне по православным законам, поэтому и детей с каждым годом все прибавляется. Пожениться влюбленным до сих пор не удалось. В течение десяти лет паспорт мужчины, не понятно, на каком основании, находился в Ростовской милиции.

Первое время Елена и Владимир счастливо жили в своей халупе. Проблемы начались в 2005 году, когда женщина в очередной раз отправилась в роддом, за пятым ребеночком - Танечкой. По одной версии, пока Елена была в роддоме, к Владимиру, оставшемуся с четырьмя детьми, приехали специалисты из службы опеки и потребовали собрать детей в роддом. «Мне сказали, - говорит Владимир, - что Лена подписала в роддоме какую-то бумагу, и детей должны забрать». «Ничего я не подписывала, - вступает в разговор Елена с четырехмесячным крошечным Глебом на руках, - я - мать, разве я могла отказаться от своих детей. Его просто обманули!»

По другой версии, все было иначе. «У нас тогда отключили электричество за неуплату. Даже воду не нагреть было, холодина. И мы решили отправить детей на три месяца в детский дом, чтобы расплатиться с долгами. А потом забрать. Я написал бумагу, что отдаю детей на три месяца. Но когда приехал забирать, мне сказали, что мы отказались от детей, - разводит руками Владимир». Так Настя, Оля, Вова и Костя оказались в детском доме.

Новорожденная Танечка родилась с непростым диагнозом - аутизм. «Мы думали сначала, что она глухая, - рассказывает мать, - потом сказали, что она больная». В итоге и Танечка оказалась в детском доме. Год назад на глазах у всей деревни, посреди села, работники службы опеки забрали у семьи сына Матвея. «Он так плакал, хватался за меня, - вспоминает многодетная мать. - Люди смотрели на нас, ведь прямо у магазина дело было». Все это время родители пытались вернуть детей. Обращались и в администрацию детского дома, и в органы опеки. Однако с обеих сторон однозначный ответ - нет.

«Я приезжал несколько раз, но меня не пускали к детям, говорили, что я им вообще чужой, - рассказывает отец семерых детей, Владимир, - и детям тоже не говорили, что я приезжал».

Сейчас родителям грозят отобрать и оставшихся двоих детей. «А я им ответил, - если заберете, мы еще двоих родим, - от отчаяния возмущается Владимир. «Мы можем сами вырастить своих детей, было бы только жилье. Если будут платить детское пособие вовремя, а не как раньше, то мы проживем. Тем более мы сажаем огород, Вова постоянно на шабашках, то дрова колет, то снег чистит. Его и дома-то почти не бывает. В месяц у нас даже побольше десяти тысяч выходит. В храме нам помогают, - изливает душу Елена, - отдали бы нам детей. Мы просили сколько раз, но ведь даже на каникулы их домой не отпускают!».

У родителей на последних двух детей даже нет свидетельства о рождении. «В роддоме мне выдали копии свидетельств, и на Иришу и на Глеба. А оригиналы почему-то отдали в отдел опеки. Что за махинации проводят с нашими детьми? - негодует уставшая от постоянной борьбы за детей Елена. - Там нам так и сказали - мы лучше у вас детей заберем, чем будем платить вам деньги!». «Да они кормятся нашими детьми, - вторит Елене Владимир, - я сам рос в интернате, и знаю, какие махинации там проводятся, какие деньги там крутятся. Почему оригиналы свидетельств в опеке? Чтобы в любой момент они могли забрать наших детей к себе?». По рассказам родителей, старшая дочь Настя жаловалась, что в детдоме ее чуть не изнасиловали, а у Вовы перелом руки. Родители бы такого точно не допустили. Но все упирается в жилье. «Нам бы хоть материалами помогли, я бы сам все сделал. На новое жилье мы уже не рассчитываем. Даже в очередь на него не встали, потому что вряд ли доживем до того момента, когда нам достанется хорошая квартира», - говорит Владимир.

Может помочь улучшить жилищные условия материнский капитал. Но, утверждает мать-одиночка Елена, ей сказали, что права на него она не имеет. Однако в областном пенсионом фонде мне ответили, что Елена имеет полное право на получение этих денег. Ведь на триста с лишним тысяч рублей в деревне можно было бы довести условия до необходимых и воспитывать детей дома, не лишая их родительской заботы и не обременяя государство. Сейчас в детдоме у Виноградовых пятеро детей - Оля, Таня, Матвей, Костя и Вова. Старшая Настя - дочь Елены от первого брака, учится в Ярославле. Что будет с детьми после детдома? Ведь статус сирот они не имеют, а, значит, жилье им вряд ли дадут.

Кроме прочих бед Владимиру грозит тюремное заключение. Все пять лет он не платит алименты своим детям, в итоге набежала неведомая для простых деревенских людей сумма - миллион рублей. Такие деньги мужчина видел только по телевизору. На Елене тоже висит долг по алиментам - семьдесят тысяч рублей.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме