Лариса Павлова: «СМИ не отражают объективно общественную дискуссию по ювенальной юстиции» 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лариса Павлова: «СМИ не отражают объективно общественную дискуссию по ювенальной юстиции»

Ювенальная юстиция / 24.03.2010


Известный юрист рассказала, как делалось ток-шоу «Свобода мысли», посвященное ювенальным технологиям …

На минувшей неделе, 16 марта, в ток-шоу «Свобода мысли» телеканала "5 канал" прошла дискуссия по ювенальной юстиции. Программу вели Александр Вайнштейн и Ксения Собчак. В телепрограмме приняли участие: член Общественной палаты России Олег Зыков, председатель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Московской области Людмила Тропина, психолог, член Совета движения «Всероссийское родительское собрание» Надежда Храмова, депутат Государственной Думы Ирина Горькова, помощник судьи специального судебного состава по делам семьи и несовершеннолетних Ростовского областного суда Елена Браславская, руководитель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами РФ и правоохранительными органами протоиерей Димитрий Смирнов, актриса Наталья Захарова, адвокат, член Правления НП «Родительский комитет», Лариса Павлова, исполнительный директор Союза «Гражданское общество - детям» Людмила Кольбич, сопредседатель движения «Народный Собор» Владимир Хомяков, бабушка Роберта Рантала Елена Воинова.

В ток-шоу участвовали как сторонники, так и противники ювенальной юстиции. Более того, Ксения Собчак, ранее прославившаяся благодаря скандальному шоу «Дом-2», подвергла жесткой критике ювенальные технологии, что не может не удивлять, учитывая имидж Собчак. Скандально известная телеведущая в этой телепередаче попыталась разрушить представление о себе как о противнице традиционной морали. Остается гадать, что же произошло со знаменитой телеведущей: либо Собчак действительно решила отныне отстаивать традиционные нравственные ценности, либо, играя роль борца за традиционные семейные ценности, она пытается таким образом поправить свою изрядно испорченную репутацию.

Член Правления НП «Родительский комитет», адвокат Лариса Павлова, принимавшая участие в ток-шоу «Свобода мысли», посвященному ювенальной юстиции, в интервью «Русской линии» рассказала о том, как проходила запись передачи, и что в итоге было показано телевидением.

Хочется выразить сожаление, что СМИ не отражают объективно общественную дискуссию по острым вопросам, касающимся ювенальной юстиции. Понятно, что передача имеет определенные временные рамки и формат и не должна являться балаганом. Но, к сожалению, при монтаже передачи уходят примеры, позволяющие обществу иметь объективную оценку обсуждаемых событий. Ток-шоу «Свобода мысли», посвященное ювенальной юстиции, является одним из таких примеров. Запись программы составила около 2-х часов, в то время, как по телевидению она шла не более 40 минут, то есть урезали программу почти вдвое, и, к сожалению, из показанного по телевидению совершенно выпали многие вопросы, которые обсуждались во время записи ток-шоу. В частности, я предложила обсудить вопрос о том, какие права детей мы должны защищать.

Во время записи между мной и Зыковым, врачом-наркологом, разразилась дискуссия, касающаяся лечения наркоманов. Я его спросила, почему же он не ставит вопрос о правах родителей на лечение детей-наркоманов старше 16 лет. Как известно, согласно Основам законодательства «Об охране здоровья граждан», ребенок с 15 лет, а ребенок-наркоман с 16 лет имеют право на добровольный отказ от медицинского вмешательства. Получается, что родители не могут насильно лечить ребенка-наркомана. Я предложила господину Зыкову встать на защиту детей наркоманов в рамках борьбы за ювенальную юстицию, тем более, что он врач-нарколог. Но, к сожалению, эта дискуссия не вошла в программу. То есть СМИ, по сути дела, не дают возможность противникам ювенальной юстиции донести до общества реальные проблемы по защите прав ребенка, например, на охрану здоровья, права на образование и другие, что, естественно, обедняет их позицию.

Участник программы господин Зыков в негативном плане упомянул «дело Агеевых», как пример жестокости родителей, истязавших ребенка. К сожалению, в телепередачу не была включена часть дискуссии по делу Агеевых, в которой прозвучали факты, свидетельствующие в пользу родителей и говорящие об ангажированности данного дела. О чем на сегодняшний день можно говорить по делу Агеевых?  20-го числа, как утверждают супруги Агеевы, ребенка с ожогами и травмами, полученными в результате падения с лестницы, отец привез на своей машине в травмпункт в Москву, где он был осмотрен и доставлен уже в больницу. Через неделю ребенок был выписан из больницы домой, где обследован врачом-экспертом, представителями московской и подмосковной опеки, представителем министерства образования Московской области, сотрудниками милиции. После этого и беседы с детьми всеми представителями органов опеки был составлен акт о том, что отсутствуют основания для отобрания детей из семьи. А ведь это не связанные между собой сотрудники опеки, каждый работает в своем ведомстве, один руководитель Московского муниципалитета, другие сотрудники Министерства образования Московской области. А еще через день вынесено ровно противоположное решение органом опеки Московской области: распоряжение об отобрании у Агеевых не только Глеба, но и дочери Полины, и в 23 часа под конвоем милиции дети были изъяты из семьи. Почему, к примеру, СМИ замалчивается то, что все события, связанные с травмой и доставкой ребенка к врачам, продолжались чуть более 2-х часов: где-то с 19.30 до 22.00 - это и получение травмы ребенком, и оказание ему первой помощи родителями, и доставка из Подмосковья в Москву в травмпункт? Дело Агеевых говорит о том, что скоро можно будет давать противоположные «ужастики» по теме: родитель - бойся врачей, не допусти, чтоб твой ребенок стал сиротой, а ты закончил дни в тюрьме.

Интересно, что, если от получения травмы ребенком до его доставки из загорода в «травму» прошло два часа, то доставка Глеба из травмпункта в больницу врачами в пределах Москвы заняла целый час. В пять утра следующего дня в загородном доме Агеевых был наряд милиции, затем следственные органы, а через три дня все телеэкраны были заполнены информацией о том, что Агеевы являются преступниками, что Лариса Агеева избивала и истязала своего ребенка. Интересно, что, допуская к ребенку журналистов для снятия сюжетов, сотрудники больницы в течение 6 дней не допускали к нему сотрудников МВД. Обоим родителям, принявшим все меры для оказания помощи ребенку и доставки его в больницу, вменяется в том числе обвинение по ст. 125 УК РФ «Оставление (ребенка) в опасности». О какой объективности можно говорить?

О чем говорит истерия СМИ? О том, что СМИ проводят определенную кампанию, не задумываясь о последствиях. В результате кампании против Агеевых пострадали, прежде всего, сами дети: Глеб и маленькая Полина, повторно ставшие сиротами. Деятельность СМИ сопровождалась  нарушением законных прав и детей, и их родителей. Была нарушена тайна усыновления этих детей, право на частную жизнь семьи, защищаемую законом. Супругов Агеевых до приговора выставили на всеобщее обозрение, извратили ситуацию, нарушив презумпцию невиновности Агеевых, была нарушена и врачебная тайна. А ведь это темы для отдельных передач, и, может быть, какой-то телеканал  захочет поговорить об этом.

Я отмечала в ходе передачи, что при осмотре детей опекой был составлен соответствующий акт об отсутствии оснований для отобрании детей. Глава управы Гольяново г. Москвы г-н Устинов, обследовавший детей, в этот же день дал интервью журналистам, что нет оснований для отобрания детей, что у ребенка раны давно зажили, что обоим детям хорошо с родителями. Эти высказывания также не прозвучали в СМИ. Вместо этого прозвучало следующее: те же самые сотрудники опеки Московской области (накануне решившие, что опасности для детей нет) на следующий день, 28 марта 2009 г., предъявили Агеевым новое распоряжение без дополнительных оснований уже об отобрании обоих детей и поздно вечером детей увезли в больницу. О чем здесь можно говорить? Только о целенаправленной кампании, дабы продемонстрировать «факты» насилия в семье, где нужны жертвы. На днях Антону Петровичу Агееву было предъявлено обвинение по двум статьям: не надлежащее воспитание ребенка, соединенное с насилием, и оставление в опасности, хотя следствие не установило, что он хотя бы однажды хоть пальцем тронул кого-то из детей и оставил их когда-либо в опасности, что он оказал мальчику помощь, когда тот получил травму. А его жене Ларисе Владимировне Агеевой, помимо таких же обвинений, предъявляется обвинение в том, что она истязала ребенка, хотя в деле нет объективных данных не только об истязании, но и о причинении вреда средней тяжести. В результате кампании, получившей огласку в СМИ, появились загадочные фотографии ребенка. Позже в уголовном деле было отмечено, что данные фотографии получены неизвестно кем и неизвестно как. Фактически была произведена незаконная огласка частной жизни Агеевых, на этих людях был поставлен штамп до какого-либо приговора, была распространена частная информация о них, как и где они живут и работают.

В итоге этой кампании Агеевы были вынуждены уволиться с работы якобы «по собственному желанию». Все это до сведения общественности не доводится. Но люди-то понимают, что все не так просто. Поэтому люди пытаются выяснить, что происходит на самом деле. По «делу Агеевых» уже открылись сайты, сочувствующие приходят в суд, чтобы поддержать их. Люди понимают, что в ситуации, в которую попали супруги Агеевы, может оказаться практически любой родитель.

Ксения Собчак и Александр Вайнштейн  Хотелось бы надеяться, что СМИ будут давать более объективную оценку. Надо признать, что в ряде передач, в которых я принимала участие, я видела интерес сотрудников, их искреннюю заинтересованность и сопереживание, потому что ювенальная юстиция касается каждого. При всех своих недочетах передача Пятого канала подняла крайне важную тему ювенальной юстиции. Я думаю, что для общества встает вопрос том, как государство собирается реализовывать конституционный принцип защиты семьи. В этой теме нет равнодушных. Я надеюсь, что противостояние сторонников и противников ювенальной юстиции должно привести к выработке разумной традиционной позиции.

Один из ведущих на 5-м канале, обращаясь к господину Зыкову, который является врачом, в заключение сказал замечательные слова: «Главное, не навреди». Хотелось бы, чтобы каждая передача, которую делают СМИ, и каждый редактор спрашивал себя: а не навредим ли мы конкретному ребенку, не навредим ли мы конкретному человеку? Сотрудникам СМИ необходимо проявлять большой такт при подготовке подобных передач и, тем более, конечно, недопустимы нарушения прав и интересов человека, оскорбления его личности, достоинства и подача непроверенной информации, которая может привести к катастрофическим последствиям в судьбе человека.

Я не знаю, почему СМИ искажают позицию противников ювенальной юстиции, не берусь судить об их пристрастности или о существовании определенного заказа. Я встречала среди сотрудников телевидения и радио много искренних людей, молодых родителей, которые после записей по теме ювенальной юстиции подходили и задавали вопросы личного характера и спрашивали, как себя правильно вести.

Надо понимать, что СМИ - это огромная сила. Если идет дозированная односторонняя информация, то это манипуляция общественным мнением. Я рада, что СМИ доводят хоть какую-то мысль, что не так все просто с ювенальной юстицией. И народ, и чиновники начинают это понимать. Если рубить топором и менять все в угоду каким-то абстрактным правам ребенка, мы просто рубим сук, на котором сидим. У нас не останется ничего. У нас еще осталось единственное более или менее неизменное - это семья, право на личное счастье, все остальное уже разрушили. Для того, чтобы семья жила, вообще никаких законов не надо. Даже если сейчас все законы отменят - семья будет продолжать жить, люди будут рожать и воспитывать детей. А у нас пытаются принять законодательство, которое ведет к разрушению семьи.
Лариса Павлова, адвокат, член Правления НП «Родительский комитет», специально для «Русской линии»




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме