Егор Холмогоров: «Основная проблема православных СМИ – крайне низкий профессионализм» 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Егор Холмогоров: «Основная проблема православных СМИ – крайне низкий профессионализм»

10.03.2010


По словам известного публициста, в последнее время православные СМИ оказываются «пассивными жертвами провоцируемых извне скандалов» …

Основная проблема православных СМИ – крайне низкий профессионализм. Причем эта проблема, как и в большинстве случаев околоцерковной работы, вызвана двумя факторами. Во-первых, есть очень малое количество людей, которые хотят и умеют это делать и которым допускается это делать, и, во-вторых, предполагается, что эти люди должны работать на каких-то, видимо, нематериальных ресурсах. В наших православных СМИ, как правило, нет нормальной полиграфической базы, сотрудникам таких СМИ платят копейки, неорганизована система распространения и т.д. Исключения очень редки. Люди в православных СМИ в основном работают за счет полупринудительного энтузиазма. Разумеется, в результате проигрыш в качестве чудовищный. Достаточно указать на тот факт, что уже почти десять лет существует такое явно агрессивно-антицерковное издание как Портал-Кредо.ru, и при этом за это время в православной среде так и не было создано никакой альтернативы. Это притом, что тратятся большие деньги на самые разные проекты, а элементарного информационного оружия, которое отражало бы антицерковные нападки, в нашем распоряжении по-прежнему нет.

При этом, с другой стороны, очень странная возникает ситуация со светскими журналистами, которые считают себя православными и которые работают в формате светских СМИ. На круглом столе «СМИ и православная миссия», прошедшем 5 марта в конференц-зале Международного фонда славянской письменности и культуры, состоялась интересная дискуссия с одной светской журналисткой, которая заявила о том, что хотя она православная, но, как светский журналист, вынуждена занимать некую «третью» позицию, искусственно отстраняться и т.д. Между тем, такой проблемы не существует, если те же самые светские журналисты правильно понимают, что такое светская журналистика. Светский журнализм не значит отречения от Христианства. Он значит всего лишь отказ от специфически клерикальной позиции, то есть, грубо говоря, демонстрация того, что мнение церковного священноначалия не является для данного издания истиной в последней инстанции. Из такой позиции никак не следует, что христианин, работающий журналистом, не может доводить свои собственные убеждения до читателя, поскольку любые СМИ тенденциозны.

Почему, если антицерковные люди не боятся в светских СМИ проводить откровенно враждебную Церкви линию и идеологию, то христиане должны скрывать свои убеждения и свои тенденции в журналистской работе? Нигде это не воспрещается. Тем более в случае, когда речь идет не о каких-то спорных вопросах, а об общеполитической, общежитейской проблематике, где всегда есть место конкретной и ясной христианской позиции.

Для продвижения вперед в этих вопросах мы должны уяснить две вещи. Во-первых, следует проводить различные семинары, тренинги, регулярные конференции не чисто церковных журналистов, а именно журналистов, являющихся православными христианами. Подобные мероприятия помогли бы им грамотно освещать события и выражать свои убеждения в светских СМИ. И, таким образом, действительно сделать так, чтобы в светских СМИ позиция православных журналистов (каковых немало) была представлена достаточно широко. Во-вторых, нам нужно создавать иные церковные СМИ в формате очень высокого и очень конкретного и жесткого профессионализма. На это нужно привлекать серьезные качественные кадры, и не жалеть ни сил, ни денег, ни ресурсов для того, чтобы сделать чисто церковные и православные издания, ориентированные на светского читателя, ведущими по качеству. Сейчас, с нынешним состоянием рынка СМИ, это сделать, в общем-то, не так сложно. Потому что его состояние сегодня отнюдь не блестящее, - в этой сфере очень мало интересных проектов, очень мало интересных имен. Грамотная деятельность Церкви в этом направлении могла бы много дать, если бы мы занимались этим систематически. Проблема заключается в том, что на сегодняшний момент пока нет внятной и четкой церковной информационной политики. Меньше года назад  созданный Информационный отдел Русской Православной Церкви во главе с Владимиром Легойдой, как я понимаю, находится еще в организационном периоде, и на реализацию каких-то практических идей и задумок Отдел пока не вышел. Но уже пора начинать это делать.

Говоря о том, каким должен быть тематический ряд православных СМИ, хотелось бы отметить, что в данном случае католический опыт вполне уместен. Например, официальное газетное издание Ватикана «L’Osservatore Romano» - это абсолютно светское по тематике издание, освещающее политические, экономические, культурные события, но поданные с католической точки зрения. Таких СМИ в католическом и протестантском мире довольно много. Причина, по которой таких СМИ практически нет в православном сообществе, остается большой загадкой. Несомненно, мы должны иметь издания такого типа, и, я думаю, что Московской Патриархии вполне по силам организовать православных благотворителей для того, чтобы они такие издания спонсировали. С другой стороны, должен быть достаточно обширный класс церковно-общественных СМИ, которые рассказывают не только о церковных событиях, но и высказывают свою точку зрения, как по церковным, так и по светским вопросам.

Вообще у нас в 90-е годы сформировалась довольно любопытная церковно-общественная среда, достаточно демократичная (в хорошем смысле слова), достаточно открытая для дискуссии, с достаточно выраженным общественным мнением, что всегда шло на пользу. Если это будет задавлено и заформализованно, то это пойдет Церкви во вред. Должны быть не только чисто церковные официальные издания, которые рассказывают о подробностях внутреннего церковного функционирования, но также издания с ярко выраженной проповеднической линией, то есть обращенные к внешнему читателю, призванные рассеять его внутренние предубеждения и навязанные ему мифы, и рассказать, в чем состоит церковная истина. То есть должна быть вся линейка средств массовой информации – и по родам СМИ (газеты, журналы, сайты, радиостанции и, по возможности, телеканалы) и по спектру охвата, по всему спектру медийной работы, включая организацию публичных мероприятий (лекций, дискуссий с представителями противоположных точек зрения). Должно быть все.

Вопрос, опять же, только в кадрах, и скорее даже не столько в кадрах самих по себе (в медийной среде реально православных людей достаточно много), сколько в правильной мобилизации этих кадров. Необходимо чтобы человек, который является православным христианином и работает в информационной сфере, понимал, что его христианская позиция может выражаться не только в том, что он будет непрерывно писать о поездках и выступлениях Патриарха, а в том, что он будет по любому вопросу занимать церковную позицию.

Существует мнение, что православные СМИ должны избегать освещения скандалов. Однако, ни одно средство массовой информации, в том числе и православное, не может избежать скандалов. уже не одно десятилетие скандал является формой функционирования медийной среды. Грубо говоря, любое медийное движение происходит следующим образом: случается, выдумывается или провоцируется некий скандал, и далее вокруг этого скандала выстраиваются некие события, разные точки зрения и дискуссии. К сожалению, современные медиа не функционируют по-другому. Либо нам нужен гений, который придумает какой-то другой способ  функционирования медиа и успешно его внедрит, либо нам, если мы хотим обойтись без скандалов, надо из медиа сферы уходить.
 
Пока же вопрос состоит в том – являетесь ли вы в скандале стороной, которая держит в своих руках его нити, или же вы являетесь жертвой или пассивной стороной, каковой, к сожалению, в последнее время нередко оказывается наше церковное сообщество, - когда кто-то провоцирует скандал извне, навязывает нам тему, формат обсуждения, и выдвигает свои обвинения. Такое положение вещей можно показать с помощью примера безобразного фальсифицированного скандала вокруг приезда Патриарха в МИФИ, когда было заявлено, что снесли некую скульптуру («символ МИФИ») ради того, чтобы к приезду Патриарха поставить крест. Потом выяснилось, что эту скульптуру не снесли, а перенесли, и не к приезду Патриарха, а год назад, и что установка креста никак не связана с визитом Патриарха. Кроме того, выяснилось, что сама скульптура никакой особой ценности не представляет, и до того дня, пока на ее месте не появился крест, все отзывались о ней исключительно с иронией и насмешкой. И вдруг сразу же в глазах скандалистов она превратилась в «символ МИФИ».

В подобных ситуациях, похожих на вышеописанную, мы либо занимаем активную и жесткую позицию, не боясь самим устраивать медиа-скандал первыми и контролировать его течение, либо мы вяло и с опозданием отбиваемся от информационных атак. Сейчас практически вся наша церковная информационная политика, к сожалению, состоит в том, что мы раз за разом выступаем пассивными жертвами провоцируемых извне скандалов, что, разумеется, и в глазах внешней публики, и в наших собственных глазах не прибавляет нам никакого престижа.

В 2005 году во время дискуссии на богословской конференции Русской Православной Церкви Сергей Чапнин, нынешний глава «Журнала Московской Патриархии», начал сетовать на то, что СМИ интересуют только плохие новости и скандальные события – несчастья, убийства, крушения и т.д. Тогда он задался вопросом, что нам делать, учитывая, что мы не создаем и не передаем плохие новости? Я тогда сказал, что ответ на этот вопрос элементарен: нужно просто создавать собственные плохие новости. Вспомним, как все встали на уши, когда в 1997 году Русская Православная Церковь одним махом отлучила от себя десяток разных сект во главе с Рерихом. Это был прекрасный пример того, как мы создали плохую новость. В той ситуации мы были наступающей стороной, тогда мы замечательно эту ситуацию отыграли. Тогда я предложил: давайте каждые полтора-два года кого-нибудь отлучать из тех, кто этого достоин. Все слушатели несколько удивленно похлопали глазами. У меня создалось впечатление, что они не поняли эту идею, а между тем, если не уметь управлять медиа пространством в своих интересах, то оно будет управлять нами, попутно внося расколы в церковную среду и т.д.

Некоторые говорят, что иногда лучше промолчать, мол, проблема само собой с течением времени разрешиться. Однако, самое обидное то, что промолчать все равно не удается. В реальности, пока по церковным инстанциям идет процесс согласования по поводу того, «как реагировать», «что ответить», «как бы высказаться обтекаемо»  и т.д., проходит достаточно много времени, и в результате мы выглядим вяло оправдывающимися тогда, когда информационный повод уже почти исчерпан. Надо осознавать, что в эпоху интернета скорость реакции на новости идет даже не на часы и, тем более, не на дни, а буквально на минуты. Сейчас случилось – сейчас надо прореагировать. Если ты сейчас не прореагировал, то через несколько часов твои заявления, оправдания, опровержения будут никому не интересны. Поэтому информационная политика должна быть оперативной, она должна иметь очень четкие и ясные цели и ценности, иначе мы все время будем проигрывать в информационной среде. Причем никакое государство, которому можно пожаловаться и попросить оградить нас от всех нападок, никогда не сможет обезопасить нас от всех информационных нападок.
Егор Холмогоров, главный редактор интернет-журнала «Русский обозреватель», специально для «Русской линии»




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме