«Святыни должны быть доступны для поклонения» 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Святыни должны быть доступны для поклонения»

ДелоРус и Александро-Невская Семья / 30.01.2010


В Петербурге состоялся круглый стол «О важнейших направлениях взаимодействия государства и Церкви в деле сохранения культурного наследия» …

круглый стол *О важнейших направлениях взаимодействия государства и Церкви в деле сохранения культурного наследия* Вчера, 29 января, в Санкт-Петербурге в Доме журналистов состоялся круглый стол Общественной палаты России «О важнейших направлениях взаимодействия государства и Церкви в деле сохранения культурного наследия», организованный Общероссийской общественной организацией работников средств массовой информации «Медиасоюз», сообщает наш корреспондент. В центре обсуждения оказалась тема передачи Церкви принадлежавшей ей ранее собственности: храмовых и монастырских построек, а также церковных святынь, в настоящее время хранящихся в музеях. В мероприятии приняли участия вице-президент Общероссийской общественной организации работников средств массовой информации «Медиасоюз», член Общественной палаты России Елена Зелинская, главный хранитель Государственного музея истории религии Валентин Крутов, директор Государственного музея истории религии Борис Аракчеев, председатель Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ Сергей Вострецов, доцент Санкт-Петербургского университета, кандидат филологических наук диакон Владимир Василик, заведующий Отделом взаимодействия с внецерковными организациями Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры Сергей Шаров.

Елена Зелинская, открывая круглый стол, отметила, что тема возвращения Церкви принадлежащего ей ранее имущества вызвала споры и выявила различные точки зрения, поэтому она нуждается в обсуждении и осмыслении. По ее словам, Общественная палата России заинтересовалась этим вопросом после того, как в комиссию по культурному и духовному наследию Палаты поступили два письма: первое - из Государственного Русского музея о ситуации с передачей иконы Богоматери Одигитрии Корсунско-Торопецкой из музея в храм, второе - из музея-заповедника «Рязанский кремль» о ситуации, связанной с передачей Церкви храма Усекновения главы Иоанна Крестителя Рязанского кремля, в котором сейчас находится музей. В этих письмах работники музеев обращаются к Общественной палате с просьбой разрешить возникшие конфликтные ситуации. «Эти письма нас взволновали, потому что мы понимаем, что эти две истории архетипичны», - сказала Елена Зелинская. «Эти два письма, - продолжила она, - побудили нас написать обращение в Государственную Думу, в котором мы попросили уважаемых депутатов обратить внимание на остроту этой проблемы и подумать о придании иконе как совершенно особому явлению особого статуса». Общественная палата, отметила она, выступила с инициативой придания особого статуса религиозным музейным ценностям и внесения дополнений в Федеральный закон № 54 ФЗ «О музейном фонде и музеях Российской Федерации» от 24 апреля 1994 года или подготовки проекта нового закона об особом статусе музейных коллекций религиозного назначения.

Елена ЗелинскаяПо ее словам, действующее законодательство не готово к процессу передачи Церкви имущества религиозного назначения. В настоящее время этот процесс регулируется законом, принятом в 1985 году. По ее мнению, данный закон, принятый в совершенно другую историческую эпоху при иных условиях, не справляется с решением поставленной задачи. Поэтому сейчас идет работа по разработке законопроекта "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения". Елена Зелинская сообщила, что в ближайшие месяцы в Общественной палате будут проведены слушания по этому законопроекту.

Валентин Крутов рассказал о ситуации с Сампсониевским и Петропавловским соборами. Он сообщил, что Сампсониевский собор был отреставрирован и отремонтирован. По его словам, с собором не связаны никакие проблемы. В соборе совершаются богослужения. Крутов отметил, что между музеем и епархией достигнуто равновесие. Напротив, ситуация с Петропавловским собором более трудная, и связано это с большим потоком туристов, желающих посетить собор. В связи с этим, по словам докладчика, «возникли некоторые недоразумения с настоятелем собора». «Настоятель, повинуясь его убеждениям, хотел бы, чтобы проводились все службы, даже включая воскресные. Но часы службы выпадают как раз на интенсивный приезд туристов, а, учитывая современные условия финансирования и выживания, то, конечно, музей из-за этого лишается значительной доли того, что он мог бы получить в эти часы», - заявил Валентин Крутов. Он отметил, что между Государственным музеем истории религии и Санкт-Петербургской епархией заключено соглашение, в котором определены дни, когда можно проводить службы в соборе. Он сообщил, что Патриарх Кирилл при посещении собора сказал директору музея, чтобы службы проводились в воскресные дни без перерыва. «У нас был перерыв на туристический сезон. Во время своего посещения Патриарх сказал, чтобы службы проводились без перерыва», - отметил Валентин Крутов. Он сообщил, что в соборе зарегистрирован приход, поэтому «службы, как во многих храмах, проводятся, только количество служб сокращено». Что касается передачи Церкви имущества религиозного названия, то, по его словам, надо учитывать то, что одна часть предметов религиозного назначения является национальным достоянием, тогда как другая часть предметов носит сакральный характер, поэтому «их место в храме».

Со своей стороны, диакон Владимир Василик высказал несколько слов в защиту настоятеля Петропавловского собора игумена Александра (Федорова). Он напомнил, что «хотя Петропавловский собор в Царской России был за Императорским ведомством Двора, тем не менее, приход у него был всегда, были верующие люди, которые молились в этом соборе, было священство, которое в нем служило. Если говорить об изначальном статусе собора, то было бы ошибкой считать, что это просто государственное здание, которое может быть использовано абсолютно по любому назначению. Это сакральный объект в двойном смысле, потому что в нем находятся тела почивших властителей России. Понятно, что собор представляет собой художественную ценность, но если говорить о восстановлении правопреемства с дореволюционной Россией, то надо смотреть правде в глаза».

«Храм есть храм, если обращаться к здравому и правому смыслу. И то, что сказал Валентин Сергеевич (Крутов. – РЛ) относительно того, что настоятель хочет служить все службы, это неточно, так как речь не идет о том, что каждый день в Петропавловском соборе должна совершаться служба, речь идет о воскресной литургии. В этом отказывать было бы весьма странно, тем паче, что литургия начинается рано, в 8 часов утра, к десяти она заканчивается. Но при этом я зачастую летом был свидетелем того, как дружная толпа туристов вламывалась в храм еще до окончания службы. Бывали ситуации, когда службы отменялись просто потому, что приходил тот или иной туристический пароход в 8 часов утра, и даже вне графика работы музея требовалось туристов обслужить. Понятно, что музеи еле выживают, понятно, что средства нужны, но надо понять, что нельзя зарабатывать средства любой ценой и на всем. Что касается приезда Святейшего Патриарха Кирилла, то он в свой приезд сказал так: «Благословляю вас служить отныне каждую неделю». И, тем не менее, после этой настоятельной просьбы Предстоятеля Русской Православной Церкви в службах в течение туристического сезона был определенный перерыв. Это выглядит несколько странным и прискорбным», - сказал отец Владимир.

Он призвал в ситуации вокруг Петропавловского собора помнить не только о «прагматически-государственных и прагматически-художественных аспектах, но и о сакральных, и слушать не только живых, но и мертвых, тех, кто строил этот собор, тех, кто его украшал, тех, кто его освящал, и тех, кто в нем молился, и считаться с их последней волей».

По словам Сергея Вострецова, напомнившего, что большинство жителей России считают себя православными людьми, люди ходят в храмы «не глазеть, а молиться по душевному позыву». «Единственное условие, при котором имущество религиозного назначения из музеев или от государства не должно передаваться Церкви, - это если Церковь не в состоянии обеспечить достойное сохранение этих ценностей либо использовать их по прямому назначению. В любых других случаях все имущество религиозного назначения должно быть передано Церкви», - заявил он, добавив, что «это имущество нужно вернуть ее законному владельцу – Церкви». «Это не государственное имущество, а это имущество, которое советское государство украло у Русской Православной Церкви. Мы должны отдать долги Церкви. Надо вернуть имущество законному владельцу. Церковное имущество – это не музейное имущество, это духовные вещи. Икона – это не просто вещь, люди должны молиться перед ней, а не ходить на нее глазеть. Сегодня мы не должны обсуждать вопрос, передавать или не передавать Церкви ее имущество. Этот вопрос решен – Церкви надо вернуть ее имущество. Сейчас мы должны думать о сохранности этого имущества, а не о необходимости его передачи Церкви, так как необходимость его передачи очевидна. Вопрос должен состоять не в том, передавать или не передавать Церкви ее имущество. Так вопрос вообще нельзя ставить. Вопрос должен состоять в том, может или не может Церковь принять это имущество и обеспечить его сохранность», - считает он.

Диакон Владимир ВасиликЗатем выступил Борис Аракчеев, который рассказал о решающей роли музеев по сохранению имущества религиозного назначения в богоборческое время и в годы воинствующего атеизма. По его мнению, некоторые предметы религиозного назначения, которые являются произведениями искусства, в случае их передачи Церкви окажутся недоступными для людей и для исследований. Кроме того, по его словам, не все в Церкви должным образом относятся к предметам, имеющим художественную ценность, являющимся национальным и культурным наследием. По его мнению, если музей сохраняет ценности, то Церковь их использует. «Перед Церковью не стоит задача сохранения», - считает он. Говоря об утратах в Церкви и музеях предметов религиозного назначения, Борис Аракчеев заявил, что «сегодня никто не может сказать, сколько утрачено в музеях. Наше государство начало сверку музейных предметов всего лишь 10 лет назад. До создания общего каталога, о котором мы мечтаем, мы не сможем сказать о количестве утрат. Полные сверки в музеях еще не закончились, потому что это сделать физически тяжело».

Сергей Шаров, со своей стороны, огласил Обращение участников конференции «Александр Невский - Имя России» о возвращении Свято-Троицкой Александро-Невской лавре отобранных святынь.

Затем выступил диакон Владимир Василик, который отметил, что для некоторых музейных работников предмет религиозного назначения просто вещь. «Для них, - продолжил он, - это предмет, имеющий художественное, эстетическое, национальное, денежное и прочее значение. Для нас же это святыня. Церковь не требует передачи имущества или вещей, она просит возвратить ей святыни». Он заметил, что не только в Церкви, но и в музеях случаются пропажи ценностей. «Музейные ценности утекали и, к сожалению, утекают. Вспомните скандал с Эрмитажем, когда пропало 220 драгоценных предметов. Встает вопрос: возвращены ли они все назад? Далеко нет», - сказал он. По его словам, необходим «общественный взаимный контроль и государства - над теми предметами, которые переданы Церкви, и Церкви - над тем, что хранится в музеях. Нужна взаимозависимость, которая должна быть в передаче знаковых святынь, формирующих национальный менталитет и образующих душу русского народа». Отец Владимир выразил возмущение недоступностью некоторых святынь, хранящихся в музеях, доступ к которым возможен только за определенную плату. «Святыни должны быть доступны для поклонения. Святыня должна быть явлена», - справедливо отметил он.

По словам отца Владимира, его тревожит тот факт, что до сих пор неизвестно точное число предметов, находящихся в музеях. «Обществу, государству и Церкви стоит задуматься над тем, чтобы как можно скорее все это инвентаризировать. Иначе как музей может выполнять свою основную функцию по сохранению ценностей, если он даже не знает до конца, что он хранит? В такой ситуации даже амбарным замком не спасешься. Думаю, что в данном случае будет не лишней помощь студентов в проведении сверки музейных предметов. Я уверен, что многие вузы откликнутся на призыв о помощи», - предложил диакон Владимир Василик.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме