Протоиерей Геннадий Беловолов: "Икона должна находиться в Церкви" 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Протоиерей Геннадий Беловолов: Икона должна находиться в Церкви

15.12.2009


По словам священника, музеи выполняют функцию не столько сохранения, сколько сокрытия нашего национального достояния …

В ноябре 2009 года Министерство культуры России приняло решение о временной передаче иконы Богоматери Одигитрия Корсунско-Торопецкая из Государственного Русского музея верующим в церковь Александра Невского, недавно построенную рядом с поселком «Княжье озеро» Истринского района Московской области на средства предпринимателя Сергея Шмакова. 

Письмо Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на имя Министра культуры Андрея Авдеева, датированное 24 ноября 2009 года, было рассмотрено министром в тот же день, прошло все инстанции, и уже в полдень 25 ноября в адрес Государственного Русского музея факсом отправлено руководящее письмо за подписью Директора департамента культурного наследия и изобразительного искусства Рамазана Колоева. Этой бумагой Колоев информирует директора ГРМ о том, что возглавляемый им Департамент «рассмотрел данный вопрос и считает возможным передачу иконы «Богоматерь Одигитрия» в религиозную организацию сроком на один год». В размещенном на сайте министерства официальном «Комментарии Департамента культурного наследия и изобразительного искусства Минкультуры России по вопросу временного экспонирования иконы «Богоматерь Одигитрия» — Корсунская» заявляется, что 30 ноября Реставрационный совет музея и экспертная фондово-закупочная комиссия «приняли решение о возможности временного экспонирования иконы при обеспечении ее оптимальных условий хранения и возможность ее транспортировки в специальном киоте, обеспечивающим должный уровень температуры и влажности».

27 ноября группа сотрудников Государственного Русского музея, не согласных с решением Министерства культуры России о передаче иконы, направила Президенту России Дмитрию Медведеву протестное письмо. «Радетелями культуры» было заявлено, что «любое нарушение существующего режима хранения может привести икону к гибели, которая станет настоящей национальной трагедией». Президент, очевидно, не посчитал, что передача иконы из музея в церковь приведет к национальной трагедии, и уже в ночь со 2 на 3 декабря 2009 года икона была перевезена в церковь Александра Невского в Княжьем Озере. Перевозка прошла успешно, и в храме созданы идеальные условия для хранения иконы. В настоящее время в храме монтируется оборудование, при помощи которого в режиме онлайн сотрудники музея круглые сутки будут получать видеокартинку изображения святыни, данные о влажности и температуре. В храме икона находится в специальной полностью герметичной витрине-киоте («валиокассете») с собственной установкой микроклимата стоимостью более трехсот тысяч долларов, созданной на средства Сергея Шмакова. 

Сотрудников Русского музея решили поддержать деятели, уже известные своим активным противодействием Церкви. В «Открытом письме сотрудников музея-заповедника «Рязанский кремль» министру культуры А.Авдееву и начальнику департамента культурного наследия Р.Колоеву, поступившем в редакцию «Русской линии», указывается на то, что «передача древней иконы из фондов Русского музея в пользование приходской общины МП РПЦ [так в оригинале - РЛ] прямо нарушает федеральное законодательство России и является по сути разбазариванием общенационального культурного наследия», - то есть авторы письма недвусмысленно обвиняют в нарушении закона и «разбазаривании культурного наследия» самого министра культуры и начальника департамента культурного наследия, отдавших распоряжение о передаче иконы Церкви.

«Подобные действия создают опасный прецедент - если таким образом можно поступать с древнейшим и ценнейшим экспонатом, имеющим серьезные проблемы с сохранностью, то какая судьба уготована министерством остальным музейным предметам, имеющим отношение к религии?» - рисуют ужасные картинки музейщики. «К сожалению, случаи, когда передача икон и церковной утвари из музея в храм «для использования по функциональному назначению» заканчивались значительным ухудшением состояния, а то и полной утратой, стали обычной практикой», - добавляют авторы письма, не приводя, впрочем, конкретных примеров.

«Еще в XIX в. просвещенные церковные деятели начали собирать древние святыни в музеи, чтобы избежать их разрушения и сохранить для потомков. Нелепо выглядят попытки современных светских и церковных чиновников повернуть колесо истории вспять и раздать музейные реликвии по храмам, вместо того, чтобы заказывать копии, как это делается в цивилизованном мире», - поучают составители письма, в котором угадывается рука либеральных «правозащитников».

В заключение авторы уже совсем цинично призывают Министерство культуры «не уподобляться государственным деятелям 1920-1930 гг. [когда иконы как раз отбирали у Церкви в музеи - РЛ], когда власти, исходя из политических соображений, беззаконно распоряжались музейными коллекциями как своей собственностью, что имело самые плачевные последствия для страны».

Корреспондент «Русской линии» связался с известным петербургским священником и культурным деятелем, диретором музея-квартиры св. праведного Иоанна Кронштадтского, настоятелем Леушинского подворья протоиереем Геннадием Беловоловым. Комментируя ситуацию вокруг передачи Торопецкой иконы Божией Матери из музея в Церковь, о. Геннадий подчеркнул, что в оценке данной проблемы «надо исходить из понятия копирайта - авторского права». «Кто автор и правообладатель всех икон? Безусловно, не музеи и не Министерство культуры. Иконы создала и явила как особое духовное явление Православная Церковь. Именно она является правообладателем всех авторских прав. Это та исходная позиция, с которой нужно начинать все рассуждения», - сказал он.

«Я вполне допускаю, что какие-то иконы могут находиться в экспозиции музея, - продолжил священник. - Они могут и должны быть также доступны для многих, еще невоцерковленных людей. Эти иконы выполняют равноапостольную функцию или миссионерскую роль, проповедуя благую весть Христову». «Но этот вопрос должна решать Церковь, - еще раз отметил он. – Если Церковь передает икону на временное хранение в музей, то эта икона должна требовать особого хранения, особой реставрации, особого отношения. У нас же все перевернуто с ног на голову. После революции тысячи икон были изъяты у Церкви совершенно беззаконно. Теперь любая попытка восстановить законность воспринимается как посягательство на несуществующие права музеев и культурных учреждений». По словам о. Геннадия, Церковь не требует в Эрмитаже ни полотен Рембрандта, ни полотен Рубенса, ни шедевров русского модерна. - Церковь просит вернуть то, что ей принадлежит изначально. «Это настолько очевидная ситуация, что странно обсуждение этого вопроса», - добавил он.

Тихвинская икона Божией Матери, написанная в XIV веке, прекрасно хранится в Успенском Тихвинском монастыре, указал протоиерей Геннадий Беловолов. «Здесь музейные работники не поднимают вопроса, не бьют в набат. Почему? Потому что икона прекрасно сохраняется и всем доступна, потому что не нужно платить деньги, чтобы увидеть святой образ. Если бы Тихвинская икона находилась в Русском музее, отдали бы ее нам? Конечно, все музейное сообщество восстало бы и начало твердить, что это «общенациональное достояние». Здесь порочна сама постановка вопроса – что, якобы, передача иконы Церкви означает ее отчуждение от национального достояния. Наоборот, она становится доступной народу, и не возникает безнравственной ситуации, когда за то, чтобы человек увидел икону и перед ней помолился, берут деньги, берут билеты, ограничивая к ней доступ народа, о котором так беспокоятся музейные работники. По сути, идет торговля святыней. А это, конечно, недостойно», - сказал настоятель Леушинского подворья.

Икона Божией Матери Одигитрия Торопецкая«Почему музейное сообщество не бьет тревогу о том, что тысячи икон хранятся в запасниках, ожидая своей реставрации? Почему эти иконы не экспонируются? Почему большую часть икон народ не знает и не видит? – затронул важный вопрос священнослужитель. - Получается, что музеи сокрывают то, что они называют национальным достоянием. В данной ситуации музейные работники заняли конфронтационную позицию. Церковь всегда готова к сотрудничеству и она в нем заинтересована. Но создается ощущение, что музейные работники беспокоятся не столько об иконах, сколько о своих личных интересах. А ценность тех или иных хранилищ определяется наличием православных святынь. Если их не будет, встает вопрос - что же будут хранить научные сотрудники этих отделов? Давайте спросим честно: знало ли большинство культурной общественности до этого момента, что в запасниках Русского музея находится такая ценность и святыня - Торопецкая икона Божией Матери, написанная в XIV веке? Данный пример показал, что музеи выполняют функцию не столько сохранения, сколько функцию сокрытия нашего национального достояния. А о том, что из музеев пропадают иконы, поведала нам история хищений более 200 предметов церковной утвари и икон из Эрмитажа. Как известно, большинство из них не найдено до сих пор».

«Торопецкая Икона Божией Матери должна объединить наше общество, Церковь и интеллигенцию. Безусловно, она должна быть доступной и находиться в Церкви. Доступ к иконам не должен быть связан с материальной платой, и иконы не должны быть закрытыми в запасниках. В музее невозможно совершить молебен, невозможно почтить икону молитвенно, то есть делать то, ради чего она и создавалась», - заключил протоиерей Геннадий Беловолов.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме