Михаил Леонтьев: "Наш Минфин не считает рубль деньгами" 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Михаил Леонтьев: "Наш Минфин не считает рубль деньгами"

Мировой экономический кризис / 08.10.2008


Известный журналист призывает к укреплению авторитета российского рубля …

Михаил Леонтьев"Я считаю, что направление по преодолению финансового кризиса, которое выбрали наши начальники, в принципе, правильное. Но только осуществление этой политики почему-то очень замедлено. Хотя Дмитрий Медведев сказал, что все нужно делать очень быстро и что время сейчас дорого стоит. И это правильно", - заявил известный журналист и политолог Михаил Леонтьев в интервью сайту KM.ru.

"Мне непонятно только одно, - добавил он. - Предпринимаемые меры направлены на преодоление кризиса ликвидности и восстановление межбанковского кредита. Однако для этого не нужно вкачивать ликвидность в отдельные банки. Надо дать возможность всем банкам на равных (в соответствии с теми показателями по капиталу и обороту, которые они имеют) получить доступ к выделяемым финансовым средствам. А с другой стороны, нужно возродить межбанк... Например, создать некий фонд гарантий по межбанковским кредитам. Ведь проблема не в том, что у нас мало денег. Те деньги, которые сейчас вкачаны государством в финансовую систему, это больше, чем те деньги, которые из нее ушли (номинально). Другое дело, что дело не только в объеме денежных средств, но и в их обороте. А оборота сейчас нет, потому что нет доверия. Что является главной болезнью всякой финансовой системы".

По словам Леонтьева, "когда возникает кризис доверия, люди начинают бояться кредитовать друг друга". "Особенно бюджетными деньгами, потому что это связано с уголовной ответственностью. А если тебе их не вернут? Вот почему нужно создать такую возможность, чтобы ваши резервы использовались как "резервы доверия". То есть государство должно подкрепить своими резервами межбанковское доверие. Это было бы очень здорово. Все это меры по смягчению конкретного удара, чтобы не допустить коллапса финансовой системы"? - недоумевает он.

"А вообще нужно прекратить обращать внимание на российский фондовый рынок. Да, безусловно, крах на фондовом рынке мог нанести ущерб финансовым институтам, которые на нем играли в акции. Потому что там есть проблемы с залогами. И это уже все состоялось. Больше здесь уже ничего не произойдет. Представить себе, что вменяемые и серьезные игроки продолжают держать в акциях какие-либо большие (критические для себя) активы и не переводят их в ликвидную форму, невозможно. Наш фондовый рынок и так маленький, так он сейчас еще и стоит. Пусть он колеблется хоть на 60% в день. Если у вас на рынке заключается всего три сделки, то каждая из них будет давать колебание на 60%. Купил - рынок пошел вверх, продал - вниз. Нужно прекратить заниматься этим идиотизмом", - уверен аналитик.

Как считает Леонтьев, "биржевые спекулянты нас постоянно "кошмарят" и заставляют заниматься ерундой". "Хотя финансовая система в целом - это совсем не ерунда. И ею-то как раз заниматься надо. Но, опять же, все это в плоскости предкризисных стабилизационных мероприятий. А дальше нужно представить себе (это уже нетрудно сделать), в каких параметрах будет развиваться мировой кризис, и что это будет для глобальной экономики. Будет ли это дефляция как в 1929 году и долгий дефляционный шок (на что очень похоже), или это будет происходить по-другому", - подчеркивает М.Леонтьев.

"Что касается России, то здесь этот сценарий реализовать достаточно трудно, потому что к нам все равно будут поступать довольно большие валютные потоки. То есть проблем с валютой в России не будет ни при каких обстоятельствах. И платежный профицит все равно никуда не исчезнет. Просто нужно посмотреть, что можно сделать с российской финансовой системой глобально. То есть, насколько быстро и каким образом мы можем сейчас сделать рубль международно-конвертируемой валютой, чтобы проводить самостоятельную финансовую политику. В своем нынешнем состоянии рубль - это не та валюта, с которой можно проводить такую политику. Он привязан к другим валютам. И будет следовать, как собачка на веревочке, за всеми остальными валютами, отражая их состояние. И когда начнется бегство от валют, мы этим воспользоваться не сможем. Ресурсов-то у нас много, да и валюта генетически достаточно сильная (она не испытывает внутренних проблем). Но если рубль не является валютой, то мы с ним ничего сделать и не сможем", - считает Леонтьев.

Недавняя встреча Владимира Путина с президентом Белоруссии Александром Лукашенко, на которой предметно говорилось о переходе во взаимных расчетах в торговле на рубль, с точки зрения Леонтьева, очень важна, так как "важно хотя бы с чего-то начать": "Я абсолютно уверен, что если мы начнем, то дальше все будет нарастать, как снежный ком. Так можно торговать и с Украиной, и с Германией. Просто до сих пор существует какая-то генетическая боязнь, что если мы заменим доллары на рубли, то останемся без денег, что рубли - это не деньги".

"У меня складывается такое впечатление, что наш Минфин не считает рубль деньгами. То есть он, как бы, не против конвертируемого рубля, но чтобы при этом в страну притекала и другая валюта. Но тут нужно выбирать либо одно, либо другое. И вообще, чего вы хотите от других субъектов рынка (включая простых граждан), если сам Минфин очевидно демонстрирует, что он не верит в национальную валюту. Либо не верит в свою (и Центробанка) способность управлять ею эффективно, что, между прочим, можно было бы считать оправданием. Поскольку я не верю, что эти люди способны с этим справиться", - заключил Михаил Леонтьев.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме