Украшение Кажима

Свято-Димитриевский храм

Божия Матерь возвращается

Дождь, зарядивший ещё со вчерашнего дня, не перестал и к утру. Но это не испортило настроения тем, кто отправился с иереем Сергием Логачёвым за 230 километров на воскресную службу в старинный храм Св. Димитрия Ростовского посёлка Кажим. Может быть, потому, что перед выездом из Сыктывкара все приложились в храме Смоленской иконы Божьей Матери, где батюшка служит, к частицам мощей блаженной Матронушки Московской, путешествующих сейчас по городам епархии. А может, от завораживающего вида золотых и ярко-оранжевых красок осени за окнами нашего микроавтобуса. Или от того, что вместе с нами едет большая икона Смоленской Божией Матери, подаренная кажимскому храму настоятелем городского Св.-Троицкого прихода о. Михаилом Козаком взамен украденного там год назад старинного образа этой иконы. Вместе с ней было похищено ещё восемь икон - старинных, в окладах.

- Как у вас иконы-то украли? - спрашиваю о. Сергия.

- В храме у нас ни сигнализации, ни сторожа нет. Указом владыки я был направлен окормлять Кажимский приход в марте прошлого года. Перед этим с крыши и главного купола ветром сорвало кровлю. Храм начал сильно протекать. Открылась течь и в тёплом приделе Иоанна Новгородского, в котором мы сейчас служим.

В сентябре я пригласил кровельщика. Мне приходилось ездить с ним из города каждую неделю. Ему помогали наши прихожане - Пётр и Александр. Несколько часов поработают - и дождь зарядит. Так весь октябрь скверная погода стояла. 30 октября вся крыша над тёплым приделом была перекрыта. И в следующий раз мы приехали только на престольный праздник

10 ноября. И вот как раз в этот промежуток - видимо, ночью - воры внизу колокольни разломали несколько рядов кирпичной кладки. Сделали небольшое отверстие, чтобы мог пролезть человек. Их, по всей вероятности, двое было. Забрали самые ценные иконы и сейф, а ещё старинную икону Димитрия Ростовского, которая висела перед входом.

- Нашли воров-то?

- Мы сразу же написали заявление в полицию. Дело в том, что в селе Летка, расположенном на московской трассе, в это же время был обворован Преображенский храм. Я сообщил в епархию о краже, что объявились воры на церковное имущество. Священники приняли меры... Но спустя два месяца нам в возбуждении дела было отказано.

- Почему?

- Нет подозреваемых. А раз, мол, нет подозреваемых, значит, не на кого дело заводить. Этой весной местный житель недалеко от Кажима, в лесу, нашёл открытый церковный сейф вместе со всеми документами. Там ничего ценного не было для грабителей, они выкинули его вместе со всеми бумагами. И видимо, сделали это через год после кражи, весной, когда снег уже растаял. Потому что документы даже не намокли. Сейчас этот сейф находится в полиции...

Где душа отдыхает

До Кажима около трёх часов пути. Вместе с настоятелем едет матушка Ирина (она руководит церковным хором), певчая Павла, алтарник Олег с девятилетним сынишкой Арсением и ещё прихожанка Людмила. И Арсений, и Людмила, борясь с тряской, вычитывают Правило ко причастию. Для Арсения в воскресенье лучше бы поспать, а не вставать в такую рань. Прочитав молитвы, он сразу заваливается на бок и тут же засыпает. Ни тряска, ни резкие повороты машины не могут потревожить его сладкого сна.

С певчей Павлой Степановной Потехиной мы давно знакомы. С самого начала она помогала ныне покойному протоиерею Борису Белогубу восстанавливать приходскую жизнь в Зеленце. Приезжала туда вместе с батюшкой каждое воскресенье. Более десяти лет пела на клиросе, помогала собирать деньги на строительство храма. Неутомимая труженица, даже на восьмом десятке она продолжает всю себя отдавать Господу. До сих пор ходит в многодневные крестные ходы, уже второй год ездит с о. Сергием в Кажим, помогает налаживать приходскую жизнь в этом отдалённом посёлке на юге республики.

Кажимские прихожанки, завидев Павлу Степановну, ещё издали начинают улыбаться и спешат к ней навстречу, чтобы поликоваться, пожелать здоровья. И она к ним - с улыбкой. Такой характер, что всегда она в добром расположении духа, с какой-то детской непосредственностью во всём находит позитив. Для неё все - люди Божии, во всех она видит образ Христов. Узнав, что и я тоже еду в Кажим, тут же воскликнула: «Вот радость-то какая! Какой там удивительный храм! Какие замечательные люди! Какая красота! Душа прямо отдыхает каждый раз».

Плачущие иконы

Крестный ход к источнику Николая Чудотворца

Крестный ход к источнику Николая Чудотворца

А кажимский храм действительно красивый. Выстроенный в первой трети XIX века, он поражает своим видом ещё и потому, что возведён на самом высоком холме в округе, на берегу Кажимского водохранилища, виден с самых отдалённых точек и как бы парит над окружающей местностью. Через два года будет отмечаться 200-летие храма. Он является главной достопримечательностью не только Кажима, но и всего Койгородского района.

Когда-то в Кажиме был железоделательный завод, и вот наследники первого заводчика - купца первой гильдии Ивана Курочкина - и начали храм в честь св. Димитрия Ростовского строить. А завершён он был «тщанием заводосодержателя Боборыкина» в пору расцвета завода, когда стало возможным возвести это очень дорогое сооружение: организовать изготовление кирпича, доставку материалов и многочисленных сборных элементов декора.

После закрытия в 1928 году в храме вначале сделали сельский клуб, потом шорную мастерскую, затем - склад и овощехранилище. Во время Великой Отечественной войны с колокольни сняли колокола, пустили в переплавку витую чугунную ограду. Но, может быть, благодаря использованию храма для хозяйственных нужд местным колхозом Господь и сохранил его до нашего времени. Однако из-за отсутствия капитального ремонта в течение последних 70 лет здание пришло в аварийное состояние.

И в дождливую погоду это хорошо видно. Из-за того что практически полностью сорваны листы железа с кровли главного купола, идёт разрушение несущих конструкций, особенно в местах стока воды, где нарушены водоотводы. Вода течёт и по старинным фрескам внутри главного Димитриевского придела, отчего кажется, что святые плачут и взывают о помощи. От сырости фрески отваливаются вместе со штукатуркой большими кусками.

Следы от слёз из глаз Пресвятой Богородицы, застывших в виде капелек святого мира, видны и на почитаемой иконе Божьей Матери «Знамение», которая стоит в тёплом приделе.

Прихожане, узнав, что я журналист их любимой газеты «Вера», наперебой просили меня написать о плачевном состоянии храма, попросить через газету помощи в его восстановлении - как от представителей республиканских властей, так и от благотворителей, неравнодушных к гибнущей святыне. Они искренне считают, что без церкви их посёлок, который и без того переживает не самые лучшие времена, совсем зачахнет. С 2,6 тысячи жителей в 1959 году население его сократилось больше чем вдвое и сейчас составляет около тысячи человек.

В этот день в кажимском храме как раз был престольный праздник, поскольку 20 сентября - день памяти св. Иоанна Новгородского. В приделе, освящённом в честь него, сейчас и проходят службы. После литургии во время проповеди батюшка напомнил житие святого. Когда вместе со своим братом Гавриилом они основали монастырь на средства, оставленные в наследство родителями, и уже возвели каменный храм до половины, тут деньги закончились. Они взмолились Самой Царице Небесной, и Богородица, одновременно явившись им обоим во сне, утешила одними и теми же словами, что по их вере и любви к Ней Она пошлёт необходимые средства, которых хватит не только на храм, но ещё и останется. В тот же день ранним утром братья после утрени вышли из монастыря и увидели перед монастырскими воротами красивого коня, в дорогой позолоченной сбруе - без всадника. Прождав долгое время хозяина, который так и не появился, они подошли к коню ближе и увидели, что по обеим сторонам седла висят два туго набитых мешка. Один был полон золота, а второй - серебра. Поняв, что это Сама Царица Небесная прислала им деньги, они окончили вскоре строительство...

Рассказав об этом чудесном случае, о. Сергий обратился к прихожанам: «Давайте и мы будем молиться к Пресвятой Богородице и всем святым, чтобы они помогли нам через добрых людей восстановить наш храм!»

Кажимские прихожане

Лидия Флориановна (слева) и Зоя Александровна (справа)

Лидия Флориановна (слева) и Зоя Александровна (справа)

Среди прихожанок на богослужении была 81-летняя Зоя Александровна Безносикова, с неё в 1991 году началось восстановление церковной жизни в Кажиме. Она организовывала земляков на ремонт храма и проведение совместных воскресных молитв. За это время сменилось несколько священников, у которых кажимский храм был, как правило, вторым или третьим. И конечно, священники не могли уделить ему достаточно времени и сил. С приходом о. Сергия наконец-то удалось наладить регулярные богослужения. Батюшка приезжает на праздничные службы и раз в месяц на воскресные. А в остальные воскресные дни прихожане сами собираются в храме на молитву. Мирским чином служат молебны и акафисты.

Сейчас Зоя Александровна передвигается с помощью двух палочек-клюшек. Поскольку стоять почти совсем не может, то во время службы сидит на стульчике. Но на каждой литургии обязательно старается исповедоваться и причащаться.

После службы прихожан, а пришло их около 20 человек, пригласили в трапезную, которая находится в обыкновенном деревенском доме в центре посёлка. Этот дом завещал храму после своей смерти Николай Андреевич Зверев. Москвич и бывший военный, он, выйдя на пенсию, каждое лето приезжал в Кажим, жил здесь по полгода, с самого начала принимал активное участие в делах церковной общины. Хорошо читая на старославянском, он был главным чтецом во время соборных молитв. Занимаясь краеведческими изысканиями, Николай Андреевич выяснил, что история освоения Кажимского месторождения восходит к XI - XII векам, а не к 1755 году, как это принято считать ныне, поскольку историки датой основания Кажима считают начало строительства здесь, на речке Кажим, устюжским купцом Иваном Курочкиным первого завода для выплавки железа.

Во время трапезы сельчане рассказывают о славном прошлом Кажима. Узнал я и довольно любопытные факты о том, что листами железа, которые изготовлялись на кажимских заводах, была покрыта крыша Зимнего дворца в Санкт-Петербурге и сделана ограда вокруг него и что во время Первой мировой войны здесь отливали ядра для пушек. Делали много чего и для хозяйства: утюги, пепельницы, лопаты, бороны, вилы, ухваты...

На поклон к старцу Николаю

- А какие-то старинные традиции у вас сохраняются? - спрашиваю прихожан.

- У нас праздник села отмечается 22 мая, в Николин день, - говорит Лидия Флориановна Файт. - Каждый год все ходят на источник Николая Чудотворца. Это на берегу лесной речки в бору, километрах в четырёх от Кажима. Там раньше часовня стояла, старец Николай жил, все ходили к нему. И поэтому место стали называть Устарчуж, то есть «были у старца».

- А когда он жил там?

- Точно мы не знаем, говорят, ещё до войны. Сейчас от часовни один пенёк остался. На этом месте Поклонный крест стоит. В Николин день батюшка служит возле него молебен, воду освящает, а мы её домой набираем.

У поклонного креста

У поклонного креста

- Ко кресту верующие идут крестным ходом от храма, - добавляет о. Сергий, - а остальные кто на машинах, кто пешком. Администрация и сельский клуб там народные гулянья проводят, костюмированные представления устраивают. В прошлом году они встретили наш крестный ход хлебом-солью: «Приходите, гости дорогие!» А после водосвятного молебна разыграли целый спектакль, во время которого какой-то леший с метлой из леса выскочил. Я окропил всю землю вокруг и всех участников этого праздника освящённой водой из ручья и попросил не устраивать подобные представления с нечистой силой на святом месте. И уже в этом году, когда крестный ход к Поклонному кресту с иконой Николая Чудотворца пришёл, никаких спектаклей там не разыгрывалось - всё благочестиво прошло. Мы благодарственный молебен по окончании хода в храме отслужили.

У кого бы потом я ни расспрашивал подробности о старце Николае, оставившем такой глубокий след в жизни Кажима, никто мне ничего больше добавить не смог. «Да, - говорили, - был такой человек, жил один в лесу, молился за людей, помогал всем приходящим и советом, и молитвой». А кем он был, откуда пришёл - неведомо.

Лидия Флориановна является хранительницей храма, поскольку заведует ключами и ещё работает в церковной лавке. Она в курсе последних событий. Рассказывая о последнем священнике протоиерее Александре Покровском, служившем здесь с 1907 по 1916 годы, она вспомнила и про его внучку Берту Алексеевну Холопову, которая из Нижневартовска несколько раз приезжала в Кажим.

- Занимаясь родословной Покровского рода, Берта Алексеевна проследила более одиннадцати поколений своих предков и нашла более 900 родственников, - говорит Лидия Флориановна. - Родственники, которых она собрала со всей России, восемь лет назад на могилке отца Александра установили большой Поклонный крест.

А в прошлом году в конце лета Берта Алексеевна подарила нам престольную икону святителя Димитрия Ростовского. Ещё одну икону - святой Матроны Московской - подарила нам бывшая жительница посёлка Галина Сергеевна Кривошапова, которая сейчас живёт в Сыктывкаре. Эта икона тоже была специально написана для нашего храма.

Ключарь

- Вы из переселенцев? - спрашиваю старушку, услышав её немецкую фамилию.

- Из репрессированных немцев. Жили под Сталинградом. Дедушка был репрессирован в 30-м году, и их семью выслали в Усть-Куломский район Коми. Папе было тогда девять лет всего. Там они несколько лет прожили в бараках. Бабушка от недоедания и холода умерла. Потом их погнали этапом по деревням сюда. Сначала на некоторое время они остановились в Койгородке, потом в посёлке Гуж, а затем обосновались в местечке Ныдоб при слиянии рек Сысолы и Ныдоба. Там сами строили землянки, потом бараки, разрабатывали поля.

В 1974 году Ныдоб как посёлок закрыли, люди разъехались кто куда. Мои родители переехали в Кажим. В Ныдобе была только начальная школа. Помню, как пешком сюда в школу бегали, а в последних классах учились в райцентре.

В то время здесь действующих церквей не было. Папа у меня католик. А мама из деревни Вениб, православная. Мы часто туда к маминым родственникам ездили в гости. У них в деревне престольный праздник Рождества Пресвятой Богородицы, он и в советское время отмечался, и сейчас его отмечают. И бабушка тоже была верующей, постоянно молилась.

Скоро мне будет 68 лет. Вот уже 14 лет, как ключи от церкви у меня. Думаю, надо их передавать молодым, чтобы они занимались церковью.

Проводя экскурсию по храму, Лидия Флориановна показала старинную икону Спасителя за кануном, принесённую сюда одной семьёй. «Икона была вся чёрная, на ней ничего было не разобрать. А недавно лик Христа стал проявляться. Каждый раз, приходя в храм, мы видим, как он всё больше и больше светлеет. На иконе сверху вместе с изображением проявилась надпись: «Христос Утешитель - Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы».

- Недавно в наш храм художники из Питера и Венгрии приезжали, финноугры, в сопровождении делегации из Сыктывкара, - говорит ключарь храма. - Питерский художник всё восхищался фресками и пообещал за одно лето их восстановить. А у нас и денег нет, чтобы ему за работу заплатить.

«Все здоровые, слава Богу»

Среди прихожан обращает на себя внимание один высокий молодой мужчина, который истово молится и кладёт поклоны. Как оказалось, это главврач Кажимского детского противотуберкулёзного санатория Константин Юрьевич Мелехин. После трапезы он попросил батюшку освятить его деревенский дом и санаторий.

Кажим расположен среди сосновых боров, воздух здесь чистый, целебный. Быть может, поэтому выбор Министерства здравоохранения Коми на создание Республиканского противотуберкулёзного детского санатория выпал именно на это место.

В кабинете главврача на столе и на стенах висят иконы.

- Были случаи, чтобы с помощью Божией удалось вылечить ваших пациентов? - спрашиваю Константина Юрьевича.

- Так у нас все дети здоровые, просто у них положительная реакция на манту. Я за них молюсь, чтобы они не заболели. И слава Богу, таких случаев пока не было.

- Как много детей у вас отдыхает?

- Санаторий рассчитан на 45 коек, летом до 70 человек доходит. А в школьный период мало детей бывает, по 20-30.

«Надо читать акафист»

Уже вечером после освящения, которое длилось не менее полутора часов (надо было неспешно обойти с молитвой все помещения санатория и окропить святой водой), мы выехали из Кажима. Вдруг ни с того ни с сего прямо при выезде с сельской дороги на трассу машина заглохла. Батюшка сам сидел за рулём. Несколько раз он пробует завести двигатель, который нехотя заводится, но потом снова глохнет.

- Ну вот, придётся в Кажиме ночевать, - вырвалось у меня.

- Надо читать акафист Николаю Чудотворцу, - предлагает Людмила.

- Я начну, - говорит матушка. - Нам никак нельзя задерживаться, нас дома дети ждут.

Достаёт акафист и сразу начинает читать.

Тем временем на улице начинает темнеть. Батюшка открыл капот, долил антифриз в расширительный бачок, хотя его и так было достаточно, посмотрел двигатель: всё вроде в норме, горючего - полный бак. Снова сел за руль и попробовал включить зажигание. Мотор завёлся, машина проехала метров 50 и опять заглохла. И так ещё раза два: мы начинали двигаться, и снова мотор глох. Матушка, не переставая, читала акафист. Наконец мотор заработал ровно и без перебоев потянул машину вперёд по трассе, всё ближе и ближе к дому.

- Хоть чего было-то? - спрашиваю у о. Сергия.

- Сам не знаю, вроде всё исправно. Ничего не сделал.

В гостях у батюшки

Отец Сергий благословдяет прихожан

Отец Сергий благословдяет прихожан

В Сыктывкаре я зашёл в гости к батюшке, чтобы посмотреть материалы по храму. 13-летняя Катюша и 3-летняя Анечка, заслышав, что открывается дверь, спешат навстречу родителям. Анечка бежит и тянет ручки: «Папочка, мамочка, как я по вам соскучилась!» И тут же, весело смеясь от счастья, взлетает под потолок, подхваченная сильными руками отца Сергия.

В мирской жизни о. Сергий работал спасателем в пожарной части МЧС. Раньше ему приходилось спасать человеческие жизни, а сейчас - человеческие души.

- Как Господь призвал вас к служению? - спрашиваю отца Сергия.

- У матушки мама верующая, она молилась за неё, чтобы нашла себе мужа на всю жизнь и обязательно бы с ним обвенчалась. Мы с Ириной начали дружить ещё до армии. В армии мне дали отпуск, а когда я приехал домой и мы с ней встретились, то сразу же понял, для чего приехал. Сделал предложение, матушка его приняла. Всё произошло стремительно даже для нас. 24 числа мы приняли крещение, 25-го - расписались, а 26-го - обвенчались. На венчании мама Иры подарила нам свою родовую, очень старинную икону святой Екатерины. А ей передала эту икону свекровь. И вот под покровительством этой святой мы живём вместе уже 23 года. Первым у нас родился сын Артём, ему сейчас 20 лет, он в медакадемии учится. А второй появилась дочка, и мы назвали её в честь святой Екатерины. До этого времени мы хоть и покрестились, но всё ещё искали Господа. И только после рождения Кати, в 2002 году, стали постоянными прихожанами храма Александра Невского.

В 2005 году настоятелем храма был назначен отец Михаил Козак. Именно при нём мы окунулись в приходскую жизнь церкви Смоленской иконы Божьей Матери. Что батюшка благословит, то и делали. Отец Михаил всё теснее приближал меня к пономарскому служению и однажды ввёл в алтарь. Никаких послушаний мне тогда не давал, просто сказал: «Стой и молись». И вот когда в первый раз молился в алтаре, у меня было состояние, словно я улетел куда-то. Тогда я увидел настоящую жизнь церковнослужителя, и у меня в корне поменялось отношение к службе. Батюшка наказал мне запомнить чувство этого первого вхождения в «святая святых» и сохранить его до конца своих дней. Я его храню и стараюсь не потерять.

Как только стал пономарить, уволился со своей работы, хотя у меня там всё было хорошо. И отношения с начальником хорошие, он меня потом звал обратно. Но я уже встал на путь служения Богу.

Потом экстерном закончил Сыктывкарское духовное училище. В 2013 году, на Преображение, меня владыка рукоположил в священный сан и назначил штатным священником Свято-Троицкого прихода города Сыктывкара. Затем к этому служению ещё добавился Кылтовский монастырь и настоятельство в Димитриевской церкви Кажима.

Конечно, забот сейчас много. Кажимский храм хоть и был с 91-го года передан церковной общине, но никаких документов по этому поводу не было оформлено. Предыдущие настоятели как-то на это не обращали внимания, а я начал выяснять, кому он принадлежит. Оказалось, что до сих пор он в собственности государства, то есть фактически бесхозный. Недавно получили документ об определении границ территории храма, и сейчас мы готовим передачу храма Церкви вместе с прилегающей территорией, которую сейчас пытаемся обнести изгородью. Оттого что храм был бесхозным, не с кого было спрашивать о его состоянии, которое сейчас является бедственным. Между тем, как памятник архитектуры, он должен был восстанавливаться в комплексе с бывшим зданием завода (домной) и заводоуправлением из республиканского бюджета.

Сейчас мы отослали запрос о включении Свято-Димитриевской церкви в одну из программ по восстановлению памятников, составляем письма к организациям, оказывающим благотворительную помощь. Жертвуют в основном не от избытка, а какие-то небольшие, заработанные личным трудом сбережения. Но храм большой, требует серьёзных финансовых и материальных затрат, которых у сельского прихода нет. Нужно срочно отремонтировать кровлю. Требуются сборные строительные леса на высоту свыше 20 метров, железо кровельное... Много всего.

P.S. Для желающих оказать помощь в восстановлении Свято-Димитриевской церкви п. Кажим сообщаем адрес настоятеля: 167002, г. Сыктывкар, ул. Морозова, д. 173. Логачёву Сергею Николаевичу. Тел. 89048619073.

Фото автора и из архива о. Сергия Логачёва

http://vera-eskom.ru/2015/10/ukrashenie-kazhima/

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий