Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Количество детей, ежегодно убиваемых в России до рождения, многократно превышает количество всех живущих в стране детей

Владимир  ПотихаИрина  Ахундова, Святость материнства

03.09.2015


Беседа с вице-президентом международного фестиваля «За жизнь» Владимиром Потихой (http://potikha.livejournal.com/) о проблеме абортов как разновидности пренатального инфантицида – умерщвления детей до рождения по экономическим, социальным, религиозным и политическим причинам …

- Владимир Владимирович, Вы - многодетный отец и один из главных организаторов фестиваля «За жизнь». Почему тема искусственных абортов вызывает такое неприятие и даже некий отпор, почему продолжает оставаться одной из наиболее острых и неоднозначных тем в российском обществе?

- Любой женщине неприятно вдруг осознать, что она добровольно убила собственного ребенка, сделав аборт, а мужчине - что он послал на аборт свою жену. У большинства из нас могли родиться братья и сестры, тети и дяди, двоюродные бабушки и дедушки, которые чаще всего были убиты по желанию собственных родителей. И с этим осознанием нужно что-то делать, как-то жить дальше, что-то менять в себе самом и вокруг себя, идти против течения. Вот почему при разговоре об абортах включаются механизмы психологической защиты. Они действуют как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Чаще всего человек отрицает события или информацию, которую не может принять. А ведь соучастие в детоубийстве находится в конфликте и с совестью человека, с нравственным законом внутри него, и с основным биологическим инстинктом продолжения рода, который неотделим от психофизиологической природы человека. В наше сознание вообще не попадает информация, которую мы отрицаем. Есть и еще один механизм психологической защиты - вытеснение, активное мотивированное устранение чего-либо из сознания человека (или массового сознания в случае абортов). Мы словно забываем или игнорируем проблемы, сознательно скрываем ее от себя и других. Вытеснение проявляется в виде агрессии по отношению к тем, кто призывает посмотреть правде в глаза, пытается, не смотря на болезненную реакцию, вытащить проблему наружу, трезво ее исследовать и решить в свете совести. Очень трудно посмотреть в глаза ребенка, убитого нами или другими людьми, но с нашего молчаливого согласия.

- А что все-таки стоит за понятием «искусственный аборт»?

- Проблема в том, что искусственный аборт рассматривается практически исключительно как синоним искусственного прерывания беременности, негативные последствия которого состоят лишь в потенциальных угрозах для здоровья женщины. К тому же эти угрозы явно недооцениваются. Например, официальной медициной игнорируются и замалчиваются данные о связи искусственных абортов с пандемией рака молочной железы, хотя это заболевание только в России ежегодно приводит к гибели более чем 20 тысяч женщин.

С одной стороны, эта тема в современном общественно-политическом и научном дискурсе в последние годы активно обсуждается, но с другой, она по-прежнему остается табуированной темой в России. На мой взгляд, наиболее достоверной причиной этого являются постабортный синдром (ПАС), то есть физические или психические расстройства у женщин и мужчин после убийства собственных детей путем аборта, и синдром выживших при абортах (СВПА): его испытывают люди, которых минул аборт, или братья и сестры которых не родился вследствие аборта. Сложившейся ситуации способствуют привычные определения аборта. Изначально они основаны на устаревших в наши дни представлениях о неразрывной связи жизни зародыша-плода (embryo - fetus), лишенного статуса человеческого существа, и беременности как физиологического состояния его матери. Если в XIX - первой половине XX века подобные определения еще могли быть хоть как-то оправданы, то сейчас они некорректны с методической и научной точки зрения. Более того, они препятствуют выработке адекватного представления о сути и масштабах проблемы искусственных абортов, блокируют принятие действенных мер по ее преодолению. Ведь в наши дни ситуация коренным образом изменилась. Ежегодно во всем мире производятся миллионы искусственных зачатий эмбрионов человека вне материнского лона при помощи вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Навстречу им движется развитие неонатологии, практически создан институт суррогатного материнства.

- В разных странах проводятся митинги против абортов, форумы в защиту жизни, Всемирный конгресс семей. Но борьба за жизнь и против жизни невероятно ожесточенная. Что нас ждет в будущем?

- Есть вероятность, что уже в обозримом будущем появятся технологии полного цикла выращивания детей вне женского организма. Легализация подобных биомедицинских технологий, включение их в программы государственного финансирования позволяют предположить, что именно на них делается ставка как на перспективный способ производства необходимого элитам количества людей с заданными свойствами. Возможно, в перспективе этими технологиями предполагается заменить естественную репродукцию человека, которая, наоборот, в наши дни искусственно подавляется, в том числе путем широчайшего распространения так называемых «современных внутриматочных и гормональных средств контрацепции». Эти средства вызывают гибель зачатых детей, препятствуя их имплантации еще до того момента, как факт беременности может быть установлен стандартными диагностическими процедурами.

Весьма странно, что обществу продолжают навязывать в качестве нормативного определения аборта следующее: «Искусственный аборт: прерывание клинической беременности путем преднамеренного вмешательства, предпринятого до 20 полных недель гестационного срока (18 недель после оплодотворения) или, при неизвестном гестационном сроке, при весе эмбриона/плода менее 400 граммов».

- А какое определение «искусственного аборта» Вы считаете правильным?

- «Искусственный аборт (от лат. aborior - прекращать, прерывать) - искусственное прерывание жизни человеческого существа в период от зачатия (оплодотворении) до рождения». При этом есть все основания заменить здесь понятие «человеческое существо» на понятие «ребенок», ведь в общепризнанном и ратифицированном большинством стран мира, включая Россию, международном документе - «Конвенции о правах ребенка» - говорится, что «ребенок - это каждое человеческое существо до достижения совершеннолетия, которое ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». Уже никто не станет отрицать, что зигота, бластоциста, эмбрион или плод являются именно человеческими существами вида Homo Sapiens. Это объективный биологический факт. Поэтому определение аборта вполне обоснованно можно сформулировать так: «Искусственный аборт - причинение смерти (убийство) ребенка на эмбриональной или фетальной стадии его развития».

- Это определение, конечно, не понравится, большинству женщин, делавших аборт, но, возможно, предостережет от них новые поколения женщин.

- Искусственные аборты с точки зрения общественных наук можно рассматривать как современную форму инфантицида (от лат. infanticide - убийство младенцев). Тот же учебник МГУ «Фундаментальная социология» говорит о том, что инфантицид зародился в глубокой древности и существует до сих пор, выявляя негативное отношение взрослых к детям и демонстрируя обесценивание человеческой жизни вообще. Инфантицид - это умерщвление детей по разным причинам. Экономическими причинами чаще всего являются дефицит ресурсов, их катастрофическая нехватка, например, материальная нужда семьи или голод в стране. К социальным причинам относят состояние здравоохранения, к религиозным - ритуальное принесение детей в жертву богам и духам, к политическим - геноцид и уничтожение детей завоевателями, покорившими ту или иную страну. В широком смысле его разновидностями выступают разрешение на аборты и ограничение рождаемости.

Аборт принято также называть пренатальным (зародышевым, эмбриональным) убийством, т.е. умерщвлением ребенка до его рождения. Введение в научный оборот представления об искусственных абортах как о пренатальном инфантициде выводит их из узких рамок исключительно медицинской проблемы или проблемы прав женщин. Оно дает возможность выхода на полноценное изучение различных юридических, религиозно-мировоззренческих, политэкономических, исторических, геополитических, культурологических и прочих аспектов проблемы искусственных абортов для выработки действенных способов ее решения. В зависимости от возраста убиваемого до рождения младенца пренатальный инфантицид можно классифицировать на эмбриоцид и фетоцид. Жертвами эмбриоцида - абортивного действия внутриматочных и гормональных средств контрацепции и ВРТ - только в России ежегодно становятся десятки миллионов зачатых детей на начальных стадиях своего развития. Жертвы фетоцида - это около миллиона детей в год, убитых в результате искусственных прерываний беременности по официальной статистике, а по экспертным оценкам Госдумы - это 5-8 миллионов.

- Да, масштабы проблемы поражают и ужасают одновременно.

- Общее количество детей, ежегодно убиваемых в России до рождения посредством различных медицинских технологий, многократно превышает количество рожденных. И не только рожденных, но и всех детей, живущих в стране (23,6 млн детей до 16 лет в 2012 г.).

Беседовала Ирина Ахундова
Фото автора

http://sm.cnsr.ru/ru/analitics/Kolichestvo_detej__ezhegodno_ubivaemih_v_Rossii_do_rozhdeniya__mnogokratno_previshaet_kolichestvo_vseh_zhivushih_v_strane_detej/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме