Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

На 75 году жизни умер известный русский поэт Геннадий Андреевич Попов

Геннадий  Петелин, Российский писатель

13.07.2015

Его мы запомним и как тонкого лирика, и как поэта обостренного гражданского чувства. И еще мы запомним его как доброго, всегда участливого друга и товарища, как великого труженика, многие годы руководившего Орловским отделением Союза писателей России.

Будучи по образованию инженером-электроником, более тридцати лет он проработал по специальности в Рязани и Северной Осетии. А когда одна за другой стали  выходить его книги «Вербное воскресенье» (1990), «Снежное лето» (1992), «Степень свободы» (1993), «Монологи» (1994), «Вечерний свет (1995), «Берег встречи» (1997), «Голоса безмолвия»(2000)и другие, то уже трудно было представить нашу русскую поэзию без его "тихих", но запоминающихся, как вот эти и многие иные, строк: "И я не узнаю до тайного срока,//Что скрыто сейчас в отрешённой ночи//О чём поутру прострекочет сорока,//О чём даже друг в судный час промолчит".

Стихотворения Геннадия Попова включены и в антологию «Русская поэзия ХХ век», и в  хрестоматию для школ и вузов «Писатели Орловского края. ХХ век», они давно живут уже собственной, отдельной от автора жизнью. Но всегда мы будем различать в их высоком звучании участливый к каждой человеческой душе голос поэта Геннадия Андреевича Попова.

Мы выражаем всем родным и близким Геннадия Андреевича свои искренние соболезнования.

Вечная память светлому человеку рабу Божиему Геннадию!

Правление Союза писателей России

Прощание с Геннадием Поповым пройдёт в Орле в Доме писателей, по адресу ул. Салтыкова-Щедрина, д. 1, 12-го июля с 10.30 до 12.00

Геннадий ПЕТЕЛИН, Мордовия. Поселок Зубова Поляна. 

ПЕВЕЦ СРЕДНЕРУССКИХ РАВНИН

Так уж повелось, поэтов квалифицируют по месту их рождения: рязанские, смоленские, уральские, ярославские. К какой местности отнести известного поэта Геннадия Попова. Родился в Москве, детство и юность в связи  с войной прошли на Рязаньщине в рабочем посёлке Шилово. Одно время жил на Кавказе. В сравнительно молодом возрасте бросил свой жизненный якорь в городе Орле, в центре которого в красавицу Оку вкатывает свои воды говорливая речушка с чудным названием Орлик. В таком случае Геннадий Попов вполне подпадает под определение  - «Поэт среднерусской полосы».
 «Орловщина» -  созвездие литературных имен первой величины. С ней были связаны Тургенев, Лесков, Фет, Бунин. Город осчастливили своим присутствием Фатьянов и Проскурин. Непростое дело на фоне таких корифеев заниматься творчеством. Как говорят в народе: «Велика ответственность». Но не только Боги горшки обжигают. И тому пример Геннадий Попов. Он дерзок и способен ломать поэтические устои:

В объятьях властных коридоров   
В тяжелом шорохе портьер,
Метался воробей, который
Сюда случайно залетел.

И ни себя ли поэт сравнил с воробьем, длительное время бьющимся о стены и потолки, чтобы, в конце концов, вырваться на свободу и отправиться в большой поэтический полет. После окончания Рязанского радиоинститута Геннадий Попов более тридцати лет проработал в электронной промышленности, закончив главным инженером на одном из ведущих предприятий отрасли в Орле. Остается только удивляться, откуда находил он время, при своей занятости, для написания первоклассных стихотворений. Как бы там ни быдо, в Союз писателей СССР Попов был принят по одной своей первой книжке стихотворений в должности ещё главного технолога крупного завода электронных приборов.

У каждого свои напевы
В ночной глуши, при свете дня.

Не являются ли эти строки ключиком к тайнам и разгадкам поэтического успеха Геннадия Попова. У него свои напевы, у него свой стиль и почерк.

Как легко и свободно
по холсту растекаются краски, -
Их наносит, шутя, ненароком
неслышная кисть:
В предвечерних лучах
пламенеют горячие страсти,
Догорает в тиши
золотой остывающий лист.

Эти строки из книги «Голоса безмолвия» из стихотворения «За кистью художника». До физического ощущения мы осязаем красоту, донесенную до нас поэтом  в своем маленьком шедевре.

Давно подмечено, у больших поэтов невероятно развит дар предвидения. И в этом легко убеждаешься при погружении в поэтику Геннадия Попова. В книге «Дороги утреннего света» в цикле «Апокалипсис» сразу же привлекает внимание стихотворение «Осенняя ночь»

Кругом темно, хоть глаз коли...
Над Русью вздыбилась Европа,
Клянясь ей в дружбе и любви
С лукавой мудростью Эзопа.

Современно, на злобу дня. Только не будем  спешить с выводами. Есть в этом стихотворении и такие строки;

России предназначен путь!
И по нему идет Держава.
Везде, куда не кинуть взгляд,
Ее не ждут, нигде не рады.
Одни препоны и преграды,
И нет дороги ей назад.

И как здесь не вспомнить Федора Тютчева, классика девятнадцатого века: «Умом Россию не понять,//Аршином общим не измерить».

Лейтмотивом спустя более столетия звучат в след классику и стихи Геннадия Попова. В них та же глубина и надежда на лучшее будущее России. Стихотворение Геннадия Попова «Осенняя ночь» датировано 2002 годом - годом, когда уже пала Берлинская стена. На каждом углу демократы всех мастей трубили о том, что у России нет врагов ни в Америке за океаном, ни в Европе. Геннадий Попов не вторил в унисон демократической пропаганде тех лет.  Стихотворение «Осенняя ночь» словно написано в 2014году после всем известных событий в Украине.
Ныне Россия за свою самостоятельность обложена со всех сторон санкциями, как дикий зверь флажками, на Россию давят, ее травят, и потому, читая патриотические стихи Попова  хочется воскликнуть: «Браво, поэт!» И кто сказал, что «Нет пророков в своем  Отечестве».

Однажды в приватной беседе  Геннадий Попов посетовал: «Критики не замечают моей любовной лирики».
Мне думается, роптание поэта неуместно... Его поэзия буквально соткана из любви  к женщине, незримое присутствие которой ощущается почти в каждом стихотворении . В любовной лирике Геннадия Попова  нет банальности, которую в свое время осмеял Александр Блок: «Я не люблю пустого словаря.// Твой. Твоя. Навеки твой».
Здесь  иное восприятие окружающего мира, иное мировоззрение. Открываю навскидку прекрасно проиллюстрированный томик его стихотворений «Дорога утреннего света». Тут же бросилась в глаза «Баллада о стали и любви». В ней нахожу:

Кипит раскаленная сталь,
как огненная река...
В небесную звездную даль
стремятся стальные века.
Движенью не видно конца -
стальному течению Земли
в один неземной пролив,
где ждут живые сердца.

Вслушайтесь, раскаленная сталь и живые сердца... Откуда в голову поэту пришли эти строки? Температура кипения металла - около полутора тысяч градусов Цельсия. А значит, температура  кипения чувств и того выше. У меня ощущение того, что баллада явилась к поэту из других миров, из космических далей, чтобы он  подарил ее нам, земным читателям. И еще фрагмент из баллады:

Я видел доменный цех,
где клокотал металл...
С ярких мгновений тех
другим, наверное, стал.
Понял, что нет твердынь,
которых расплавить нельзя,
Что может железный дым
выжечь мои глаза.
Что может мужская слеза,
невидимая на щеке,
душу спалить дотла
от тебя вдалеке.

И представляешь, естественно, ее величество женщину необыкновенной красоты. Ту женщину, о которой тоскует поэт.
К описанию человеческих чувств у поэта свои подходы. Он не делает попыток их как-то огрубить и опошлить. Они чисты и прозрачны, как голубое небо,  в солнечный весенний день.

Скромная, неброская природа средне - русской полосы - неотъемлемая часть творчества Геннадия Попова. Без нее он не обходится не в одном стихотворении. Она цементирующая часть его творений.

В коловращении недель,
как по кругу,
Сквозь тополиную метель
Бегу, бегу...
Метет июньская  пурга...
Душа - в снегу.
Свести речные берега
Я не могу.

или

Сентябрь, как свободный художник,
Развесил цветные холсты.
И сад на мгновение ожил
В кострах не опавшей листвы.

Виртуозное владение словом делает произведения Геннадия Попова зримыми, выпуклыми, осязаемыми, с запахами и вкусами. Его скольжение пера по чистому листу бумаги, можно сравнить с легким скольжением фигуристки  по гладкому льду - та же  грация и красота:

Прощальное тепло...
Сентябрь исходит светом.
Неведомо куда проплыли облака. 
Летает серебро, искрится бабье лето,
И стынет на ветру осенняя река.

Геннадий Попов имеет удивительный дар. Он может разглядеть то, что не под силу обыкновенному человеку. По его меткому признанию:

Душою слышу глас небесный...
Над сонной речкой мир затих.
В краю лугов за кромкой леса
Остановился  вечный миг. Слышать душою не дано простым смертным. Этот редкий дар свыше.

Закрываю книгу, а в мыслях строки из стихотворения « Август»:

По кругу, по орбите
Кружатся времена...
В страну земных открытий
Душа устремлена.

А в парке запыленном
Играет детвора...
Я был зеленым кленом,
Но...далеко вчера.

При воспроизведении таких строк поэт словно парит где-то в невесомости - а значит, и вместе с ним парим  мы, читатели. Он удивительно искрометен и точен в своей поэзии.  Прочитав одно стихотворение, хочется взяться за другое... А там нас вновь ждут неповторимые открытия откровений уже немолодого поэта, выдающего с молодой энергией  зрелые пахнущие спелым августом стихотворения.

С поэзией Геннадия Попова я столкнулся уже в зрелом возрасте. И радуюсь тому, что не пропустил, не проспал  этого дивного русского поэта. Надеюсь, что у его поэзии большое будущее.

В юности Геннадий Попов всерьёз увлекался лыжным спортом. Предпочтение отдавал марафонским дистанциям. Поля, луга в белоснежном одеянии, голубое зимнее небо, яркое солнце, леса, перелески, ели и сосны в нахлобученных шапках, в хрустальном инеевом убранстве ветви белоствольных берез и до блеска накатанная лыжня, уходящая далеко за горизонт. И, пожалуй, благодаря спортивному прошлому зимние пейзажи в его стихах осязаемы до физических ощущений.

Мороз с утра и свеж, и ясен,
Сугроб холоден и скрипуч,
И ощущающее прекрасен,
Сквозь облака скользящий луч.

А ещё Геннадий Попов в молодые годы был страстным охотником. В свободное от работы время, в выходные дни, он вставал с утра пораньше на лыжи и отправлялся на природу распутывать следы «братьев меньших». Выходил  на того или иного зверя, вскидывал ружьё, целился, а вот нажать спусковые курки, что-то останавливало. Не желалось видеть алых вышивок кровью по насту чистого белого снега:

Волк шёл в село тропой разбоя,
Звериным голодом гоним.
Нас в этом мире только двое.
К жилью я вышел вслед за ним.

Мы на задворках разминулись -
Я не посмел спустить курки.
И разошлись...И оглянулись -
Друг друга спасшие враги.
(Фрагмент стихотворения «Двое» из книги «Берег мечтаний»)

Геннадий Попов не промысловик - охотник. В его квартире только книги, в ней нет ни лосиных, ни оленьих рогов, нет и медвежьих, и волчьих шкур, служивших ковриками у кроватей. Он охотник - философ, охотник - поэт. И в этом плане примечательно стихотворение «Олень», в котором автор перевоплотился на считанные минуты, во сне, в красивое северное животное с ветвистыми рогами. Олень во время гонок получает ранение.

Из раны стреляной - спасительная боль,
И кровь, что пузырится на устах.
И на лопатках выступает соль.
Лишь брызги облаков, летят из под копыт
На красную луну...
И застят мне её...

Эффектны завершающие строки.

Но я тот сон под утро перемог:
Рванул за ворот тесную рубаху.
И оборвал свой обречённый бег,
Загонщикам оставил их заботы.
И выжил я - не зверь, но человек,
Познавший... На себе охоту.

Охота - одно из развлечений человека. Охота - приятная забава царей и королей. Азарт к охотничьей добыче присущ многим здоровым, крепким мужчинам и в наши дни. Так уж сложилось, так уж повелось. Но мне важен не сам процесс охоты, а какие чувства и мысли одолевают охотника - поэта, когда он сталкивается со своей предполагаемой жертвой. Неожиданно, с  налётом новизны и неповторимости, мне показалось, стихотворение Геннадия Попова «Осенняя охота» с её непредсказуемостью. В каждом слове, в каждой строке новаторство.

Не ругайте, зверьё, что хожу иногда на охоту:
Я совсем не хочу выискивать вас и стрелять.
Просто тянет бродить по стерне, зеленям и болотам
И к себе самому возвращаться опять и опять.

И озноб пробегает по телу, когда читаем:

Нет, довольно, уже здесь свинцовые косы косили
И взращённая злоба по душам хлестала, как плеть.
Мы с любовью идём по нахмуренным пашням России...
Но, наверное, сможем опять за неё умереть.

Как удивительно тонко автор перешёл от банальной охоты к теме войны. Вчитываясь в цикл стихотворений Геннадия Попова «Охотничьи рассказы», невольно задумываешься, а на сколько бы был спокойнее и чище мир, если бы не только среди охотников были бы поэты, но и среди политиков и генералов, которые без надобности бы не давили на спусковые курки, и чтобы они даже после незначительных боестолкновений переживали и истязали себя беспокойными размышлениями, как это делает в своей поэзии Геннадий Андреевич. У него есть удивительная баллада об утиной охоте «Селезень». В ней нескрываемая искренняя боль человека, радеющего за всё живое.

...Сто лет прошло...
Не чищены стволы...
Сказали, стало озеро болотом.
Но давняя утиная охота
Послышалась мне в гаме детворы.
И селезень привиделся во мгле:
живой, с зелёной шейкой, невредимый...
И вздыбился, как лес непроходимый,
тот путь,
что мне остался на земле.

Совершить экскурс в прошлое и увлечь за собой читателя может далеко не каждый одарённый поэт. Для этого помимо особого мышления нужно иметь невероятно богатое воображение - верную спутницу таланта. В творчестве Геннадия Попова часто можно встретить стихи о далёком прошлом России. С его помощью, словно в фантастической «Машине времени» мы легко перемещаемся из одной эпохи в другую. На рязанщине у поэта прошло военное детство. Там он учился в школе и в институте. И не на пустом месте родилась баллада «Евпатий Коловрат». В ней мы видим многострадальную, раздираемую распрями князей, страдающую от набегов иноверцев святую Русь:

На зловещих пустых пепелищах -
Ни следа, ни дымка... Ничего,
Только ветер потеряно свищет
Меж домашних пустых очагов.

И в то непростое для Руси время вспыхивает яркая звезда Евпатия Коловрата, собравшего под свои православные знамёна, воинов единоверцев:

Рубит, гонит монгольские орды
Небольшая рязанская рать...
Впереди их, бесстрашных и гордых,
Коловрат, исполину под стать.

Былинный богатырь Евпатий Коловрат, как говорят в народе, пал смертью храбрых:

И когда он упал бездыханным
Принесли его тело к шатру...
Возлежал богатырь перед ханом
На пригорке на вольном ветру.
Молвил хан:
-  Ты отважен, Евпатий!
Много знатных батыров побил.
Если б ты воевал в нашей рати
Я тебя бы у сердца хранил.

В этих словах хана преклонение перед мужеством, стойкостью и смелостью богатыря, подчеркивающих то, что дух русского народа не сломлен и не победим. Поражают своей героикой и замечательные строки баллады, касающиеся памятников в провинциальном посёлке Шилово и в самой Рязани, верному сыну отечества Евпатию:

Отпылали с востока тревожные зори,
Только мир враждовать не устал
Потому Коловрат в богатырском дозоре,
На рязанской земле, где его пьедестал.

Так уж сложилось, лучшие молодые годы поэта связаны с городом Орлом. Там он состоялся не только как ведущий инженер - электронщик, но и как большой поэт, думающий и болеющий своей легко ранимой душой за Россию. Геннадий Попов подарил Орлу стихи «Синий камень», о легендарной Судьбищенской битве:

Ударил гром и высек пламень
Предвестник битвы роковой...
Господь сошёл на синий камень, -
Светился нимб над головой.

Всё знал Господь, прозрев сквозь время:
Сойдутся завтра здесь полки
В смертельной схватке - стремя в стремя,
Небесной воли вопреки.
Стоял Господь в красе нетленной
Цвела кровавая заря
Он видел град постановлённый
По воле грозного царя.

И дале зрил Отец Небесный:
Салют победный над Орлом...
Он видел то, что нам известно
И видно будет лишь потом.

Орёл находится в преддверии своего 500 - летия. Город многое вынес и претерпел. Он выстоял в лихую годину, поднялся из руин после Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.

Войне Геннадий Попов посвятил немало превосходных стихотворений. Среди них «Поле», посвящённое памяти Николая Старшинова:

Ни креста, ни стрижали...
В чистом поле стою.
Поколения пали
Здесь в неравном бою...        
Пулей меченый камень,
Серебро ковыля...
И как будто штыками
Колосится земля.

Поэту - 75 лет. И думается, вдохновение будет сопровождать его ещё долгие, долгие годы. И он подарит России, нам читателям много новых превосходных стихотворений. На то ему и дан Богом редкий талан поэта.

ОТ РЕДАКЦИИ:
Мы ничего не стали править в этой статье, присланной нам из Мордовии  к 75-летию Геннадия Андреевича Попова за несколько дней до скорбной вести о его кончине. "В настоящее время Геннадий Андреевич серьезно болен. Лежит в больнице. Он, как мне думается, нуждается в моральной поддержке", - написал нам в своем письме автор статьи Геннадий Петелин...

http://www.rospisatel.ru/popov-nekrolog.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме