Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

На женских плечах...

Владимир  Казмин, Русское Воскресение

12.05.2015


Очерк …

Отгремели праздничные салюты в честь семидесятилетия Великой Победы над фашистскими захватчиками. Вся страна отдавала дань памяти воинам: пехотинцам, лётчикам, артиллеристам, танкистам, морякам, связистам всем кто сражался на поле брани с ненавистным врагом, и, конечно же, труженикам тыла, без которых было бы невозможно победить в этой страшной войне.

В праздничные майские дни я хочу вместе с вами вспомнить о женщинах-шахтерах, на чьи хрупкие плечи была возложена тяжкая ноша - сражаться за уголь в недрах земных. Война закончилась, но угольные пласты продолжали рубить их нежные руки, трудно представить каким трудом и кровью давались тонны «черного золота». Тяжело было всей стране, всему нашему народу, но не зря говорят, что работа в шахте - это второй фронт и на самой передовой этого фронта стояли наши женщины, наши матери и бабушки. 

Женщины, которые добывали уголь в годы военного лихолетья и после Великой Отечественной войны восстанавливали шахты Донбасса, в начале шестидесятых годов были выведены на поверхность и... забыты.

 «Шахтарочки» (так их называли) в большинстве своем влачили жалкое существование, на мизерную пенсию доживали свой век. Сегодня, спустя многие десятилетия после их трудового подвига, просто необходимо восстановить справедливость и вспомнить о женском героическом труде под землёй.

В годы Великой Отечественной войны подземными рабочими трудилось более 245 тысяч женщин, составлявших 86 процентов шахтерских коллективов. В Донбассе массово возникло движение «Девушки, в забой!». В сентябре 1943 года, после освобождения донецкой земли, начался подземный подвиг женщин. Одной из первых была 19-летняя Мария Гришутина.

Женщины-шахтеры всенародно дают клятву: «Каждый день выполнять две нормы: за себя и за воюющего или погибшего отца, брата, мужа, любимого». В феврале 1944 года вся страна узнала о женских рекордах добычи угля Марии Гришутиной, об этом писали в центральной печати. Воины Красной Армии прикрепляли портреты знаменитой горнячки на щитки своих пушек, на броню танков и громили врага ещё с большей яростью, понимая, как трудно им, хрупким девчонкам, даются эти тонны угля. Наши солдаты шли в бой со словами: «Будем бить проклятого врага так, как крушит угольный пласт Мария Гришутина!»

- Первую женскую бригаду моя мама собрала в 1943 году - сразу после того, как Донбасс освободили от фашистов, - рассказывает Елена Ломонос, младшая дочь легендарной забойщицы Марии Гришутиной. - За три года своего существования бригада дала 55 эшелонов угля уральским заводам, выпускавшим боевую технику для фронта. По призыву «Девушки, в забой!» были созданы 20 женских бригад забойщиков, которые соревновались между собой, и бригада моей мамы все эти годы удерживала переходящее Красное знамя.

Работали женщины обушками, иной раз ползком, полулежа: если пласт был маломощным, выпрямиться было невозможно. Тем не менее, этим самым обушком давали минимум по две нормы в смену. К Новому, 1944-му, году, девушки обязались давать по пять-шесть норм в смену. Мария Гришутина установила рекорд: за смену нарубила 40,6 тонны угля - 11,5 нормы. 19-летняя девушка, конечно, не «дотянула» до рекорда Алексея Стаханова, который в ночь с 30 на 31 августа 1935 года добыл за смену 102 тонны угля - 14 тогдашних «мужских» норм. Но Стаханов работал отбойным молотком, а двое его напарников крепили за ним выработку и убирали добытый уголь.

 Моей же маме помогал крепить выработку ее отец-инвалид Семен Гришутин, убирала уголь девчонка-насыпщица. Дед был травмирован в шахте еще до войны, и его даже на фронт не призвали. Подлечившись, он работал сапожником, растил девятерых детей: троих дочерей и шестерых сыновей. Но после освобождения Донбасса, снова пошел в шахту и дочь с собой позвал - больше добывать уголь было некому...

Ещё один факт. Узнав о рекорде Гришутиной, 75-летний бывший забойщик макеевской шахты «Грузская» Иван Олейников вместе с тремя дочерьми также отправился добывать уголь.

 Первое время, когда еще не были восстановлены стволы взорванных и затопленных шахт, под землю на глубину 150-200 метров опускались по деревянным лесенкам через шурф. Тем же путем поднимались обратно после смены. Шахтной бани не было, одежду, в которой работали, сами же дома и стирали. Смена длилась 10-12 часов. И не всем удавалось вернуться из забоя. Многие женщины погибли.

- Мама стала седой в 22 года, - рассказывает Елена Ломонос, - после того как трое суток просидела под завалом, куда попала вместе со всей своей бригадой. Девушки давали знать о том, что живы, постукивая обушками по угольному пласту. Тогда, к счастью, всех их спасли.

Работали без выходных и отпусков, получая за каторжный труд пайку хлеба. За рекорды премировали отрезами ткани на платья. Деньгами зарплату стали давать только в 1945 году, когда шахты Донбасса уже более-менее подняли из руин.

Мария Гришутина по окончании техникума стала первой на Донбассе начальницей добычного участка, руководила мужчинами. Ее участок «гремел» рекордами добычи угля на весь угольный край. С 1956 года Мария Семеновна в забой больше не спускалась: она вышла на пенсию в должности горного диспетчера шахты в 1970-м. Умерла в 1993 году.

 * * *

До основания разрушенный в войну Донбасс был восстановлен за считанные годы, за рубежом в это не могли поверить: «Донбасс потерян... На его восстановление понадобятся десятилетия», писала американская газета «Нью-Йорк Таймс». Но уже в 1945 году Донбасс давал угля больше, чем любой другой угольный бассейн СССР. И в этот трудовой подвиг неоценимый вклад внесли женщины-шахтеры!

Медалью «За восстановление угольных шахт Донбасса», которая по праву считается одной их главных наград за трудовые подвиги, награждено 46 300 человек, из них больше половины - женщины.

На женских плечах держалась угольная отрасль Донбасса. Свою лепту в трудовой подвиг горнячек внесла и участница стахановского движения Мария Воронова, в ту пору 15-летняя девчонка, она пришла работать на шахту в сентябре 43-го.

Мария родилась в Беларуси, а перед войной родители и семеро детей переехали в Сталино (Донецк), где было легче прокормить семью. Едва обустроились на новом месте, как нагрянули фашисты. На отца пришла с фронта похоронка. Натерпелись горя в годы оккупации, как и все жители города. Поэтому день освобождения Сталино от врага стал самым большим праздником. А на следующий день Мария вместе с подругой пришла работать на шахту №144 Куйбышевского района.

 «На душе было легко и радостно, враг разбит, надо поднимать город из руин, помогать стране углем. Старые рабочие откачали воду из шахты, но лавы еще оставались мокрыми. И мы взялись за дело с воодушевлением, работали бутчиками, забрасывали породу в отработанное пространство забоя», - вспоминала Мария Елисеевна.

Мария Воронова окончила ускоренные курсы взрывников и 15-летней девчонке была доверена очень ответственная и опасная работа.

«В лаве стояла вода, а я восемь килограммов взрывчатки несу, поднимаю сумку повыше, чтоб не намочило. Под землей жарко, есть места с плохой вентиляцией, я в каске, спецовке, брюках. Чтобы не дышать газом после взрыва, закрывала нос и рот мокрой марлевой повязкой. В шахте в основном работали женщины и девушки. Мы получали 1кг 200 гр хлеба на день и делились с беспомощными стариками и детьми, которые жили впроголодь.

Моя фотография висела на Доске почета, я получала грамоты и премии. У нас были стахановские сутки, когда мы работали не восемь часов, а десять и двенадцать. Однажды случилась беда. - Вспоминала Мария Елисеевна. - После взрыва динамита, который должен был проложить путь новому штреку, меня завалило породой...»

Марию Воронову два часа откапывали забойщики, они пришли в ужас, когда увидели девчонку. Страшные переломы рук, ног, костей таза, получила шахтарочка, перестал видеть правый глаз и слышать левое ухо. Восемь месяцев пролежала Мария в больнице. После лечения она отказалась от первой группы инвалидности и снова пошла работать. Трудилась на электроподстанции.

Объем добычи угля в Донбассе в 1940 году составил 76,2 млн тонн (и это при значительной механизации труда); в 1950-м - 78,0 млн тонн (именно в это время на подземных работах, в забоях было больше женщин, чем мужчин). И трудились женщины вручную - без комбайнов и комплексов. 

 * * *

В Донецке есть памятник удивительной женщине, которую все шахтеры Донбасса зовут Шахтерской Матерью - это Евдокия Федоровна Королёва. В честь Евдокии Федоровны названа улица в Кировском районе Донецка.

Великая судьба у этой легендарной женщины. Шахтерская мать, Баба Королиха, так звали её в народе, - героическая шахтарка Донбасса родилась в 1879 году. Она впервые спустилась в забой, после гибели отца-горняка, в 11-летнем возрасте ещё в позапрошлом веке. До революции отработала 17 лет в шахте выборщицей породы, плитовой, лампоносом, откатчицей вагонов. Это она - первая женщина в мире - взяла обушок и наравне с мужчинами добывала уголь в Первую мировую войну!

«Баба Дуся» - так называл Королеву Никита Хрущев, во время гражданской войны спасла ему жизнь. Захватившие Донбасс белогвардейцы выслеживали и уничтожали революционеров. Евдокия Королева спрятала Хрущева и его соратника Петра Метеленко у себя в сарайчике, в копне сена, а ночью по подземным шахтным выработкам вывела их за поселок в степь.

После гражданской войны забойщица, имевшая опыт работы в шахте, обучала вчерашних солдат горняцкому ремеслу.

Это имя гремело не только в довоенном и послевоенном Донбассе, но и в Казахстане. Во время Великой Отечественной войны в возрасте шестидесяти трех лет Евдакия Фёдоровна снова спустилась в шахту № 20 в Караганде, где была в эвакуации, и три года рубила уголь. «Ради Победы!» - так говорила она. Сам Стаханов, увидев Королёву в забое, в ее-то летах, изумился храбрости, мастерству, недюжиной ловкости и силе. Невероятно, но факт!

После освобождения Донбасса она вернулась на родину, где продолжила работать на шахте. Это руками таких женщин, как Евдокия Федоровна Королева восстанавливались шахты и добывались первые послевоенные тонны угля. Часто, работая по пояс в воде, женщины расчищали шахтные дворы взорванных предприятий от завалов, откачивали из подземных выработок воду, восстанавливали шахтные стволы. Ударные бригады забойщиц добывали столь необходимый стране уголь.

Жизненный путь Евдокии Федоровны Королевой описан в книге Николая Гончарова «Шахтерская мать».

Ее шахтерский стаж составил 75 лет! На пенсию Евдокия Федоровна ушла в 87 лет. А умерла в возрасте 102 года 28 января 1981 года. За ее трудовые заслуги она награждена Орденом Ленина, Орденом Трудового Красного Знамени, Орденом «Знак Почета», знаками «Шахтерская слава». Королевой присвоено звание Почетный шахтер СССР.

Это только несколько штрихов к женской, трудовой эпопеи Донбасса. А ведь таких судеб - тысячи!  Трудно представить, как смогли вынести такую немыслимую, сверхчеловеческую ношу на своих хрупких плечах наши героические женщины. Но они смогли, вынесли и победили!

Владимир Казмин (Луганск)

http://www.voskres.ru/economics/kazmin2.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме