Семь спасенных столиц

Освободители

Среди советских наград времен Великой Отечественной есть семь медалей, посвященных занятию советскими войсками европейских столиц: «За взятие Берлина», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За взятие Кёнигсберга» (столица Пруссии), «За освобождение Белграда», «За освобождение Варшавы» и «За освобождение Праги». Некоторые задаются вопросом, почему Берлин, Кёнигсберг, Вену и Будапешт мы взяли, а Белград, Варшаву и Прагу освободили? Получается, что «взять» и «освободить» - два разных типа военных операций?

Самое простое, лежащее на поверхности  объяснение таково - вражеские города, то есть города, находившиеся непосредственно на территории Третьего рейха, - брали, а вот города, которые были оккупированы германцами, - освобождали.  Скажем, Вену - взяли:  ведь она входила в состав непосредственно рейха, да и Австрия стала его частью практически добровольно. Но если так рассуждать, то и Прагу - должны были брать, ведь она тоже была оккупирована почти без выстрелов и входила в состав самого рейха, для которого делала лучшее оружие и танки. Однако ее - освободили! Какая же логика в рассуждениях советского руководства в процессе учреждения медалей (а учреждены они были в один день - 9 июня 1945 года) играла главную роль? 

Даже при беглом рассмотрении становится ясно, что все города, взятые нашими войсками, были захвачены исключительно регулярными частями Красной армии в результате крупных военных операций при упорном сопротивлении противника (а то и профашистски настроенных  жителей). Освобождали же мы города тогда, когда  в той или иной форме в этом принимало участие местное антифашистское подполье или повстанческие отряды. А еще - все освобождения подчеркивали страстное желание самого населения сбросить ярмо фашизма, встретить советских воинов-освободителей цветами. Когда стали очернять славное прошлое, принялись оспаривать даже кинохронику тех лет, где танки встречают ликующие пражане. Мол, это постановочные кадры, но свет в глазах людей даже Никита Михалков не изобразит. 

Все семь операций по занятию крупных европейских городов, за участие в которых наши военнослужащие удостаивались соответствующих медалей, позволили добить страшного врага, установить послевоенные границы Европы и создать социалистический лагерь, объединенные силы Варшавского договора, которые противостояли НАТО. До знаменательного юбилея - 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов - остается совсем мало времени. Вспомним же некоторые битвы последних месяцев войны за спасенные города Европы.

Медаль за Варшаву

Варшава - столица, крупнейший город, политический, экономический, культурный и научный центр Польши - была оккупирована немецко-фашистскими войсками еще 28 сентября 1939 года и на протяжении всего периода оккупации являлась центром противоборства польского народа с захватчиками. Разрушенная красавица была освобождена советскими войсками и войсками Войска Польского 17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции. История освобождения Варшавы состоит из двух трагических этапов, являющихся предметом историко-политических спекуляций. 

Первый этап - 1944 год. В ходе Белорусской наступательной операции 31 июля 1944 года войска правого крыла 1-го Белорусского фронта (генерал армии К.К. Рокоссовский) подошли к предместьям Варшавы, а 1 августа в городе под руководством Армии Крайовой (генерал Т. Бур-Коморовский), подконтрольной польскому эмигрантскому правительству, вспыхнуло восстание, направленное на захват политической власти в стране и недопущение к руководству Польшей народного правительства, Польской рабочей партии и Армии Людовой.

Патриотический порыв охватил горожан вне зависимости от политической принадлежности. В городе между повстанцами и немецкими войсками разгорелись жестокие бои (в ходе восстания погибло около 200тыс. человек). Однако задачей вдохновителей этих выступлений было отнюдь не желание оказать помощь наступающим частям Красной армии, а создание до их прихода в Варшаву проанглийских органов государственной власти, чтобы объявить о независимости и тем самым не допустить попадание Польши в сферу влияния СССР. Кстати, рассматривался даже вариант об оказании силами Армии Крайовой противодействия просоветской администрации, которая могла быть создана после освобождения Польши Красной армией. Чтобы оказать помощь восставшим, находящиеся в составе 1-го Белорусского фронта подразделения Войска Польского при поддержке советских войск 15сентября форсировали Вислу в пределах города и захватили несколько плацдармов на ее левом берегу. Однако удержать их не удалось - генерал Бур-Коморовский отказался сотрудничать со своими соотечественниками, а 2 октября повстанцы капитулировали. Восстание было жестоко подавлено. 

Английский премьер Черчилль и президент США Рузвельт попытались уговорить советского Верховного Главнокомандующего Сталина продолжить операцию по освобождению Варшавы, но получили честный ответ, подтвержденный поляком Рокоссовским, что части Красной армии после 500-километрового броска по территории Белоруссии изнурены и продолжать наступление не могут.

Западные, а особенно польские историки, как правило, в неудаче Варшавского восстания обвиняют Сталина, который, по их мнению, специально остановил движение наших армий, отговорившись их неспособностью к наступлению, и дал немцам возможность утопить повстанцев в крови. Но Верховный, во-первых, не мог губить целое крыло уставшего фронта ради чьих-то политических авантюр, а во-вторых, действовал в точном соответствии с Ялтинскими соглашениями, по которым новое правительство в Варшаве с лондонским вообще никаких контактов не должно иметь.

Англо-польский циничный замысел окончательно стал понятен Сталину 3 августа 1944 г., когда он встретился в Москве с лидером польского правительства в изгнании Миколайчиком. Тот стал просить поддержать повстанцев, но отклонил предложение советской стороны учесть и ее интересы при формировании органов власти в Польше. Сталин предлагал создать коалиционное правительство из представителей как проанглийских, так и просоветских польских политиков. Но Миколайчик в резкой форме отверг это предложение. Иными словами, он отказал СССР в оплаченном кровью праве участвовать в определении послевоенной судьбы Польши, но английские интересы нужно было щедро оплатить жизнями советских солдат. Знакомый подход!

Второй победоносный этап - январь 1945 года. Варшавско-Познанская наступательная операция, проведенная войсками 1-го Белорусского фронта (маршал Г.К. Жуков), началась 14 января внезапной атакой передовых батальонов с обоих плацдармов на фронте свыше 100км. В операции участвовала и 1-я армия Войска Польского. Варшава была освобождена к 17 января. Город, по донесению Георгия Жукова, был уничтожен полностью! За время всей Висло-Одерской стратегической наступательной операции Советская армия потеряла до двухсот тысяч человек убитыми. Точных данных о потерях в ходе освобождения самой Варшавы нет. Всего медалью «За освобождение Варшавы» награждено более 690 тыс. человек.

О памяти и русофобии

Польская русофобия складывалась веками, с противостояния Великой Литвы и Речи Посполитой с Московским государством, с трех разделов в конце XVIII века многострадальной Польши, доведенной до краха неуемной шляхтой, с постоянных восстаний, названных Пушкиным «волнениями Литвы». Даже жертва в 600 тыс. советских солдат, павших за освобождение польской земли, и возвращенные Сталиным исконные земли Народной Польше с выселением немцев не стали искуплением, не вызвали благодарности. А ведь был искренний порыв к братству и радость общей победы. С.Г. Поплавский в книге мемуаров «Товарищи» пишет о дне 16 января 1945 года: «Оказалось, в роли агитатора выступал командир взвода автоматчиков Анджей Верблян. Боевой офицер и политбоец, он всякий раз, когда представлялась возможность, разъяснял бойцам и местным жителям политику народной Польши. 

Людей скопилось много, они окружили и нас, обращаясь с новыми и новыми вопросами. Ничего не оставалось делать, как открыть летучий митинг. Ярошевич поднялся на танк. Наступила тишина. Все, о чем говорил им оратор, было для жителей городка откровением. И то, что на освобожденной польской территории создано польское народное правительство, и то, что там уже проводится земельная реформа, и то, что с помощью Советского Союза организована сильная польская армия, и то, что освобождение Варшавы - уже вопрос часов. 

Ярошевич был хорошим оратором, но в ту минуту, возбужденный ликующей толпой, он превзошел самого себя. Когда он закончил, кто-то крикнул: 

- «Роту!» 

Есть у поляков широко известное и любимое стихотворение писательницы Марии Конопницкой «Рота». Переложенное на музыку, оно стало как бы вторым национальным гимном польского народа, его клятвой, его призывом. И вот уже поплыла в морозном воздухе торжественная мелодия. Люди пели вдохновенно, и, когда дошли до слов: 

Не будет крестоносец плевать нам в лицо, 

Детей наших онемечивать!

- у многих на глазах засверкали слезы. 

Стихла песня, и площадь снова забурлила, зашумела...» 

Напомню: в 1908 году многодетная мать Конопницкая, похороненная во Львове, написала патриотическое стихотворение «Клятва» (польск. Rota), которое быстро стало популярным в Польше; до 1918 года оно было гимном польских скаутов и позднее рассматривалось в качестве возможного гимна Польши:

Мы не оставим родимую землю,

Похоронить нашу речь не дадим;

Мы - люди Польши, польское племя,

Пястов-правителей помним и чтим.

Враг онемечить поляков не смог!

И да поможет нам Бог!

Столько горя принесли Польше Германия и Австрия, а вот сегодня - просто «лучшие друзья». На бывших территориях Польши, полностью оккупированных немцами, был запрещен польский язык, закрыта польская пресса, арестовано почти все духовенство, закрыты все польские вузы и средние школы, ликвидированы польские культурные учреждения, методично уничтожались польская интеллигенция и госслужащие. Поляки потеряли около 2 млн человек, не являвшихся военнослужащими, а также 45% врачей, 57% юристов, 40% профессорско-преподавательского состава вузов, 30% инженеров, 18% священников, почти всех журналистов. Считается, что всего в ходе Второй мировой войны Польша потеряла более 20% своего населения - около 6 млн человек. Но нам тычут в лицо «уничтожением цвета нации» в Катыни, хотя там, согласно обнародованным архивным документам, было расстреляно 21 857 польских пленных. Однако 26 ноября 2010 года не бундестаг, а Госдума России зачем-то приняла позорное заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах», в котором признает массовый расстрел польских граждан в Катыни преступлением сталинского режима. Целый ряд российских политиков, публицистов, юристов и историков в настоящее время обоснованно придерживается официальной советской версии - расстрел польских офицеров под Катынью был продолжением планомерной акции фашистов по  уничтожению польской аристократии и евреев в 1941 году... 

В варшавском районе Мокотов расположено крупное военное кладбище. Здесь покоится прах 21 668 солдат, эксгумированных из местных и временных кладбищ. В нескольких десятках мест сообща погребены солдаты Советских Вооруженных сил и других армий - прежде всего Войска Польского. Главными архитекторами мемориала, занимающего площадь 19 гектаров, стали Богдан Лахерт и Владислав Немирский. Кроме братских могил, на кладбище есть и 294 индивидуальных захоронения. В центральной части мемориала находится обелиск, на котором размещена надпись «Вечная память воинам Советской армии, погибшим за освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков в 1944-1945 гг.». После распада Советского Союза над кладбищем в Мокотове сгустились тучи. В середине 1990-х у некоторых горячих голов появилась идея ликвидировать этот «символ коммунизма» и построить на его месте жилой микрорайон. Земля в этой части Варшавы очень дорогая, и было много желающих заняться там «девелопментом». Однако здравый смысл все же возобладал. В 2002 году в день годовщины освобождения Варшавы президенты России и Польши возложили  на этом кладбище венки. Недавно благодаря активной позиции руководителя польского клуба военно-исторической реконструкции «Калина Красная» Артура Гацы удалось добиться запрета выгула собак на территории кладбища. Вид кладбища, когда я там был в прошлом году, впечатляет: аккуратно, чисто, ухоженно. Верю, что и память этого славянского народа с трагический судьбой и неизбывным гонором очистится от болезненной русофобии, которая ярче всего описана в книге Станислава Куняева «Шляхта и мы», где он, в частности, разоблачает измышления Адама Михника.

Профессор Ягеллонского университета Хана Ковальская-Стус сказала в интервью: «С большим недоумением стала встречать в России лица, модные в наших либеральных кругах. Так, на Валдай приглашают небезызвестного Адама Михника, например. Зачем, если его газета публикует антироссийские статьи?.. Если мы хотим что-нибудь действительно сделать для нашего совместного будущего, то нужно буквально такой лозунг в голову вложить всем: «Мы - христиане, сочтемся!» Потому что либералы, как видим, уже «сочлись». Михник - друг ваших диссидентов, друг Ходорковского и всей вашей знати. Зачем на Валдае такой Михник? Непонятно».

Да, многое чего в государственной политике и поведении «знати» у нас непонятно.  Вообще, это честное и содержательное интервью сильно опечаливает. Характерная есть фраза в нем: «К сожалению, ваша дипломатия не очень активно сотрудничает с нами, от нее не исходит никакой инициативы». Приезжаешь в Молдавию - то же говорят. Украина - просто убийственный анекдот: Сурков и Зурабов отвечают за важнейшее направление! На наших страницах выступали замечательные дипломаты-патриоты, а сегодня думаешь: господи, работают ли МГИМО, Дипломатическая академия, вся система отбора и подготовки кадров? Или по худшему сценарию все происходит: куда, мол, этого проштрафившегося бездаря-чиновника? А давайте в послы... В январе снова был в Венгрии, которая пытается противостоять давлению США и ЕС, так ведь мы премьера Виктора Орбана чаще слышим, чем посла, чем ответственных за венгерское направление политиков и журналистов-международников. Так и отдаются великие победы, одержанные 70 лет назад!

Александр Бобров

http://www.voskres.ru/army/publicist/bobrov2.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Бобров:
Информационная угроза и поэзия
Мощным нападкам подверглось женское монашество, и особенно Малоярославецкий Свято-Никольский женский монастырь, при котором действует детский православный приют «Отрада»
07.03.2017
Все статьи автора