Две обедни для глухого

Есть такая старинная, всем известная русская поговорка: «Глухому поп две обедни не служит». Скажите, вы не задумывались, что для кого-то она может звучать и жестоко, и цинично? Для кого? Для тех, кто по-настоящему глух, для инвалидов по слуху. А ведь глухой тоже может быть верующим человеком - он хочет ходить в церковь, молиться на литургии, понимать, о чём поёт хор, что возглашает священник...

И это не только глухих касается. Верующий слепой страдает от того, что лишён святых икон. Верующий безногий не может свободно посещать славные городские храмы...

Есть такая проблема: «инвалиды в Церкви», - есть, и от неё не отмахнёшься. Как её решать будем?

На минувшей выставке «Православная Русь» состоялся круглый стол, посвящённый этой проблеме. Выступали сами инвалиды, выступали журналисты, соцработники, педагоги... Выступал председатель Отдела по церковной благотворительности и социальному служению СПб епархии протоиерей Николай Брындин. О чём же говорили собравшиеся?

В.Г.Дьячков, основатель баскетбольного клуба инвалидов-колясочников «БасКИ»: - Возможно ли инвалидам-колясочникам ходить в церковь? Прямо вам скажу, далеко не в каждую церковь, даже при нашем умении владеть колясками, можно попасть. В некоторые храмы ни за что не войдёшь без посторонней помощи. Хотелось бы, чтобы этот вопрос был решён в нашем городе.

Супруга В.Г.Дьячкова, Елена, тоже инвалид-колясочник: - Храмы должны быть оборудованы либо подъёмниками, либо пандусами, чтобы инвалиды могли безпрепятственно их посещать.

Незрячий педагог и поэт Наталья Волкова: - Войдя в храм, незрячий человек испытывает трудности. Часто подсвечники стоят очень близко к иконам: касаешься подсвечников - и на одежде остаются масляные пятна, а иногда пламя свечи может подпалить одежду или волосы - у меня такие случаи были. Часто перед иконами есть ступеньки, которые слабовидящий может не заметить и упасть. Вторая проблема: очень мало информации. Хотелось бы, чтобы для слабовидящих рядом с иконами вешались молитвы, набранные крупным шрифтом.

Наталья не только поэт, но и учительница. Её подопечные - дети с недостатками умственного развития и к тому же слепые. «Приходишь к священнику, - говорит Наталья, - просишь, чтобы он взял ребёнка в воскресную школу, и наталкиваешься, мягко говоря, на непонимание: «У нас дети рисуют, танцуют - что здесь будет делать такой ребёнок? Он будет тормозить развитие других детей». Мне как учителю обидно за моих подопечных».

Елена Рубцова, социальный работник храма св.равноап. Марии Магдалины в Павловске: - В Павловске много социальных учреждений, поэтому в нашем храме много инвалидов. У нас через воскресенье ведется служба с сурдопереводом. Но получается община в общине: инвалиды объединяются в группы, а друг с другом и с остальными прихожанами эти группы практически не общаются. Инвалиды ходят на специальные занятия, ездят в специальные паломничества... У нас есть интернат, где живут дети с множественными проблемами развития. Когда мы впервые решили пригласить этих детей на приход, прихожане были готовы помочь чем угодно: накрыть стол, подготовить зал, купить подарки, - но общаться с детьми они не хотели - боялись».

Итак, идею круглого стола можно выразить в следующих словах. Во-первых, на одном приходе инвалиды и здоровые люди должны жить единой семьёй и не разделяться по своим группам. И, во-вторых, каждый храм в городе должен быть приспособлен для инвалидов всех возможных категорий.

Что ж, идея звучит как будто вполне гуманно, по-христиански, по-доброму, по-человечески. Пусть больные люди чувствуют себя комфортно в любом из православных храмов города, пусть здоровые не чураются общения с больными, а ведут себя как истинные христиане... Но давайте подумаем вот о чём.

Попробуйте ясно представить себе эту картину: каждый петербургский храм оборудован пандусом для колясочников. Каждая икона в храме снабжена большим бумажным транспарантом, где аршинными буквами написаны сведения об иконе и соответствующая молитва. Каждая служба сопровождается сурдопереводом. Каждую проповедь батюшка читает, приноравливаясь к умственным возможностям так называемых «ментальных инвалидов», или, попросту говоря, слабоумных.

Скажите честно, друзья, вам захочется ходить в такой храм?

Прозвучало предложение устраивать совместные - для инвалидов и здоровых - паломничества. Прошу вас, друзья, представить в деталях, как такие паломничества будут проходить! И не важно, какие именно инвалиды поедут в одном автобусе со здоровыми: слепые, глухие или «ментальные», - всё равно в ущербе окажутся здоровые. Да и больным такая поездка не даст ничего хорошего... То же самое можно сказать и о совместных праздниках, встречах, вечерах. У больных и здоровых разные запросы, разные возможности, разные интересы - зачастую, увы, несоединимые.

Давайте всё-таки наберёмся смелости и назовём вещи своими именами. Главная особенность нового времени - повышенная забота о всякой «не-норме», неизменно совершаемая в ущерб «норме». Точнее будет сказать: не забота, а попытка уравнять «норму» и «не-норму», упрямая попытка закрыть глаза на то, что «норма» и «не-норма» уже по определению не равны между собой и требуют разного подхода, разных условий, разного отношения.

Прекрасно, что в Петербурге есть баскетбольный клуб для инвалидов-колясочников «БасКИ» - сильнейший среди всех подобных, существующих в России. Но что бы вы сказали, если бы кто-то потребовал, чтобы «БасКИ» участвовали в чемпионатах наравне с командами здоровых спортсменов? Прекрасно, что среди колясочников устраивают конкурсы бальных танцев: самих инвалидов это, несомненно, очень поддерживает и придаёт жизненных сил... Но скажите, положа руку на сердце: именно вы пришли бы посмотреть на такой конкурс? Не напоминает ли это дикое варварство прежних веков, когда здоровые потешались, глядя на всевозможных «уродов»? И если есть бальные танцы для безногих, то почему бы не устраивать конкурсы вокала для немых?

Для чего объединяется «норма» и «не-норма»? Не для того, чтобы ослабить, а может быть, и вовсе ликвидировать «норму»?

Надо ли Церкви заботиться об инвалидах? Конечно, надо! Тут не может быть двух мнений! Но почему нужно делать так, чтобы эта забота шла в ущерб здоровым (которых, кстати, несмотря на все наши невзгоды, по-прежнему большинство)? Строго говоря, объединение, скажем, зрячих и слепых не более разумно, чем объединение спортсменов и инфарктников: ни тем ни другим от такой дружбы лучше не станет. Да, инвалиды требуют особых условий, и нужно им эти условия создавать. Но нужно и помнить, что для здоровых эти условия решительно неприемлемы! Что там говорить обо всём остальном, если даже пандус для колясочников не так-то просто устроить в наших храмах, признанных памятниками архитектуры. Всякий настоятель объяснит вам, что ГИОП с него голову снимет за малейшее искажение «исторического облика».

Что ни говори, а забота Церкви об инвалидах может проявляться лишь в одном: в устройстве особых храмов (возможно, небольших, домовых) для каждого вида инвалидности. Да, инвалид не сможет посещать храмы для здоровых. Что поделать, он инвалид, и недоступность некоторых храмов не единственное ограничение в его жизни. Пусть будет свой храм для слепых, свой храм для глухих, свой - для «ментальных»... Пусть там служат батюшки, специально подготовленные для работы с больными. Пусть для глухих будет сурдоперевод, а для слепых - рельефные иконы, которые можно ощупывать руками. Пусть больные ездят в паломничества, организованные специалистами, в сопровождении медиков. И пусть здоровые время от времени посещают храмы больных, помогают несчастным, общаются с ними, но только добровольно! Это будет истинная милость, которая принесёт истинную пользу и здоровым, и больным.

И как ни печально, но нельзя не прийти к выводу, что наши предки, сочиняя поговорку «Глухому поп две обедни не служит», руководствовались не пренебрежением к нуждам глухих, а простым здравым смыслом и житейской мудростью.

Алексей БАКУЛИН

pravpiter.ru/pspb/n275/ta011.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий