В Россию - значит к нам

Воскресное утро. Маленький храм во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона на территории Первой горбольницы. Немногочисленный приход - не столько пациенты, сколько жители окрестных домов...

Настоятель - иерей Дионисий Каменщиков - совершил Божественную литургию и теперь обращается к прихожанам:

- То, что мы с вами задумали сделать, получилось. Люди, которым вы пришли на помощь, находятся сейчас здесь, среди нас. Вот они - Сергей, Оля и их дети: Аня, Иван, Владик, Дима. Вы можете подойти к ним, побеседовать, выяснить, в чем они еще нуждаются, чем лично вы можете им помочь.

Сергей и Ольга с детьми - беженцы из городка Алчевска под Луганском. МЧС доставило их в числе небольшой группы в Саратов в конце июля. Несколько дней эта семья, как и другие, обитала в Ленинском филиале городского центра социального обслуживания населения на улице Чемодурова. Но затем туда приехал отец Дионисий и предложил помощь. Прихожане Пантелеимоновского храма, пустив шапку по кругу, сняли для этой семьи двухкомнатную квартиру. Хотя сделать это было непросто. По словам отца Дионисия, собственники сдаваемых квартир отказывались от всяких переговоров сразу, как только слышали слово «беженцы»: «Нет-нет, не надо! Мы их потом не выселим!». А так называемые риэлторы, точнее, люди, перехватывающие всю информацию о сдаваемом жилье и делающие на этом хорошие деньги, не желали скинуть ни рубля.

И все же проблему удалось решить. Настоятель и приход приняли очень ответственное решение: оплачивать съем жилья в течение нескольких месяцев, пока алчевская семья не встанет на ноги. Встать на ноги означает, во-первых, получить российское гражданство (возвращаться туда, откуда еле унесли ноги, Сергей и Ольга не хотят), а во-вторых, конечно, устроиться на работу. Последнее касается лишь главы семьи: Оля работать не сможет, младшему из четверых ее детей, Димке, всего десять месяцев. Старшей, Ане, двенадцать лет. Сергей - строитель-отделочник, профессия востребованная, это вселяет надежду.

И у Сергея, и у Ольги там, в зоне боевых действий, остались родные.

- Мы долго не могли с ними связаться, - говорит Оля, - там нет света, мобильники у всех давно разряжены. Но даже когда их удается зарядить, связи все равно нет.

Сергей рассказывает о гуманитарной катастрофе:

- Жить там невозможно. Все предприятия закрылись, денег давно никто не получает, банки не работают, магазины сбывают то, что у них еще осталось, и закрываются. Дороги разбиты: те, кто опоздал выехать, уже оттуда не выберутся.

- Как вас встретили здесь, в Саратове?

- Очень хорошо. Мы не ожидали такого. Все необходимое у нас сейчас уже есть, вот, даже коляску и кроватку для малыша подарили. Готовимся к школе, всех троих наших школьников берут в одну и ту же школу.

Служба уже кончилась, прихожане понемногу расходятся, но семья из Донбасса уходить не спешит - видно, что здесь, в этой маленькой церкви, им хорошо. Здесь они - свои.

Конечно, беженцам помогает не один только приход больничного храма. Я еду на упомянутую выше улицу Чемодурова, в Ленинский филиал городского центра социального обслуживания населения. Директор центра Светлана Глухова:

- Сейчас у нас живут пять семей, десять взрослых и одинна­дцать детей. Благодаря добрым людям всех детей удалось обес­печить одеждой и обувью. Люди приносят посуду, средства гигиены - словом, все то, что необходимо в быту. Вчера даже настольную лампу принесли, чтобы школьники могли заниматься. Бесплатным питанием люди пока обеспечены - за счет бюджета. Что касается жилья, возможности нашего центра исчерпаны, принять новых беженцев мы сможем, только если эти куда-то переедут. Одной семье, как вы уже знаете, помогла церковь, другой - депутат Областной думы (предпочитающий, как я поняла, остаться анонимным. - М. Б.).

Ну что тут скажешь, люди везде разные... Да и риэлторы, кстати, тоже разные бывают! На столе у Светланы Владимировны визитка одной из них: у нее большой дом, она готова бесплатно предоставить в нем место семье беженцев.

Светлана Владимировна и ее коллеги стараются внести в жизнь нынешних своих подопечных максимум положительных эмоций. На момент моего визита всех отправили на пляж, в перспективе была прогулка на теплоходе (тоже оплаченная депутатом Областной думы, но уже другим) и поездка на ипподром, чтобы дети могли покататься на лошадях. Впрочем, как ни странно это, может быть, для кого-то звучит, люди, приехавшие к нам с востока Украины, и без того настроены... правильно. То есть оптимистично.

- Они адекватны, - говорит Светлана Владимировна, - они сумели принять свою ситуацию такой, какая она есть, и не отчаяться. Помощь психолога пока не понадобилась никому.

Знакомлюсь с семьей, которая поехать на пляж не смогла - по объективной, как говорится, причине. Шестилетняя Верочка радостно сообщает мне, что у нее скоро уже будет сестричка. Надежде, Вериной маме, рожать в конце августа: «В декрет уходила, когда уже бои шли...».

Надежда с мужем Александром долго не хотели уезжать из Луганска. Все надеялись: утрясется, успокоится, кончится...

- Пока муж еще мог что-то заработать, мы экономили деньги, продукты, пытались как-то выжить. Рядом с нами разбомбили очень много домов. Страшно было выйти на улицу, очень тяжело прятаться с ребенком в бомбоубежище - там холод, сырость, а я беременная... Постоянное нервное напряжение. Сначала снаряд взорвался возле нашего дома, потом попал в наш дом, и тут уж мы поняли - надо спасаться. Там осталась квартира и все, что было у нас, но - жизнь дороже. Все билеты на поезда были уже раскуплены, нам удалось купить только на Киев - все равно было куда, лишь бы выехать. Из Киева выехали в Симферополь, но там очень плохо с работой, там было бы сложно устроиться. Нам предложили - сюда, в Саратов.

- Какие у вас планы?.. Как вы видите свою дальнейшую жизнь?

- Родить прежде всего, - отвечает Александр.

Надя говорит, что у нее, слава Богу, все благополучно: на беременности все эти испытания не сказались, врачи здесь, в Саратове, отнеслись к ней с максимальным вниманием. А потом...

- Мы еще молодая семья. Мы сможем выстроить свою жизнь здесь - с нуля, заново.

Удивительно доброе впечатление у меня осталось от разговора с этими двумя семьями с востока Украины. Ни истерики, ни жалоб, ни слез - мужественные люди с настоящим человеческим достоинством и благодарными сердцами. Они обязательно встанут на ноги, им нужно только немножко помочь. А найти способ помочь может, оказывается, каждый из нас. Скромный пример маленького Пантелеимоновского прихода это подтверждает.

К настоящему моменту в Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Кирилла разработан комплексный план помощи беженцам с востока Украины. Он подразумевает сотрудничество с местными органами власти, совместное решение проблем трудоустройства, предоставления жилья, помощи необходимыми вещами и т. д. План будет выполняться, безусловно, но не надо думать, что понятие «комплексный» делает ненужными сердечное участие и добрую волю каждого православного христианина.

Газета "Православная вера", № 15 (515), август, 2014 г.

Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/v-rossiyu-znachit-k-nam

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий