Чтобы мы могли свидетельствовать о вере

Почти десять лет в Саратове действуют катехизические курсы для мирян, организованные Отделом религиозного образования и катехизации Саратовской епархии. Об их работе рассказывает протоиерей Димитрий Полохов, проректор по научно-богословской работе и заведующий кафедрой богословия Саратовской православной духовной семинарии, настоятель храма в честь Казанской иконы Божией Матери.

- Отец Димитрий, с какой целью создавались курсы? Вы хотите подготовить людей к определенной деятельности или просто углубить их представления о православной вере?

- Мы создавали курсы именно для того, чтобы люди имели возможность изучать православное вероучение. Однако уже в ходе работы выяснилось, что некоторые слушатели хотят продолжить свою учебу и в дальнейшем применять полученные знания на практике, трудиться на благо Церкви. Для них был создан дополнительный третий курс, они писали и защищали квалификационные работы и потом занимались миссионерской деятельностью. К остальным слушателям мы таких требований не предъявляем и каких-то сверхзадач для этих курсов не ставим. Но если люди, которые к нам пришли, будут знать православное вероучение, они смогут помочь, например, человеку, который пришел в храм впервые и чего-то не понимает. В нашем Казанском храме принято, чтобы постоянные прихожане замечали вновь приходящих и брали их под свою опеку. И я рад видеть среди тех, кто всегда готов откликнуться и помочь ближнему, слушателей наших курсов. У нас нет, конечно, агрессивных методов протестантской миссии с вопросами типа «сколько человек обратилось после твоей проповеди», но просто добрые слова, участие и какая-то грамотная подсказка для человека, впервые пришедшего в храм, могут значить очень много и положить начало его воцерковлению.

Конечно, люди, которые приходят на эти курсы, должны иметь какую-то цель, определить для себя, зачем им это нужно. Чтобы это был не просто способ проведения «православного досуга» среди единомышленников, а нечто, имеющее перспективу. Знания не должны пропадать; нужно научиться свидетельствовать о своей вере. Мне известны случаи, когда, например, наши слушатели благодаря тем знаниям, которые они получили на курсах, приводили в Церковь своих родных, близких. Если вы хотя бы такую цель себе ставите, это хорошо и правильно. Однако многие наши выпускники трудятся в храмах - это и свечницы, и преподаватели воскресных школ, и сотрудники паломнических служб. Некоторые священники тоже в свое время поучились у нас - после курсов поступили в семинарию и теперь уже батюшки.

- Насколько курсы востребованы? Вы не жалуетесь на недостаток слушателей?

- Да нет, не жалуемся, люди идут. В начале, правда, было больше, тогда все это было в диковинку: на самые первые курсы пришло около четырехсот человек. И если сейчас слушателей меньше, то это связано не с тем, что интерес упал, а с другими причинами. Долгое время существовала проблема с помещениями, и занятия проходили в воскресной школе храма в честь Казанской иконы Божией Матери. А ехать в Заводской район, да еще в вечернее время, согласитесь, не всем удобно. С 2013 года курсы проводятся на базе Саратовской православной духовной семинарии. Это улица Мичурина, 92, угол улицы Горького. Занятия на первом курсе проходят по вторникам и четвергам, на втором - по понедельникам и средам с 18 до 20 часов. Количество слушателей не уменьшается - на первый курс более тридцати человек записалось, и в прошлые годы было так же.

- Но кто­то ведь и отсеивается, сходит с дистанции, не пройдя полный курс обучения?

- Отсеивается примерно четверть. А по каким причинам... Честно говоря, я специально такого исследования не проводил. Думаю, что по каким-то личным, связанным, может быть, с семейными обстоятельствами или с работой. Но человек, который пропустил занятия на первом курсе, может посещать их, уже перейдя на второй. Он может снова посещать те занятия, которые ему понравились, показались особенно интересными, или те, темы которых он плохо понял - пожалуйста, здесь нет никакой проблемы, мы этому не препятствуем.

- А возрастной и социальный состав «курсантов» менялся за эти годы? Прибавилось или убавилось, например, молодежи, людей с высшим образованием?

- Молодежи в первые годы существования было больше. Но было бы ошибкой думать, что молодежь перестала интересоваться Православием. Просто сейчас в епархии есть молодежное общество со своими занятиями, своей программой, есть и миссионерский отдел, который тоже работает с молодежью. Тогда этого не было, и все ходили к нам. Впрочем, и сейчас у нас есть молодые слушатели, студенты в том числе. Но большинство - люди уже работающие. Поэтому мы курсы и проводим по вечерам. А социальный состав самый разнообразный - есть и слушатели с высшим образованием, есть и со средним. Разрабатывая программу, мы ориентируемся не на какую-то определенную группу, а на всех.

- К каким темам слушатели проявляют наибольший интерес: к догматике, богослужению, истории Церкви? К отличиям Православия от других конфессий, может быть?

- Дело в том, что темы, которые у нас изучают, - это своего рода выжимки, основные моменты из достаточно обширных семинарских курсов по богословию, по истории Церкви, по апологетике, то есть защите православной веры, по догматике. И они идут блоками - не как в учебном заведении, где первая пара, скажем, «Общая церковная история», а вторая - догматика. Вот сейчас, например, на первом курсе начнется «Библейская история Нового Завета», когда она закончится, начнется «Церковный устав», то есть богослужение. Слушатели посещают все лекции, а уж что вызывает наибольший интерес... Думаю, что это, как и везде, зависит и от преподавателя, который ведет тот или иной предмет, и от личных предпочтений, интересов человека, пришедшего на курсы. Но преподаватели специально оставляют в конце занятия время для того, чтобы люди могли задавать вопросы - и вопросы всегда есть. Значит, есть и интерес.

- Порой говорят, что православные, в большинстве своем, не очень охотно изучают Священное Писание, значительно уступая в этом отношении протестантам и всевозможным сектантам. Обладая сокровищами, протестантам неведомыми,- святоотеческим наследием, например,- православные и этими сокровищами не очень рвутся овладевать. Вы согласны с этим или у Вас другое впечатление?

- Мы, священники, говорим об этом в проповедях, и проблема действительно есть. Но все же не всегда это правда. Наши постоянные прихожане, например, регулярно читают Священное Писание, Новый Завет, во всяком случае. И в других храмах, думаю, тоже достаточно читающих и любящих Священное Писание прихожан. Ну а люди, которые в храм ходят довольно редко, которые не так заметны в приходской жизни,- к ним это, наверное, относимо.

Наши курсы дают некое направление: чтобы человек дальше мог самостоятельно искать литературу, читать. Чтобы он имел представление об аскетических творениях святых отцов - я на своих занятиях постоянно говорю о необходимости чтения таких книг. Часто люди задают вопросы: как поступать в той или иной жизненной или духовной ситуации. Ответы всегда можно найти у святых отцов. Что делать, например, если наступает охлаждение в молитве, бесчувственное какое-то состояние? Можно, конечно, спросить совета у священника. Но ведь можно и самому открыть, например, преподобного Иоанна Лествичника, или Добротолюбие, или современных авторов. И наши слушатели, надеюсь, будут читать святых отцов - если не древних, то тех, кто пишет на те же темы более доступным языком, Паисия Святогорца, например. Или труды современных афонских монахов, которых много сейчас издают.

- Что Вы пожелали бы слушателям?

- Хотелось бы, чтобы у нас было больше слушателей, больше интересных вопросов в конце каждого занятия, больше выпускников. Чтобы люди, которые получили у нас образование, свидетельствовали о Христе, чтобы это было их личной миссией. Мы, православные, склонны, возможно, к замкнутости, мы свои святыни в душе храним и часто никому не показываем - это только наше сокровище. А надо о вере Хрис­товой свидетельствовать везде: и дома, и на работе, и даже на улице. Например, увидел, что кто­то раздает какие­то листовки - надо подойти и поинтересоваться: вдруг это работают представители опасных сект? Мы ведь уже способны отличить плохое от хорошего, мы можем хотя бы предостеречь человека, который взял эту листовку.

На мой взгляд, лучшее для человека, который чему-то учится, - самому ставить перед собой какие-то вопросы, выявляя таким образом места, сложные для понимания. Когда человек сам или при помощи преподавателя находит ответ на вопрос, который его мучает, - это самое лучшее для усвоения знаний. Это очень интересный, увлекательный и даже радостный процесс: совершать такие маленькие открытия, приумножать свои знания и потом делиться ими с другими.

А еще хотелось бы пожелать, чтобы связь между теми людьми, которые обучались на курсах, не терялась. Чтобы они поддерживали друг с другом добрые отношения, помогали друг другу, чтобы наше единство, дружба церковная здесь проявлялись.

- Как проходит набор слушателей? Можно ли присоединиться к числу слушателей сейчас?

- Конечно. Курсы открытые, безвозмездные, и процесс обучения построен так, что человек может войти в него в любой момент. Куда и когда для этого нужно прийти - сказано выше.

Газета «Православная вера» №2 (502)

Подготовили Оксана Гаркавенко и Елена Цветкова

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2014-svidetelstvovat-o-vere

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий