Спасение в мегаполисе

С руководителем Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям архиепископом Егорьевским Марком, викарием Северо-Западного и Северного викариатств Москвы беседует Ольга Кирьянова

 

 

- Вы являетесь помощником Святейшего Патриарха как правящего архиепископа Москвы в Северо-Западном и Северном викариатстве, поэтому хорошо знаете современную повседневную жизнь этой части православной Москвы. Как бы Вы могли ее охарактеризовать?

- Церковная жизнь приобретает отчетливую динамику и определенный вектор развития. Я служу в Москве с 2000 года, когда приехал сюда после несения послушания в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Раньше все в Москве, в основном, «варились в своем соку». Конечно же, звучали требования активизировать церковную жизнь, но на местах каждый это делал по своему собственному усмотрению. Сейчас Святейший Патриарх Кирилл постоянно ставит новые задачи и настаивает на ускорении их реализации. Мы, в свою очередь, стремимся к тому, чтобы жизнь церковная на практике служила реализации стратегических замыслов Священноначалия. Это касается, например, строительства храмов. Совсем недавно в Митино фактически за год был построен первый храм, заложенный уже в рамках реализации новой столичной программы храмоздательства. Новые церковные здания Москвы, которые ранее были освящены в рамках программы, закладывались до ее старта, а наш стал первым, обязанным своим появлением именно Программе-200. На территории викариатств строятся и другие храмы. Святейший Патриарх уделяет этому большое внимание, и мы стараемся эту тему держать на особом контроле. Храмоздательство является предметом нашего интенсивного соработничества с городскими властями. Ведется обширная деятельность на приходах, да и само количество приходских мероприятий постоянно растет. Только в одном из наших храмов в неделю происходит более десятка разного рода событий: занятия в воскресной школе и в кружках греческого и церковнославянского языка, кружок молодых мам, молодежные встречи. В Троицком храме в Хорошеве уже не первый год проводятся курсы для подготовки сестер милосердия. Все это лишь малая часть той работы, что идет при храмах. Даже в 90-е годы представить себе такую интенсивность работы было немыслимо. Богатство и многообразие церковной жизни сейчас удивительны. Жаль, не всегда она адекватно представлена в СМИ и люди порой не знают об этом. В Северо-Западном викариатстве недавно создана православная школа «Спас». Она пока состоит лишь из начальных классов. Совсем недавно получена лицензия на образовательную деятельность. Главное - дети здесь находятся в здоровой среде. К сожалению, следует признать, что в общеобразовательных школах нравственная атмосфера ухудшается. Мне рассказали, что в одной (считающейся продвинутой) московской школе, в которую в свое время даже приезжал Д. Медведев, раньше после выпускных вечеров собирали в туалетах бутылки из-под спиртного, а сейчас - шприцы и презервативы. Поэтому создание православных школ - это важная тема.

- Святейший Патриарх говорит, что епископ призван на своей канонической территории быть не только церковным администратором, но и пастырем. В чем Вы видите специфику пастырского служения в мегаполисе? На что нужно обращать особое внимание?

- Специфика пастырского служения в мегаполисе - это, прежде всего, готовность к динамичной жизни. Жизнь большого города кардинально отличается от жизни в деревне. Однажды два священника приехали из Москвы в Смоленск, вышли погулять и вдруг поймали себя на мысли, что идут по улице в два раза быстрее, чем смоляне. Это красноречивый показатель того, что человек, который живет в мегаполисе, привыкает к ускоренному темпу жизни.

Священнику в городе нужно подстраиваться под ритм окружающих людей, потому что они очень заняты, принимать во внимание их возможности. Важно уметь общаться и с людьми грамотными, интеллигентными и с простыми, и с коренными жителями и с приезжими. Нужно говорить с каждым человеком на понятном ему языке, работать не только с теми людьми, которые регулярно посещают храм, но вообще со всеми, заходящими в церковную ограду. Но самое главное, чтобы человек был настоящим пастырем, чтобы его глаза светились добротой, чтобы люди к нему тянулись. В противном случае, даже если священник будет архидинамичным, образованным, но более похожим на менеджера - люди не пойдут к нему.

- Некоторые люди полагают, что в большом городе духовную жизнь невозможно вести - много суеты, соблазнов. Для спасения души необходимо удалиться в леса или хотя бы уехать в глухую деревню...

- Это просто абсурд. Чем отличается город нашего времени от города, существовавшего две тысячи лет назад, например? И во времена Христа были мегаполисы - Александрия, Рим. Пороки и соблазны города, которые есть сегодня, существовали и тогда. Есть пословица: «Свинья грязь найдет». Если человек захочет найти грязь, он найдет ее в любом месте. Святые отцы говорили, что да, можно уйти в пустыню, но и в пустыне человек может соблазняться и прельщаться разного рода искушениями. Нужно в сердце своем создать пустыню, где бы не было дурных, греховных помыслов. Вот что самое главное. Если человек просто физически уходит от внешних искушений, то его победа над ними не обладает подлинной ценностью. Другое дело, когда ему удалось преодолеть эти соблазны, когда они уже не могут уловить человеческую душу. Вот это ценно, в этом настоящая свобода от греха.

- Нередко приходится слышать, что современные москвичи сверхпрагматичны, что в погоне за деньгами и карьерой они утратили искони присущие жителям нашего города сердечность, отзывчивость, готовность к милосердному служению ближнему. Вы с этим согласны?

             

- Люди в Москве действительно сверхпрагматичны. На первом месте у них - деньги, а раньше там находилась честь. Атмосфера, царящая в Москве, людей заражает. Каждого человека она ставит перед выбором: с кем он? Помнит ли он о своем предназначении, о своем призвании? Недавно я прочитал такую фразу: «В Японии люди в пять раз богаче, чем, кажется, в Польше, но они не в пять раз счастливее». То есть богатство не имеет отношения к счастью. Более того, в Японии больше самоубийств, чем в других странах, гораздо менее развитых. Материальное благополучие, на самом деле, часто не связано с удовлетворением жизнью, с тем, что люди называют счастьем, радостью. Человек должен заниматься обеспечением семьи и себя, но при всем этом деньги не должны занимать первое место в иерархии ценностей. С другой стороны, чувство милосердия в москвичах осталось, но проявляют они его часто неразумно. Например, нередко у столичных храмов стоят бомжи, собирающие большие суммы денег. Люди считают правильным подавать просящим милостыню, другой вопрос в том, как нищие пользуются этими деньгами? На самом деле, такая помощь способствует еще большему погружению в трясину порока и бедности. Естественно, у некоторых людей возникает сомнение: а нужно ли вообще помогать бомжам? Дать деньги не означает помочь, и у многих людей, осознающих это, возникает отторжение самой идеи благотворительности. Мне кажется, вопрос в том, что не хватает информации. Человек не знает, куда правильно направить свои усилия или средства для того, чтобы реально помочь нуждающимся. Если правильно организовать помощь неимущим и люди смогут убедиться, что эта схема реально работает, тогда, думаю, они будут больше помогать ближним.

- С каждым годом в наш город приезжает все больше людей как из регионов, так и из зарубежья. Нередко эти люди воспитаны в иной религиозно-культурной среде. Как в этих условиях, на Ваш взгляд, сохранить духовные традиции старой Москвы, той, которая называлась «первопрестольной» и градом «сорока сороков»?

- Реальность действительно такова, что сейчас происходит медленное уничтожение наших духовных и культурных традиций. Самое важное - сохранить их преемственность, но именно это звено сейчас самое слабое. Я уже говорил о необходимости создания православных школ. Если открывается такая школа, нужно пройти долгий путь для получения лицензии и аккредитации, преодолеть множество бюрократических препятствий. Только тогда можно претендовать на какую-то сумму денег из бюджета. Между тем, в Москве во множестве открываются этнические школы - татарские, еврейские, азербайджанские. И они исправно получают государственное финансирование. Получается, что, собственно, русской школе, православной школе трудно получить место в системе образования.

Очень важно говорить о наших духовных традициях, больше писать об этом. Думаю, как раз газета «Православная Москва» призвана стать для читателей проводником в мир старой Москвы, сделав лучшее из ее прошлого достоянием современных жителей первопрестольной.

- Среди новых храмов, строительство которых предполагается в Северном и Северо-Западном викариатствах, храм преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле, вокруг которого сложилась непростая ситуация. Какова она сейчас?

- Вопрос находится в стадии решения. Если раньше приходилось сталкиваться с откровенным нежеланием застройщиков Ходынского поля вообще учитывать мнение верующих, то после того, как православные люди публично выступили и устроили стояние, на которое собралось около полутора тысяч человек, власти (в частности - главный архитектор города) поняли, наконец, что это не какая-то жалкая кучка людей, а настоящая, реальная православная община, что люди действительно хотят появления этого храма. И сейчас, как я понимаю, власти Москвы готовы к сотрудничеству с Церковью в решении проблемы.

- Не раз приходилось слышать, что пикеты и митинги - это не тот путь, которым православные христиане должны добиваться правды. Нужно только молиться, и Господь сам все управит. Вы согласны?

- Нет. Я не согласен. Современный мир - это мир демократии, где существуют определенные методы народного волеизъявления, в том числе через митинги и через стояния. Мы говорили о дискриминационном отношении к православным школам. Вот вышли бы тысяч двести родителей с детьми на какую-нибудь площадь и сказали бы: «Дайте православным школам такие же права, какие имеют этнические школы!». Думаю, что мы сейчас не побирались бы в органах образования, не сталкивались бы там с такими унижениями. Общество должно видеть православных людей сплоченными и активными, готовыми к отстаиванию своих прав. Если вы не хотите сами участвовать в решении вопроса с введением курса ОПК, хорошо, значит, тогда пусть ваши дети ходят в те школы, где после выпускного из уборных выгребают шприцы и презервативы. Во многих вполне цивилизованных странах вопрос решается иначе: в Австрии, например, есть и христианские, и мусульманские школы. Если религиозная организация устраивает школу, то финансирование преподавателей идет целиком за счет государства. Стопроцентное финансирование. Подобная система действует и в Англии, и в Канаде, и во многих странах. У нас в России получается, что самая дискриминируемая - это православная школа. С одной стороны, казалось бы, людям эти школы нужны, а с другой - никто не стремится об этом гласно заявлять. Надо отстаивать свою позицию, в том числе с помощью принятых в демократическом обществе способов.

- В этом году газета «Православная Москва» отмечает свое двадцатилетие. Какие темы, на Ваш взгляд, наиболее важны, наиболее актуальны сегодня? Что Вы можете пожелать нашим читателям?

- Думаю, ваша задача не просто писать о Православии в целом, а рассказывать о том, чем живут именно в православной Москве: о ее традициях, о пастырях и мирянах, об их заботах и проблемах. Важна московская специфика, потому что люди, к сожалению, об этом очень мало знают. Надеюсь также, газета вскоре обретет новый, современный облик. Ну, а читателям я пожелал бы не забывать нашу газету. Надеемся ее материалами вас не разочаровать. Постараемся, чтобы читать «Православную Москву» было интересно.

http://www.onlinegazeta.info/moskow/moskva_gazeta_pravoslavnaya_moskva_online.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марк (Головков):
Все статьи автора
Ольга Кирьянова:
«Лаврское древлехранилище - музей в полном смысле слова»
Интервью хранителя древлехранилища Свято-Троицкой Александро-Невской лавры Романа Катаева
14.09.2018
Западня для России
Елена Чавчавадзе о новой серии своего фильма, посвященного революции 1917 года
15.08.2018
«Самым утешительным было наблюдать, как Святейший молился»
Патриарха Алексия II вспоминает отец Илия Кокин - в прошлом иподиакон Святейшего
04.12.2015
Все статьи автора