Татьяна Доронина: «Я никогда не жила без любви и вне любви»

post thumbnail

Она запомнилась нам по пронзительному фильму «Старшая сестра» (1966), снятому Г. Натансоном по пьесе А. Володина «Моя старшая сестра». Это была восьмая работа Татьяны Дорониной в кино, после дебюта в 1955-м в фильме «Первый эшелон» М. Калатозова прошло 11 лет. Но именно Надя из «Старшей сестры» тронет сердца советских кинозрителей по-настоящему. То были звездные годы и звездные фильмы Дорониной, оставшиеся в золотом неизымаемом фонде отечественного кинематографа. Один за одним прошли на экранах большой страны эти чудо-фильмы: «Три тополя на Плющихе» Т. Лиозновой (1968) по рассказу А. Борщаговского «Три тополя на Шаболовке», «Еще раз про любовь» (1969) Г. Натансона по сценарию Э. Радзинского. После этих трех фильмов, следовавших в ее творческой биографии один за одним, Доронина стала воистину народной артисткой, снискав всеобщую любовь, восхищение, сострадание к ее героиням. Официальное звание «Народный артист СССР» Татьяна Васильевна получит в 1981-м.

Будут у Дорониной и другие яркие киноработы. За роль в рвущей сердце, прослезившей всю страну «Мачехе» (1973) О. Бондарева по повести М. Халфиной, Доронина - по опросу журнала «Советский экран» - будет признана «актрисой года», как и прежде за роли Нади, Нюры и Наташи. Главная героиня Дорониной Шура Олеванцева в «Мачехе» «приручает» осиротевшую Светланку, внебрачную дочь своего мужа, воплотив на экране женский русский характер, способной к смирению, самопожертвованию, состраданию.

Т. Доронина в фильме «Мачеха»

А спустя 12 лет Доронина сыграет совсем иную мать, тоже весьма убедительную, запомнившуюся - главную героиню фильма Натансона «Валентин и Валентина» (1985) по одноименной пьесе М. Рощина. Там она будет властной разрушительницей первого чувства дочери. Кажется, потом Доронина больше не снималась. То ли режиссеров и сценариев конгениальных не было, то ли решила остаться для кинозрителей молодой.

Промелькнет она в главной роли в телевизионном восьмисерийном фильме А. Прошкина «Ольга Сергеевна» (1975) по повести Радзинского «Воспоминания...». Фильм был показан лишь один раз, и его мало кто запомнил. Картину вряд ли можно назвать выдающейся, несмотря на участие в ней прекрасного артистического ансамбля во главе с самой Татьяной Васильевной. Но кто видел, тот помнит. К тому же фильм этот подарил нам два песенных шедевра М. Таривердиева: «Не исчезай» на стихи А. Вознесенского и «Память» на стихи Д. Самойлова. Песни в фильме замечательно исполнил И. Кобзон. Что ни говорите, очень культурная была у нас эпоха! Какие романсы дарила нам, на какие превосходные стихи!

Роли Нади, Нюры и Наташи останутся тремя светлыми столпами в личной актерской судьбе Дорониной, вехами в отечественном кинематографе в целом. Характеры, созданные выдающей русской актрисой, окажутся архитепическими, яркими, пронзительными, цепляющими зрителя сущностно. Как ей это удалось? Какими сердечными живыми струнами? И целая эпоха отразилась в судьбе этих разных, но удивительно трогательных, располагающих к себе персонажей.

Интересно: Доронина в этих работах была двухипостасна, рассказывала и о судьбах простых советских молодых женщин и в то же время внешним обликом и внутренним светом возводила зрителя до каких-то душевных и, если угодно, духовных высот. Одновременно была и своей, из наших же рядов, похожей и неотмирной вовсе, рассказывавшей об идеале женского облика и об идеале любви, долга, самоотречения.

Т. Доронина в фильме «Старшая сестра»

Актриса Доронина в своих вершинных фильмах всегда поет. В «Старшей сестре», где играет талантливую труженицу, непросто пробивающуюся к театральным подмосткам, Доронина с гитарой в руках поет романс сначала на довольно-таки «лихие» стихи Э. Багрицкого «И я была девушкой юной, Сама не припомню когда; Я дочь молодого драгуна, И этим родством я горда...», где цепляет строчка «с барсучьим султаном солдат», а потом как-то даже отчаянно заводит убийственную частушечку - «Самолет летит между двух полей. Ты изменять пришел, так изменяй скорей!» Это всё разило зрителя наповал - и текст, и облик, и посыл, и интонация, и придыхание... Но и тембр, волшебный доронинский тембр!

В «Трех тополях» она неожиданно, по-своему, тонко обозначив характер своей героини, исполняет великую песню Пахмутовой «Нежность» на стихи Добронравова. Это был риск режиссера, поскольку песня к моменту создания фильма уже улеглась в сердцах в исполнении Майи Кристалинской, ее сотни раз уже прокрутили в передаче «В рабочий полдень» по заявкам радиослушателей всего СССР, но, кажется, лишь Доронина приоткрыла народу, что эта песня - о самом главном людском: о любви и нежности; все удивились, что там есть куплет о каком-то французском летчике Экзюпери, мало кто обращал внимание, что авторами она была посвящена первому космонавту человечества Юрию Гагарину. Доронина пела ее о себе, о женской душе.

Т. Доронина в фильме «Три тополя на Плющихе»

На экране шел дождь, заливал стекло «Волги», а селянку Нюру, снявшую с головы трогательный платочек, слушал с собачьими прекрасными глазами О. Ефремова московский таксист Саша, и вся страна плакала слезьми - вместе с этим дождем, заливавшим всю Москву и весь Советский Союз. И в те мгновения мы все, между прочим, становились, на самом деле были, одним народом - и в индивидуальном лиризме, и в космической надпланетной общности: «Опустела без тебя земля (Земля?). Как мне несколько часов прожить!..»

А в «Еще раз про любовь» златовласая стюардесса Наташа так спела простенькую песенку, взяв в руки гитару, что песенка сразу ушла в народ: «Я мечтала о морях и кораллах, Я поесть мечтала суп черепаший, Я ступила на корабль, а кораблик Оказался из газеты вчерашней» (музыка А. Флярковского, стихи Р. Рождественского). Эта простота была надорвана, усугублена и подсвечена трагическим финалом. Отношения, не имевшие продолжения на земле, завершились жертвенной гибелью стюардессы Наташи. В самом деле, и здесь - «опустела без тебя земля». Молодой самонадеянный возлюбленный, герой эпохи, физик, победивший лириков, остался в финальном кадре на осенней аллее словно зависшим над неописуемой бездной, с такой неисторгаемой болью на всю его оставшуюся жизнь, что было даже боязно на него смотреть.

А. Лазарев и Т. Доронина в фильме «Еще раз про любовь»

Точно подумалось: невероятно обаятельная Татьяна Доронина стала воистину всенародным кумиром, и советские девушки штурмовали парикмахерские, желая осветлить волосы - как у нее, покупали одежду «в стиле Дорониной» и нарочито приглушали голос, чтобы быть похожей на любимую актрису. Но, повторимся, она подарила не только образчик внешнего облика, а и задала планку чувств, обучая, если угодно, глубине и ответственности любви.

* * *

Татьяна Доронина родилась 12 сентября 1933 г. в Ленинграде и прожила вместе со страной трудную жизнь, пережив Великую Отечественную войну. Провидение сохранило ее нам - чтобы передать какие-то очень важные для нас константы. Она ведь чудом выжила, в семье считали, что слабенького младенца спасли лишь крестины.

«Самое важное, очень сильно влияющее на меня и по сей день, - это хорошая литература, - рассказывает Т. Доронина. - Дальше - все, что происходило в стране, что связано с войной... Мой отец пришел с фронта искалеченным, и два его брата искалеченными пришли... Но это детское ощущение - страны, напрягшей все свои силы, страны единой - во мне осталось навсегда... Мои родители. По своей физической силе, чистоте, внутренней нравственности они были уникальными людьми. Если в этом смысле во мне есть что-то хорошее, то это идет от них. Они воспитывали собою. Никогда не скандалили. ... Что надо молиться за отца, когда он воевал, - этому научила мама. Она брала нас с сестрой за руки и вела в церковь. Ничего не говорила нам - просто вела. Мы стояли там, ничего, конечно, не понимали, крестились тогда, когда крестилась она. Позже, чтобы оберечь меня, довольно болезненного ребенка, она надела мне крестик. Я чувствовала большую неловкость от этого, потому что ни у кого в классе крестика не было. И я его снимала, когда приходила в школу, а когда приходила домой, надевала. Но маме об этом не говорила...»

Ее не видели и не видят на светских тусовках, отпуск она, по рассказам, проводила и проводит в домашней библиотеке. А склонность к литературе проявилась и в ее книге воспоминаний «Дневник актрисы».

Приведем один эпизод из книги. «...После одного из спектаклей нашего театра в Париже чиновник из посольства сказал, смотря в сторону, мимо глаз: "Вам разрешено встретиться с эмигрантами. Это в основном «остатки» врангелевской армии. Они нас просили"... "Разрешено" было Товстоногову, Лебедеву, Смоктуновскому и мне.

Нас привезли. Мы вошли в небольшое помещение, метров 30, не больше. С обеих сторон - длинные дощатые столы, скамейки. В глубине - крошечное возвышение, очевидно, для музыканта... Тишина. За столом сидят - плечо в плечо - мужчины. Женщин нет. У мужчин странно прямые спины и опущенные головы. Когда мы вошли, они встали. Нас всех вместе усадили за один из этих столов и поставили перед нами кружки с кофе. Пауза. Длинная... "Врангелевцы" молчат. И мы молчим. Закурили. Те, с прямыми спинами, тоже. Молчим. Чиновник ни на кого не смотрит, пьет кофе. Мы курим. И тут наш мудрый и душевный Женечка Лебедев запел. "Побывал бы я в деревне. Поглядел бы на котят..." - так замечательно, так тепло запел. Не по-актерски, не как певец, а как деревенский мужик - естественно, от сердца. Я стала тихонько подпевать. И "По диким степям Забайкалья", и "Ямщик", и "Вечерний звон", и частушки. На эстраде-"пятачке" появился баянист. Стал аккомпанировать... Я посмотрела на эмигрантов. На тех, которые "белые", которые "враги", которые "Родину предали"... Они плакали. И мы заплакали. Георгий Александрович протирал очки. Женя слез не скрывал, лицо было мокрое. Кеша сидел, облокотясь, прикрывая лицо узкой ладонью.

Выгнанные, оторванные, вырванные с корнем, брошенные на чужбину, обруганные и оболганные на своей Родине люди, бывшие офицеры гренадерского полка, подобранные - все как один - по росту, по стати. Ах, как это было тяжко! Смотреть тяжко...

...На русском кладбище под Парижем стоял православный храм, и русский священник вышел нам навстречу. Какая совершенная русская речь!.. Руки у священника натружены, с мозолями на ладонях и черной, траурной каймой под ногтями. Храм нищий, и священник нищий. Прирабатывает тем, что могилы помогает копать. Он повел нас длинной, печальной аллеей к месту, где хоронят "воинство": «Здесь - которые с Юденичем, здесь - кто с Деникиным, здесь - кто с Врангелем были»... У "врангелевцев", недалеко от общего памятника, зияли чернотой несколько могил... Я спросила: "Это столько человек сразу умерло? Почему могилы вырыты?" Священник ответил: "Они их заранее покупают, заказывают. Дорого платить. Так что они на могилки себе сами зарабатывают, оплачивают их, место себе определяют"... И после паузы: "Давайте я вас к могиле Бунина подведу". Мы шли сквозь строй надгробий с надписями на русском языке знакомых русских фамилий: Гагарины, Голицыны, Муравьевы, Апраксины, Волконские, Оболенские... "А это - Мережковские. А это - Булгаковы (оба брата Михаила Афанасьевича Булгакова). А это Бунин"... Окаянство...»

Это потом, через годы, в 1987 г., сила натуры, авторитет и дар сделают ее на четверть века художественным руководителем и директором одного из главных и любимейших народом театров страны, МХАТ им. М. Горького. «Театр!.. Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины? И в самом деле, не сосредоточиваются ли в нем все чары, все обаяния, все обольщения изящных искусств?» - этот фрагмент из статьи Белинского неожиданно для себя запомнили в стране рабочих и крестьян все - благодаря доронинской Наде, «старшей сестре». Доронина остается в театре по сей день. Включая ее замечательные монокомпозиции на стихи русских поэтов.

Т. Доронина на церемонии «Золотой Дельвиг». 23 января 2013 г. Фото автора

Вкус к хорошей литературе, русской литературе ей не изменяет. И когда сегодня Татьяна Васильевна Доронина в атриуме Государственного музея А. С. Пушкина в Москве на Пречистенке вручает престижную литературную премию «Золотой Дельвиг» известному писателю Владимиру Личутину, удостоенному награды «за исследование национального характера и духовной природы» в книге «Душа неизъяснимая», мы видим в ней не только красивую и величественную женщину, выдающуюся русскую актрису, но и общественного деятеля с ярко выраженной гражданской позицией, радеющего о русской земле и культуре.

И - превыше всего - остаются вот эти ее слова: «Я никогда не жила без любви и вне любви, благодарю за это Господа, который одарил мое сердце любовью, а сердца других - любовью ко мне...»

http://rusedin.ru/tatyana-doronina-ya-nikogda-ne-zhila-bez-lyubvi-i-vne-lyubvi/

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Станислав Минаков:
Закалка стали по Николаю Островскому
К 115-летию со дня рождения писателя
01.10.2019
Гвозди без шляпок
«Россия 1» потрясла прямыми трансляциями музыкального конкурса «Новая волна»
13.09.2019
Неодержанная победа
За небрежение к небесным указаниям плата для России слишком высока
29.08.2019
Все статьи автора