Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Человек с неутомимым стремлением к правде-справедливости

Илья  Кобзарь, Фонд "Русское единство"

07.08.2013

post thumbnail

«Человек создан для счастья, как птица для полета», - это сказал персонаж Короленко, безрукий человек, написавший фразу ногой. Афоризм нередко приписывают М. Горькому. И именно Горький в 1924 г. высказал такое сравнение: «Как неутомимый возбудитель этических чувств и правосознания В<ладимир> Г<алактионович> был и активнее и ближе к жизни, чем Л.Н. Толстой».

Корней Чуковский меж тем таинственно заметил, что «Короленко хоть и будет всегда нашим любимым писателем, но нашим заветным - никогда».

Сам Короленко не однажды бывал у Льва Николаевича в Ясной Поляне. Последний раз - 6 августа 1910 г., то есть за три месяца до кончины великого старца, секретарь коего В. Булгаков вспоминал, удивленный: «Короленко так красиво, живо говорил, что все мы обращались к нему: он был центром, а не Л. Н., я это за собой заметил и пересел на другое место».

Кстати, молодой Алексей Пешков пришел в Нижний Новгород к ссыльному писателю В. Короленко в декабре 1889 г., чтобы потом написать: «Короленко первый сказал мне веские человечьи слова о значении формы, о красоте фразы, я был удивлен простой, понятной правдой этих слов и, слушая его, жутко почувствовал, что писательство - не легкое дело». Он, уже будучи Горьким, потом скажет: «Среди русских культурных людей я не встречал человека с таким неутомимым стремлением к правде-справедливости».

Короленко называл себя «беспартийным социалистом» и, будучи по происхождению дворянином, считал себя разночинцем, увы, порой не лишенным пафоса «перевернуть весь мир». Даром что был сыном судьи.

Более всего уроженец малороссийского Житомира писатель Владимир Галактионович Короленко стал известен Российской империи своей правозащитной деятельностью, он радел об обездоленных, а также о малых народах России, а потому память о нем по городам и весям нашего Отечества почитается и по сей день. Был эпизод в 1918 г., когда он, по мнению большевика А.В. Луначарского, даже мог стать первым президентом России - столь высок был его моральный авторитет.

Дух и зуд «свободомыслия», присущий русской интеллигенции, изрядно приложившей сил к расшатыванию престола, Короленко сохранил и при большевиках, которых критиковал за то, что «пошли по неправильному пути удушения свобод, чем принесли много вреда идее социализма».

Как и другой знаменитый писатель-малоросс киевлянин-феодосиец Кириенко-Волошин, Короленко в годы Гражданской войны помогал нуждавшимся раненым - и белым, и красным. Не изменил своей натуре: как активно выступал за утесняемых в дооктябрьский период, так и неоднократно ходатайствовал о приговоренных к расстрелу большевистской ЧК. Это, как мы понимаем, и по сей день «разрывная тема», ведь даже сегодня перспективы преодоления пропасти между красными и белыми видны с трудом. «Несоединимое соединю», - сказал советский поэт уже во второй половине XX в., но духовный раскол разделил русских писателей уже давно.

Примечателен эпизод, в котором, как видим, побудительным мотивом некоего человека к действиям стал именно литературный дар Короленко. Один из генералов деникинской армии, поклонник его творчества, рассказывал писателю, что решил взять именно Полтаву, поскольку в ней жил Короленко. На это писатель ответил: «Комплименты потом, ваши войска убивают красноармейцев и учительниц - этому ли я учил своих читателей?»

При этом Короленко выступил и как патриот, написав летом 1917 г. - в межеумочное, смутное время - статью «Война, Отечество и человечество», в которой германский империализм счел весьма опасным, а посему призывал с ним сражаться, в отличие от сдававших все позиции большевиков.

Противился Короленко и Антанте, осознавая ее подлинные цели - дробление великой России. Как видим, то, что не смоглось Антанте тогда (большевики к 1922 г. все же смогли сгрести павшую Российскую империю в новую имперскую общность - Советский Союз), удалось в новейшие времена, на рубеже 1990-х.

Со справочниками литературы не поспоришь: В.Г. Короленко, по словам Горького, «честнейший русский писатель», «человек с большим и сильным сердцем», занимает «одно из почетных мест в истории русской литературы конца XIX - начала XX в.». Его биография тесно связана с Малороссией. Из Житомира семья переехала в Ровно, где будущий писатель учился в местной гимназии. История и культура Малороссии, красота местной природы, одаренность натур и яркость характеров малороссийских селян нашли свое отражение в многочисленных сочинениях Короленко - «Слепой музыкант», «Без языка», «Лес шумит», «Судный день». В «Истории моего современника» Короленко писал, что «казацкий романтизм» Т. Шевченко не был ему близок, хотя он сам был казацкого рода по отцу (мать писателя была полькой). При этом основой зарождавшегося украинского литературного языка Короленко считал язык Котляревского и Шевченко. Пути развития украинской культуры Короленко, как и другие неповерхностные малороссы, разумно и единственно верно видел в тесной взаимосвязи с русской культурой.

Короленко хорошо сказал: «Я нашел тогда свою родину, и этой родиной стала прежде всего русская литература».

Его суждения впору заставить перечитывать нынешних украинских «незалежных свидомитов», а более всего в школах и вузах. Он писал педагогам открывшейся в 1898 г. новой полтавской гимназии: «...наряду с освободившейся украинской пусть процветает и свободная русская школа, как проявление двух тесно связанных и родственных культур, которым предстоит много великой и благодарной работы».

Сын малороссийского народа, Короленко был русским писателем и русским человеком, всей своей личностью показывающим и неразделимое единство двух веток русского корня, и величайшие духовные возможности, открывающиеся на пути этого двуединства. Он дружил, переписывался с писателями-малороссами П. Мирным, П. Грабовским, помогал публиковать их сочинения, а М. Коцюбинского, например, рекомендовал Горькому. И. Карпенко-Карый и Леся Украинка в свое время ратовали за перевод на украинский язык рассказов Короленко, хотя не очень понятно, зачем нужно переводить с русского в стране, где все русский знают. Как показательно и симптоматично даже для наших дней: И. Франко содействовал популяризации творчества русского писателя Короленко среди украинцев Галичины.

* * *

27 июля исполнилось 160 лет со дня рождения Владимира Короленко. Учившиеся в советское время помнят его произведения из школьной программы, которая именно тогда и побудила взять в руки томики с его рассказами и повестями. «Дети подземелья» - это был сострадательный лейтмотив для советского школьника, сопереживавшего социальным несправедливостям дореволюционной России. Кто сейчас в нашей школе, а также какой «популярный» писатель призовет «милость к падшим» - в условиях новейшего русского капитализма, в своем эгоцентризме видящего вокруг все лишь как источник наживы.

Однако по селеньям некогда большой страны разбросаны памятки о русском писателе Короленко: в виде названий улиц, учебных заведений, библиотек. В частности, его имя носит крупнейшая на Украине харьковская республиканская научная библиотека, располагающаяся в коротком переулке, который тоже носит имя писателя. Рядом - и улица имени Короленко.

Короленко в молодости как зачерпнул столичной студенческой жизни, так и успел вкусить хлеба, заработанного своим трудом. Некоторая, скажем мягко, особенность характера (может, это наследственная польская спесь?) помешала в 1881 г. ему, уже к тому моменту высланному подальше от столиц в связи с подозрением в революционной деятельности, присягнуть государю Александру III.

Нижегородское ссыльное десятилетие стало периодом наиболее плодотворной работы Короленко-писателя. В 1886 г. вышла его первая книга «Очерки и рассказы», в которую вошли сибирские новеллы, впечатления от ссылки на Урале и в Якутии, о нем заговорила читающая публика всей империи. Отметим «деспотизм монархии», о котором столь много говорят господа либералы, в том числе и нынешние: ссыльный выпускает книги, которые читает вся страна.

Можно сказать, что писатель «увлек читателей не столько этнографическими подробностями и сибирской экзотикой, сколько созданными им яркими образами крестьян, беглых каторжников, политических ссыльных, тонкими зарисовками природы, романтическим пафосом повествования». Кажется, общество только того и ждало, чтоб мазохистски расчесывать и смаковать нарывы. Но и сегодня чаяния публики мало отличаются от вековой давности.

У Короленко находим и удачные художнические описания состояний: «Паром заскрипел, закачался и поплыл от берега. Перевозный шалаш, опрокинутая лодка, холмик с церковью мгновенно, мгновенно, будто подхваченные неведомою силой, уносятся от нас, а мысок, с зеленою подмытою ивой, летит нам навстречу».

И все-таки, по меткому замечанию современного публициста Ирины Ушаковой, «тот же самый нищий народ у такого же нищего, как и Короленко, писателя Ивана Бунина - красив и силен духом, он не сквернословит и не бунтует. Бунинский герой - мещанин Николай («Антоновские яблоки»), который живет в шалаше и стережет барский сад, весь светится любовью и желанием служить Богу и людям. Отец Бунина работал наравне со своими крестьянами, во всем был для них примером, приучал к этому сына, о чем читаем у будущего нобелианта в «Жизни Арсеньева».

Однако вынужденных эмигрантов Бунина и Шмелева, рассказавших о другой, скажем так - «не-короленковской» России, нам в школах прежде не преподавали, поскольку понятна была тенденция советского периода к выпячиванию негативных свойств «тюрьмы народов». Мы - маятниковые, мы норовим бросаться в крайности, минуя золотую середину.

Да, как и Горький, чуть ли не боготворивший учителя и усвоивший от него тягу к описаниям жизни «на дне», Короленко видел и подчеркивал тяжкие стороны русского быта и бытия. Но нельзя не помнить при этом, что во время живописания Короленко всего этого «дна», в Российской империи шло строительство Транссибирской магистрали, что до революции Россия была самой непьющей страной в Европе, и меньше нас пила только Норвегия. По темпам промышленного производства Российская империя к 1914 г. вышла на 1-е место. Перед Первой мировой войной она давала хлеба примерно столько же, сколько США, Канада и Аргентина, вместе взятые, а они сами были в этой отрасли ведущими. В 1913 г. от продажи сливочного масла за границей она выручила столько же, сколько от добычи золота. А вот избранные проявления русского научного гения - неевклидова геометрия (Н.И. Лобачевский), военно-полевая хирургия (Н.И. Пирогов), периодическая система химических элементов (Д.И. Менделеев), радио (А.С. Попов), учение о высшей нервной деятельности (И.П. Павлов). Ну и наконец: первым главой государства, который официально огласил идею всемирного разоружения, был русский император Николай II, сделавший это на конференции в Гааге в 1898 г.

Однако - вернемся к нашему герою. При содействии Короленко всесословный клуб в Нижнем Новгороде превратился в крупное культурное учреждение, а его библиотека стала подлинной гордостью города. По инициативе писателя здесь было открыто первое в России астрономическое общество, работой которого впоследствии восхищались Горький и Циолковский. В 1891-1892 гг. Короленко участвовал в организации помощи голодающим крестьянам Нижегородской губернии. Все тот же Горький назвал этот период в истории Нижнего «эпохой Короленко».

Воистину «страшен» был «царизм»: гонимый Короленко мог широко публиковаться, в том числе и за рубежом, неплохо зарабатывать, активно путешествовать - посетить в 1890-е Кавказ и Крым, в 1893 г. присутствовать на Всемирной выставке в Чикаго, с 1895 г. работать в Петербурге редактором журнала «Русское богатство», а в 1900 г. переехать в свой последний пункт земного путешествия Полтаву, где он прожил еще 20 лет. В 1900 г. Короленко наряду с Л. Толстым, А. Чеховым, В. Соловьевым, П. Боборыкиным и М. Горьким был избран почетным академиком Петербургской академии наук по разряду изящной словесности, но в 1902 г. сложил с себя звание академика в знак протеста против исключения из рядов академиков Горького.

Похоронен В.Г. Короленко в Полтаве на Старом кладбище. В связи с закрытием этого некрополя 29 августа 1936 г. могила писателя была перенесена на территорию городского сада (теперь это парк «Победа»).

В чем все же общественные уроки судьбы литератора Короленко? На наш взгляд, они в двух составляющих. Первая: наличие сострадательной ноты и подхват пушкинского тезиса о «милости к падшим». И вторая, тоже весьма актуальная сегодня: объединительная мысль о непреходящей неразрывности Великой России и Малой. Ибо без Малой России не может быть полная Русь. Но сегодня наши враги помнят об этом лучше нас.

_____________

Фото - http://korolenko.lit-info.ru/review/korolenko/007/626.htm

http://rusedin.ru/chelovek-s-neutomimym-stremleniem-k-pravde-spravedlivosti/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме