1 августа 1914 г. на страницах белорусских учебников

post thumbnail

100-летний юбилей начала Первой мировой войны в 2014 г. - это важный повод для актуализации интереса профессиональных историков к крупнейшему военно-политическому конфликту первой трети XX в. По всей видимости, привычным для жителей стран Западной Европы ежегодным мероприятиям, связанным с памятью об окончании Великой войны, будет уделено повышенное внимание со стороны СМИ, политиков, деятелей науки и культуры. В частности, не окажутся незамеченными традиционные возложения цветов во Франции и Бельгии в День перемирия (11 ноября), маковые бутоньерки на груди и ритуальное молчание в течение двух минут в 11 часов утра в Великобритании на День поминовения, парады и встречи ветеранов в День ветеранов в США.

До последнего времени в Российской Федерации, как и в СССР, ни одна из дат, приуроченных к памяти о Первой мировой войне, не имела никакого отношения к государственным праздникам. Однако с нынешнего года в России 1 августа отмечается как День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914-1918 гг. Новый праздник пополнил календарь после того, как в Федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России» 26 декабря 2012 г. была внесена соответствующая поправка. Несмотря на то, что эта памятная дата в иерархии праздников не сравнится с масштабом празднования очередной годовщины победы в Великой Отечественной войне, все же нельзя не приветствовать возвращения событий, связанных с Первой мировой войной, в круг официальных праздников. Вместе с тем в Российской Федерации по сравнению с государствами Западной Европы исторической памяти о Первой мировой войне пока еще не придается того значения, которого это событие заслуживает.

К сожалению, в Беларуси память о Первой мировой войне не получила пока еще должной институализации на государственном уровне и не является предметом целенаправленной политики в области мемориализации исторической памяти (памятники, музейное дело, книгоиздание), образования и воспитания. Единственным исключением является проект возведения мемориала в Сморгони, несколько туристических маршрутов по местам боев времен 1915-1917 гг., обустройство русского военного кладбища в центре Минска, редкие конференции и отдельные публикации. Показательно, что во многом внимание к Первой мировой войне является результатом усилий отдельных энтузиастов-краеведов, историков и писателей.

Во многом такое «отчужденное» отношение к Первой мировой войне обусловлено восприятием этого события, сложившимся в белорусском историческом сообществе. В частности, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств бывший директор Института истории НАН Беларуси А.А. Коваленя констатировал, что в белорусской историографии «до сих пор не сложилась серьезная научная школа разработки этого важного периода национальной истории», нет ни одной докторской диссертации, «ощущается значительный дефицит глубоких исследований по целому ряду проблем военной истории». Правда, это не помешало академику обвинить российских историков в том, что они не цитируют работы белорусских исследователей, смотрят на события исключительной «через призму имперских интересов» и вообще склонны оставлять монополию на историческую истину за «Москвой». Эти упреки представляются странными, поскольку сам белорусский историк признал, что в Белоруссии серьезных исследований по Первой мировой не ведется, а значит, и не приходится говорить о заметном в научном отношении белорусском участии в изучении событий войны.

Однако отсутствие научных исследований не означает, что о Первой мировой войне в белорусском историческом сообществе не сложились определенные представления. В этом отношении показательным является описание начала войны в учебных пособиях по истории Беларуси для высшей школы.

Для примера обратимся к учебному пособию «Нарысы гiсторыi Беларусi», изданному в 1994 г. для высших учебных заведений. В нем участие населения в патриотических манифестациях, публикации в прессе, в которых выражались патриотические настроения, призывы к гражданскому единению в деле защиты страны, убежденность в победе русской армии и особом предназначении России в разрешении судеб славянских народов Центрально-Восточной Европы трактуются лишь как «разгул шалёнага шавiнiзма». Проявление патриотизма и жертвенности объясняются исключительно как результат «массовой идеологической кампании» для «псiхiлагiчнай падрыхтоўкi насельнiцтва да вайны». Непонятно почему, но в учебнике шовинизмом был назван призыв на страницах местной консервативной печати «да грамадзянскай згоды ў iмя абароны айчыны, да ахвяр на карысць перамогi». Показательно, что слово «патриотическая» применительно к манифестациям, статьям в прессе используется исключительно в переносном смысле, тем самым читателей убеждают в искусственности и фальши мероприятий, ангажированном характере публикаций. Напротив, газета «Наша нiва» за антивоенную позицию получила в учебном пособии положительную оценку.

Мероприятия, связанные с мобилизацией и обеспечением театра военных действий накануне и во время войны, также трактуются исключительно в негативном ключе. Введение военной цензуры, перевод прифронтовых губерний на военное положение, запрет на забастовки, антивоенную пропаганду подаются как «жорсткi ваенна-палiцэйскi рэжым». Реквизиции, привлечение к работам по оборудованию позиций показаны как произвол властей и полное пренебрежение к интересам крестьянских хозяйств. На оккупированной противником территории «бясконцыя рэквiзiцыi i прымусовыя работы на патрэбы фронта практыкавалi i нямецкiя ўлады». Тем самым практика управления и поведения русских и немецких войск фактически ставится на одну плоскость и изображается лишь как внешняя сила, наносившая ущерб материальным интересам белорусского крестьянства.

В таком же ключе трактует отношение к войне и автор раздела «Беларусь на пераломе эпох» В.Ф. Ладысев в курсе лекций «Гiсторыя Беларусi XIX-XX ст.», изданном в 2002 г. в Республиканском институте высшей школы Белорусского государственного университета. По его мнению, большинство населения (рабочие, крестьяне, часть интеллигенции) было против «палiтыкi вайны», но «патрiатычна-шавiнiстычная хваля захлiснула i частку працоўных». При описании мер, связанных с введением военного положения, историком также используется характеристика «жорсткi ваенна-палiцэйскi рэжым». Запрет на забастовки, цензура, введение которых было обусловлено военной необходимостью, ученый называет «порядком», причем это слово берется им в кавычки. Для того чтобы придать еще более негативный оттенок мобилизационным мероприятиям в белорусских губерниях, автор пишет о том, что в поддержании этого «парадка» «актыўна ўдзельнiчалi рэакцыйныя сiлы, што нахлынулi сюды з розных раёнаў Расii i групавалiся вакол Стаўкi Вярхоўнага галоўнакамандавання, штаба Мiнскай ваеннай акругi i штаба Заходняга фронта». При этом остается только догадываться, что это за «реакционные силы», которые почему-то группировались вокруг органов военного управления, как они могли поддерживать режим военного положения и почему обеспечение мобилизации оказалось зарезервировано за «реакцией». Показательно, что положительной оценки удостоилась опять же лишь редакция газеты «Наша нiва» за ее антивоенные взгляды, причем представители белорусского национального движения оказались в одной компании с идеологами РСДРП(б).

В другом популярном учебном пособии И.И. Ковкеля и Э.С. Ярмусика «История Беларуси с древнейших времен до нашего времени» репрессии и наказания, вынесенные в начальный период войны участникам погромов имений, хуторов и забастовщикам, характеризуются как «жестокие расправы» царизма, временно подавившего «революционную активность масс». Как и в предыдущих пособиях, авторы категорически отметают мысль о патриотических настроениях и убеждениях населения, гражданском патриотизме или преданности монархии как позитивных явлениях. Так, «буржуазные и мелкобуржуазные слои населения в Белоруссии», по мнению историков, «выступили в поддержку царизма и прилагали все усилия, чтобы разжечь у широких масс трудящихся милитаристский дух и шовинистические настроения». Согласно учебному пособию «массовые собрания, молебны и «патриотические» манифестации», на которых население призывалось «к гражданскому согласию, жертвам во имя Отечества и победы над «коварным» врагом», служили лишь «нагнетанию шовинизма». Как и в «Нарысах гiсторыi Беларусi», выражения «патриотическая кампания» или «манифестация» ставятся в кавычки для передачи официозного и лицемерного характера этих мероприятий.

В пособии П.Г. Чигринова «Очерки истории Беларуси» события июля - августа 1914 г. в белорусских губерниях излагаются сжато, однако и в этом случае автор остается в плену описанных выше представлений. В частности, рассуждая об отношении к войне разных политических групп, историк использует термин «социал-шовинизм». По мнению П.Г. Чигринова, этот термин означает «активную пропаганду войны с внешним противником и призыв к классовому миру внутри страны».

Пожалуй, единственным исключением является учебное пособие Я.И. Трещенка, в котором жертвенность, верность воинской присяге и патриотизм не ставятся под сомнение. Историк оспорил тезис советской историографии «о нежелании широких народных масс во­евать за российское государство помещиков и капиталистов», осторожно заметив, что «такой подход безмерно упро­щает сложнейшую проблему».

Таким образом, в большинстве вузовских учебных пособий по истории Беларуси отношение к началу Первой мировой войны описывается в категориях «шовинизма», «милитаризма», которые, дескать, навязывались большинству населения белорусских губерний. Гражданский патриотизм, верность монархии и убежденность в победе русской армии расцениваются как проявления ангажированного официоза, не имеющего отношения к истинным настроениям большинства жителей белорусских губерний. Российским военным и гражданским властям предъявляются абсурдные обвинения в том, что в условиях начавшейся войны и мобилизации они пошли на ограничение гражданских и политических свобод.

В этой связи неудивительно, что при таком видении войны в белорусском научном сообществе рассчитывать на актуализацию исторической памяти о Первой мировой войне не приходится как на официальном уровне, так и среди интеллигенции.

___________

Фото - http://news.tut.by/society/258296.html

http://rusedin.ru/1-avgusta-1914-g-na-stranicax-belorusskix-uchebnikov/

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Загрузка...
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Константин Клочковский:
Все статьи автора
"100-летие Первой мировой войны"
Белое пятно истории
На какой войне погибли наши деды - Отечественной или мировой?
15.10.2019
«Великобритания, Франция, США умеют отжимать у должника по максимуму»
История германских репараций по итогам Первой мировой войны весьма поучительна
24.09.2019
«На Россию пришлась основная тяжесть всех потерь стран Антанты»
Однако при подготовке в рамках Версальского мирного договора репарационных требований к Германии ущерб нашей страны в расчёт не принимался
16.09.2019
Книга жизни генерала В.И.Селивачева
К столетию гибели русского героя издаются его дневники и 17 сентября 2019 г. в с.Костомарово Воронежской области открывается памятный знак
08.09.2019
Все статьи темы