Два берега генерала Моро

Когда-то он сражался с Суворовым, а погиб, защищая честь русского флага

В конце XVIII века вследствие Великой французской революции наметился прилив в Россию представителей Франции. Большинство из этих вынужденных эмигрантов оставались на русской службе и при императоре Александре I. Естественно, что им пришлось сражаться со своими соотечественниками во время войн России с Наполеоном. Подобная судьба выпала на долю видного французского полководца генерала Моро, имя которого в России ныне, увы, забыто...

Битва титанов

Жан-Виктор Моро. Гравюра Е. Гергана. 1800-е гг.Жан-Виктор Моро впервые проявил себя как талантливый военачальник в 1793 году: во главе республиканской французской армии молодой генерал взял штурмом несколько голландских крепостей. Но широкую известность он приобрел только через пять лет, когда при Нови столкнулся с русско-австрийской армией, бывшей тогда под началом знаменитого Суворова. В первые минуты битвы французы потеряли главнокомандующего генерала Жубера, и Моро занял его место. В этом ожесточенном сражении он едва не погиб: под ним были убиты три лошади, а его самого ранили в плечо.

Сражение при Нови было одним из самых продолжительных и наиболее кровопролитным из полевых сражений Суворова; по количеству убитых оно уступало только штурму Измаила. Неудивительно, что Моро не смог выдержать победоносного суворовского натиска: он отступил, уводя остатки своей разгромленной армии к Генуе.

Для самого Моро битва при Нови стала единственным сражением, в котором он противостоял русским. Впоследствии генерал часто вспоминал об этом бое и вообще любил говорить о Суворове, хотя относился к его военной тактике весьма критично. Со своей стороны, Суворов, уважая Моро, называл его «генералом славных ретирад (отступлений. - А. Е.)». «Он меня, седого старика, понимает, - говорил Суворов о своем противнике, - но я понимаю его еще больше. Горжусь, впрочем, что имел дело со славным человеком».

Когда Моро вернулся в Париж из Италии, Францию трясло: Наполеон только что произвел переворот и стал первым консулом республики. Сначала Моро верно служил Бонапарту, возглавив его Рейнскую армию и разбив австрийцев при Гогенлиндене. Это был настоящий триумф полководца: по возвращении в Париж Наполеон вручил победителю пару пистолетов, украшенных драгоценными камнями. Однако вскоре отношения Моро и Бонапарта разладились; в итоге Моро оказался замешан в заговоре против Наполеона, попал в тюрьму и после суда был с позором выслан за пределы родины.

В Соединенных Штатах Моро встретил горячее сочувствие тех, кто не любил Наполеона. Сам же опальный полководец поселился в 30 милях от Филадельфии в местечке Морисвиль. Здесь он стал обычным гражданином, любимыми занятиями которого были охота, чтение и прием гостей.

...В то время когда Моро, забытый не только в Европе, но и во Франции, мирно жил в Новом Свете, его давний обидчик - Наполеон - шел от победы к победе. Успех и слава Бонапарта раздражали Моро. И, наконец, потеряв всякую надежду на то, что Франция сама сумеет спасти себя от Бонапарта, генерал принял предложение Александра I поступить на русскую службу. Дело в том, что русское правительство после смерти Кутузова находилось в поисках достойной кандидатуры, которая смогла бы встать во главе союзных армий в заграничном походе против Бонапарта. И кандидатура генерала Моро подходила на это место как нельзя лучше.

Перед самым отъездом из Америки Моро узнал, что в России остается большое количество пленных французов. Генерал незамедлительно написал русскому посланнику в США Дашкову, что готов возглавить бывших солдат Наполеона и повести их на Париж (!). Моро ручался, что в этом случае Бонапарту «придется плохо»...

Ядро Наполеона

В июле 1813 года североамериканский парусник «Ганнибал» доставил Моро к берегам Европы. Это было довольно рискованное предприятие, если учесть, что агенты Бонапарта зорко следили за генералом в Америке и имели секретный приказ в случае попытки Моро вернуться в Европу «задержать его силою на пути в открытом море».

Встреча русского императора и бывшего наполеоновского генерала состоялась в Праге - главной квартире союзных войск. Она продолжалась около двух часов, и Моро был очень тронут вниманием, оказанным ему могущественным монархом.

На следующий день Александр I отправился к месту военных действий: с ним был и Моро, который с этого времени оставался при русском императоре безотлучно. Через десять дней после отъезда из Праги Моро уже участвовал в битве под Дрезденом.

...Проливной дождь застилал поле боя, а ветер хлестал в лицо русским солдатам. Моро находился в свите Александра близ батареи, устроившей дуэль с французскими орудиями напротив. Завязалась нешуточная перестрелка... Видя, что несколько ядер упали вблизи русского императора, Моро попросил его отъехать в более безопасное место... В этот момент одно из выпущенных с французской стороны ядер ударило в Моро. Оно оторвало ему правую ногу и, пробив насквозь лошадь, раздробило левую... Позднее говорили, что ядро было выпущено из орудия, наведенного самим Наполеоном. При этом сведущие люди добавляли некоторые подробности: Бонапарт следил за передвижением императорского кортежа и, различив в нем своего заклятого врага - Моро, отошедшего от монаршей свиты, воспользовался этим моментом и, как отличный артиллерист, сделал роковой выстрел.

...30 августа Моро в безнадежном состоянии был доставлен в город Лаун. За несколько минут до кончины он продиктовал свое последнее в жизни письмо. Оно было адресовано русскому монарху, под флагом которого Моро успел прослужить всего месяц: «Государь, - обращался Моро к Александру I. - Я схожу в могилу с теми же чувствами почтения, удивления и преданности, какие почувствовал к вашему величеству в первую минуту нашего свидания». После того как письмо было продиктовано, силы оставили Моро; он скончался.

Получив предсмертное послание генерала, Александр написал собственноручное письмо жене героя, где отметил, что потерял соратника и друга. Император заверил мадам Моро, что, если она захочет навсегда остаться в России, то он употребит все силы, чтобы она ни в чем не нуждалась. «Дружба, которую я питал к вашему супругу, продолжается за пределами земной его жизни, - писал Александр, - и я не имею другого способа заявить ее, как только сделав что-нибудь для благоденствия вашего семейства».

Вместе с письмом император послал вдове полмиллиона рублей и, кроме того, назначил ей пожизненную пенсию - 30 тысяч рублей ежегодно. Чтобы в памяти потомков осталось место гибели генерала Моро, Александр I приказал установить под Дрезденом памятник в виде гранитного обелиска с античным шлемом и лавровым венком и мечом наверху. На памятнике была выбита надпись, сообщающая, что Моро геройски пал на этом месте вблизи русского императора...

Письмо в министерство

«Смерть Моро при Дрездене в августе 1813 г.». Гравюра В. Хита. 1815 г.  (слева на белом коне изображен Александр I).Тело героя доставили в Петербург и с воинским почестями захоронили в католической церкви Св. Екатерины на Невском проспекте. В этот день публика заполонила центр Петербурга; все прилегающие к собору улицы были забиты каретами и колясками - так много людей пришли проститься со знаменитым генералом. На похоронах присутствовал и консул США в Петербурге Дж. Адамс.

Отчего же Моро был так в свое время популярен в России? Этим вопросом задавался более ста лет назад писатель Е. Карнович, справедливо полагавший, что хотя генерал так и не стал великим полководцем, но его многолетнее противостояние Наполеону, жизнь в изгнании и смерть вблизи русского императора окружили его героическим ореолом. Правда, к концу XIX века многое изменилось...

«Прах Наполеона, чтимый французами всех политических партий, - отмечал Карнович, - лежит в Париже в великолепной усыпальнице. Память же о Моро совершенно исчезла, да и едва ли кто и знает теперь его полузабытую могилу». Писатель упоминал, что Моро был похоронен с правой стороны от главного входа недалеко от «большого алтаря». В 1870-е годы на могильной плите генерала уже с трудом читалось имя Моро...

О великом соотечественнике французы вспомнили не скоро и не в самое подходящее время - в эпоху Никиты Хрущева... В 1954 году в Министерство иностранных дел СССР пришел запрос от французского историка Жозефа Ванизеля: «Действительно ли Моро покоится в Ленинграде?». Ванизель привел версию, бытовавшую во Франции, что якобы вдова генерала со временем перевезла прах Моро на его родину. Удивительно, но советские чиновники не только ответили на письмо западного историка, но даже предложили иностранному отделу Академии наук СССР «установить современное состояние гробницы, приписываемой захоронению Моро».

В 1954 году в связи с запросом французской стороны была создана специальная комиссия, которая вскрыла склеп и обнаружила остатки деревянного гроба с бронзовыми украшениями на крышке и следами бархатной обивки. Рядом на земле лежали две овальные латунные таблички, со временем отвалившиеся от гроба. На одной из них был выгравирован медальон с изображением рыцарского шлема и монограммой «М». Французская надпись на табличке гласила: «Генерал Моро родился 30 июля 1763 г., умер 22 августа 1813 г. в возрасте 50 лет и 23 дней».

Таким образом, была опровергнута версия, что прах Моро покинул пределы России. К сожалению, костел Святой Екатерины, использовавшийся десятилетиями как склад, в 1984 году был опустошен страшным пожаром: в огне сгорели остатки интерьеров, статуй, резные алтари превратились в горку щебня, а мраморная облицовка храма осыпалась до кирпича... Это пепелище отчасти напоминало московский пожар 1812 года или, скорее, следы артиллерийской дуэли под Дрезденом - той самой, во время которой пал генерал Моро.

Увы, костел и сейчас не в полной мере оправился от того бедствия, хотя службы здесь уже ведутся. Восстановление могильной плиты Моро пока не планируется - нет средств. Однако при входе в костел установлена мраморная доска, на которой упоминается имя легендарного генерала и даты его жизни и смерти.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10296713@SV_Articles

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Андрей Епатко:
Два берега генерала Моро
Когда-то он сражался с Суворовым, а погиб, защищая честь русского флага
24.02.2013
Все статьи автора