Об отделении правосудия от политики

Последние несколько дней СМИ и интернет обсуждают одно происшествие. Насколько можно понять, некий мальчик вел себя неблаговоспитанно по отношению к дворнику, дворник метнул в него лопату, попал в лицо и сломал челюсть. Такое бывает - бывают неблаговоспитанные отроки, бывают нерассчитанные удары, приводящие к более серьезным повреждениям, чем человек хотел - и это должно было стать предметом судебного разбирательства. Метать лопаты в детей, даже дурно воспитанных, нельзя, тем более нельзя ломать им челюсти. Состояние аффекта, вызванное поведением мальчика, можно считать смягчающим обстоятельством - но никак не освобождающим от ответственности.  Поэтому дворник должен быть наказан, с учетом всех обстоятельств, по закону, предусмотренному для таких случаев. Человек явно не является закоренелым злодеем, и тут следует обойтись без чрезмерной суровости - но оставлять это без наказания невозможно. Иначе метание лопат в невоспитанных отроков сделается популярным видом спорта.

Но в этом деле возникли дополнительные обстоятельства, которые придали всему делу другую окраску - и другое развитие. Дворник, Бахром Хурамов, оказался узбеком, а мальчик - русским. И тут, вместо спокойно рассмотрения обстоятельств дела, возникла буря - против дворника вознегодовали русские националисты, увидевшие очередное преступление «понаехавших тут», против мальчика - борцы за толерантность, которым, в образе 12-летнего мальчика, явился жуткий призрак русского фашизма, и земляки дворника.

Это не первое дело, в котором интересы правосудия - рассмотрения того, что произошло на самом деле и определения личной вины человека - оказываются под угрозой из-за политических и национальных страстей. Не очень давно дело Мирзаева обсуждалось не в контексте личной ответственности конкретного человека и обстоятельств конкретного дела - а в контексте общего раздражения на бесчинства понаехавших и вялость правоохранителей. Так и в этом случае на дворника - и на мальчика - оказались спроецированы убеждения, надежды и страхи, не имеющие отношения к этим двум людям.

Разговор о недостатках иммиграционной политики - а равно о межнациональных отношениях - надо вести отдельно от этой ситуации. Бахром Хурамов не отвечает за иммиграционную политику властей, и за их политику вообще. Он не отвечает за тех своих земляков, которые попали в криминальные сводки за различные тяжкие преступления. Он отвечает за свой личный поступок - он бросил лопату и сломал мальчику челюсть. Вот в этом он виноват. Предъявлять ему претензии за действия других людей - несправедливо и бессмысленно. С другой стороны - также бессмысленно взывать к толерантности и пугать «русским фашизмом». Более того, это крайне контрпродуктивно.

В сознании людей уже закрепилось представление о том, что «толерантность» - это искажение правосудия в пользу представителей национальных меньшинств. Многие полагают - в некоторые случаях обоснованно, в некоторых - нет, что за одно и то же преступление русского накажут по всей строгости закона, а вот к представителям, как язвительно пишут в блогах, «толерантных», национальностей будет проявлено большое снисхождение, в частности, потому, что за ними стоят их земляки, диаспоры, готовые проявить солидарность, настойчивость, и щедрость. Русские люди - не расисты, и они обеспокоены не наличием людей с другими оттенками кожи, а искажениями правосудия и неэффективной работой правоохранительной системы. Отвечать на понятное беспокойство граждан чем-нибудь вроде «уроков толерантности» бессмысленно. Еще хуже - когда события развиваются как будто специально для того, чтобы подтвердить схему «диаспора отмазывает своего».

Для поддержания национального мира необходимо нелицеприятное правосудие - а ему в равной степени препятствуют как воинствующий национализм, так и толерантность. Иммиграционная политика, вызывающая все большие нарекания, межнациональные отношения, положение и правовой статус иностранных рабочих - это политические проблемы, которые, несомненно, следует обсуждать. Но они не должны обсуждаться в суде. Суд должен заниматься установлением обстоятельств конкретных дел и меры ответственности конкретных лиц - не как представителей тех или иных общностей, но именно как конкретных лиц.

http://www.radonezh.ru/analytic/17546.html

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий