Схватка двух тигров

Как отразится на России борьба за мировое лидерство между Вашингтоном и Пекином?

Соединенные Штаты, судя по всему, до конца еще не определились со своим стратегическим курсом в отношении Пекина. Дружить с ним или стремиться максимально его ослабить? В последнем случае - используя экономический, идеологический и политический шантаж, как это было с Советским Союзом. Пока что Вашингтон прорабатывает оба сценария одновременно.

Однако, вероятнее всего, окончательный выбор будет сделан в пользу противостояния. Пропагандистская атака уже началась в конце прошлого года, когда газета «Нью-Йорк таймс» сообщила о некоем тайном бизнесе семьи китайского политического тяжеловеса, бывшего премьера Государственного совета КНР Вэнь Цзябао. Согласно приведенным журналистами сведениям, капитал его семьи составляет около 2,7 миллиарда долларов. Причем капитал, как и подобает в случаях подобного рода, «разбросан» по различным родственникам и подставным фирмам. Естественно, китайцы поспешили все опровергнуть, однако, кроме отказа от ежегодного продления визы пекинскому корреспонденту «Нью-Йорк таймс» и публичного обещания проверить доходы чиновника, ничего предпринято не было.

Сам же выбор объекта для нанесения удара выглядит более чем странным. Именно Вэнь Цзябао слыл одним из поборников мирного развития страны, в которой должны доминировать либеральные ценности. Показательный эпизод карьеры Вэня, например - это попытка диалога с собравшимися в 1989 году на площади Тяньаньмэнь студентами. Шаг очень смелый, он мог стоить ему места на политическом Олимпе.

Так что сегодня, похоже, американцы решились на публикацию компромата, получив от Вэнь Цзябао отказ на предложение о тесном сотрудничестве.

Еще больше должны настораживать наших стратегических союзников действия Вашингтона по созданию «кольца окружения» из соседних с Китаем стран. Модернизированный вариант этой схемы когда-то уже сработал - в годы противостояния с Советским Союзом, так что сегодня США энергично реализуют уже опробованный вариант.

Американцы сформировали отдельные элементы из так называемого «кольца анаконды» вокруг Китая, самые надежные из них - находящиеся на северо-восточных окраинах КНР Южная Корея и Япония. Эти страны попали в орбиту американского влияния сразу после окончания Второй мировой войны, и к настоящему времени вполне вписались в систему защиты интересов США: на территориях двух государств расквартированы контингенты «джи-ай», эти государства активно участвуют в реализации крайне опасной для Китая и России системы противоракетной обороны. Мало того, на японских предприятиях производится один из ключевых ее элементов - противоракеты «Иджис» и «СМ-3». И Сеул, и Токио тесно привязаны к Вашингтону договорами о взаимопомощи.

В последнее время Китай предпринял попытки вовлечь Республику Корею и Японию в орбиту своего влияния: Пекин стал одним из важнейших торговых партнеров Сеула и Токио с оборотом в несколько сот миллиардов долларов. Ныне на рынках и в магазинах южнокорейской столицы, например, большой популярностью пользуется китайская продукция легкой промышленности. Регулярно проводятся трехсторонние встречи, в ходе которых КНР, РК и Япония пытаются найти общий язык по многим вопросам. После встречи, состоявшейся в мае прошлого года в Пекине, эксперты даже заговорили о возможном создании зоны свободной торговли всех трех участников. Но территориальный спор Китая и Японии за острова Дяоюйтао (Сенкаку), вспыхнувший в прошлом году, практически перечеркнул все эти начинания. Вашингтон тогда недвусмысленно выразил поддержку своему верному союзнику. В Белом доме заявили, что нападение на эти клочки суши будет рассматриваться как угроза национальной безопасности самих США.

Изменения во внешней политике Вашингтона налицо: в семидесятых американцы не встали на сторону Токио во время обострения спора за эти острова. Сейчас же просто испугались дальнейшего потепления японо-китайских отношений.

Затормозив сближение китайцев с корейцами и японцами, Белый дом повел дело к тому, чтобы компенсировать экономические потери своих союзников путем создания зоны двусторонней корейско-японской свободной торговли - об этом сообщили уже в середине января.

В качестве одного из важнейших - если не самого важного - элемента кольца окружения вокруг Китая американцы рассматривают Вьетнам. Отношения между Ханоем и Вашингтоном, когда-то злейших врагов, стали стремительно улучшаться еще в начале девяностых. В тот период нашему верному внешнеполитическому союзнику была остро необходима поддержка в нескончаемом территориальном споре с Китаем на суше и на море. Выбор руководства страны в пользу США можно понять: Индия, также не питающая особых симпатий к Пекину, в лучшем случае - региональный игрок, и действовать за пределами приграничных стран она может лишь с оглядкой. Поэтому, разрешив в 1992 году американским компаниями работать в своей стране, три года спустя Ханой пошел на восстановление дипломатических отношений с Вашингтоном.

В арсенале излюбленных приемов американской политики числится использование своих союзников в качестве своеобразной «группы риска». В случае с Вьетнамом на первых порах эту роль отвели Южной Корее и Тайваню, общий объем их инвестиций за период 1998-2010 года превысил 50 миллиардов долларов. Теперь же США входят в тройку главных торговых партнеров Вьетнама - наряду с Китаем и Японией.

Заметим: американцы тут же «забыли» про однопартийную систему во Вьетнаме, и официально не реагируют на периодически появляющиеся сообщения о подавлении прав и свобод в стране.

При этом Вашингтон работает на перспективу: тысячи студентов из Вьетнама уже прошли курс учебы за океаном, эту часть социума рассматривают в США в качестве будущей агентуры влияния.

Америка - в принципе - не чинит больших препятствий развитию сотрудничества Вьетнама с Россией. С одной стороны, исходя из того, что кроме сырья, мы ничего другого предложить не можем. А еще - предвкушая, как нервно отреагирует Пекин на заключение российской нефтяной компанией сделки с вьетнамской стороной на право добычи и разведки углеводородов на шельфе Южно-Китайского - во Вьетнаме его называют Восточным - моря. Аналогично Вашингтон относится и к российским оружейным сделкам с Ханоем, также вызывающим головную боль у китайской стороны. Ведь в будущем сильный Ханой - при покровительстве США - вполне может противостоять экспансии Китая на региональном уровне.

Так что, в представлении Вашингтона, на вьетнамской шахматной доске мы в цугцванге - какой шаг Москва ни сделает, лучше ей от этого не будет. В свою очередь, в Ханое усматривают в подобной политике возможность лавирования между тремя великими державами.

Все чаще и чаще заходит речь о возобновлении американо-вьетнамского военного сотрудничества: корабли под звездно-полосатым флагом в последнее время довольно частые гости в СРВ. Периодически всплывает информация о возможном возвращении на базу Камрань кораблей ВМС США. Если это произойдет, то кольцо окружения вокруг восточного фланга КНР сомкнется.

Еще один фронт работ по созданию недружественного окружения вокруг Китая - это участие Вашингтона и его союзников в противостоянии членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии - АСЕАН - Пекину в Южно-Китайском море. Не в последнюю очередь под влиянием США произошел отказ от принятой в 2002 году «Декларации поведения сторон в Южно-Китайском море», ее главным положением было решение всех противоречий силами сторон, вовлеченных в конфликт, то есть странами АСЕАН и Китаем. В идеале Пекин лелеял мечту решить все проблемы в этом регионе с каждым государством по отдельности. Однако в 2012 году США не только подняли вопрос о выработке «Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море» взамен декларации, но и заявили о своей готовности быть посредником между конфликтующими сторонами. Все это делается под заманчивым лозунгом обеспечения свободы международного судоходства.

Для Китая подключение США к региональным проблемам, которые до того Пекин не раз решал силовыми методами, является в высшей степени неприемлемым.

Речь идет не только о плавании судов, но и об огромных запасах нефти, газа, а также о живых морских биологических ресурсах этих теплых акваторий. Неприятная новость для Пекина состоит и в том, что Индия, его извечный соперник, также начинает проявлять активность в Южно-Китайском море. Недавно глава Генштаба ВМФ Индии, адмирал Девендра Джоши, заявил, что его страна твердо намерена защитить свои экономические интересы и своих граждан, работающих на месторождениях Нам-Кон-Сон у берегов Вьетнама: Нью-Дели владеет долей во вьетнамском проекте по разработке этого богатого месторождения природного газа. В ответ в китайских СМИ была размещена информация о разрешении морской полиции КНР в 2013 году досматривать «незаконно находящиеся в Южно-Китайском море суда». «Незаконно находящиеся» - означает «без санкции Пекина». Так был сделан намек о готовности китайской стороны пойти на конфликт. А ведь речь может идти и о российских геологоразведочных судах...

Следующий важнейший элемент усиления давления на Китай - работа США на бирманском направлении.

Пекин, вплоть до недавнего времени, выступал в качестве важнейшего торгового, политического и военного партнера Мьянмы, однако в последнее время его позиции в этом государстве заметно ослабли. Эта страна все активнее сближается с США, свидетельством тому состоявшийся осенью прошлого года визит Барака Обамы. Осмелевшая Мьянма даже указала на дверь китайским компаниям, намеревавшимся возвести ГЭС на реке Иравади стоимостью примерно в 3,6 миллиарда долларов: целью строительства было обеспечение электричеством слаборазвитой южнокитайской провинции Юньнань. Предлогом для демарша предложено считать протесты экологов. Примерно та же участь постигла и китайские планы по разработке месторождения меди в центральной части Мьянмы. Китайцев обвинили в уничтожении пахотных угодий, загрязнении водоемов и осквернении буддийских святынь, после чего проект завис. Китайцев, впрочем, эта неудача лишь раззадорила, они решили построить газопровод из прибрежных регионов Мьянмы через всю ее территорию до той же провинции Юньнань. Газопровод намечалось ввести в строй уже в нынешнем году, но пока неясно, удастся ли успешно завершить этот проект.

Американцы сильно преуспели в создании кольца окружения по периметрам китайских границ. Поэтому сегодня Пекин будет изо всех сил заставлять следовать в фарватере своей политики единственного оставшегося в регионе союзника - Пхеньян.

Тот, в свою очередь, попытается извлечь максимум выгоды из подобного положения дел.

Если же планы Поднебесной утвердиться в Южно-Китайском море и странах Юго-Восточной Азии потерпят окончательное фиаско, не исключено, что наш сосед обратит более пристальное внимание на бывшие советские республики, а также на сопредельные территории России.

Развитие американо-китайских отношений стало в последние годы одной из самых обсуждаемых тем в мировой политике.

От того, как будут взаимодействовать две крупнейшие на данный момент державы, во многом зависит не только расстановка фигур на мировой политической шахматной доске, но и судьба России.

Если два тяжеловеса сумеют, в итоге, договориться о разграничении сфер влияния интересов, то, скорее всего, сделано это будет за счет Москвы.

России же следует наблюдать за противоборством, используя просчеты Вашингтона и Пекина для продвижения собственных планов. Наверняка - рано или поздно - Китай будет вынужден обратиться к нам за еще более действенной поддержкой. 

http://www.stoletie.ru/geopolitika/skhvatka_dvuh_tigrov_475.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Дмитрий Мельников:
Неужели война?
Военные действия на Корейском полуострове сейчас реальны, как никогда
21.08.2017
Антарктика и наша тоже!

Пора бы и нам заявить о правах на шестой континент, ведь открыли-то его русские...
22.05.2017
Корейская война неизбежна?
Над схваткой России вряд ли удастся остаться
24.04.2017
Под интенсивным обстрелом
Почему резко обострилась обстановка в Донбассе
30.11.2016
Крымский маршрут
Какие проблемы беспокоят жителей нового субъекта федерации?
21.10.2015
Все статьи автора