Искушение политическим исихазмом

Эта реплика - некое продолжение моего сообщения на нашей недавней конференции по Афону в Ваймаре. В этом сообщении, его можно прочесть на сайте, посвященном Афону, я говорил о том, что духовная традиция, школа аскезы после периода ухода из мира, который требуется для развития ее высокого искусства мистического богообщения, затем возвращается в мир для духовного наставничества, для помощи миру и обществу в преодолении их опасных, часто греховных уклонений, для исцеления общества и человека. Для той миссии, которую Евгений Никифоров обозначил, как служение в качестве антибиотика. Этот  возврат в мир духовной традиции, в частности, и великой православной афонской  традиции, необходим, плодотворен и актуален для современного мир. Но сейчас я хочу продолжить эту тему возврата одним мотивом, который может показаться антитезой к теме. Может прозвучать, если выразиться по «Пиру» Платона, как некоторая палинодия.

Заметим, что возврат в мире неизбежно несет с собой трудности искушения для духовной традиции. Для меня ярким напоминанием о таких искушениях стали мои совсем недавние впечатления, прямо  они не связаны с исихазмом, и, тем не менее, для нашей темы существенны. Недавно я был в Китае в знаменитом буддийском монастыре Шаолинь. Как вероятно, все знают, это древнейший и значительнейший центр традиций дзэн, или точнее, надо  сказать, говоря о Китае, чань-буддизма, поскольку  столь популярны во всем мире дзэн начинался в Китае, как чань. Разумеется, эта традиция крайне далекая от нас, от мира православия, Афона и исихазма. Но при всем том, это также древняя духовная практика и духовная традиция. Mutatis mutandis, роль и место Шаолиня в традиции чань-буддизма можно сопоставить с ролью и местом Афона в исихастской  традиции.

Буддизм сегодня во всех своих главных ветвях активно проводит линию и стратегию как раз возврата в мир, выхода в мир, открытости миру. И когда я был Шаолине, а у меня была возможность детально и отчасти даже изнутри ознакомиться с ним, я очень наглядно мог видеть, какие искушения и риск скрываются в этой линии. Мирской уклад  стремится подчинить себе традицию, захватить ее, наложить на нее свою печать. И древний монастырь Шаолинь стал сегодня, по сути, коммерческим предприятием, познавательным и развлекательным заведением для публики. Здесь постоянный огромный поток туристов, которым все демонстрируется, и для которых устраиваются специальные представления, иногда грандиозные, напоминающие большей всего эстрадные американские шоу.

Какое предостережение мы отсюда должны извлечь? Конечно, не только предостережение против вторжения коммерции в жизнь духовной традиции. В мирской стихии огромное разнообразие и пестрота, искушения ее многолики и бесчисленны. И можно, пожалуй, сказать, что сегодня в современном мире и обществе есть два  главных искушения, которые силой мира сего ставят перед духовной традицией.  Во-первых, это действительно шаолиньское, скажем так, искушение, искушение рынков, мощнейшей рыночной стихией современной жизни. И, во-вторых, есть вечное искушение земной властью, а точнее и современнее сказать, искушение политикой,  альянсом с властями мира сего, с политическими институтами, силами, идеями и так далее.

В порядке рабочей гипотезы якобы рискнул предположить, что для дальневосточных, не наших традиций более реально и опасно сегодня искушение рынком. Об этом именно и говорит мой малый, но все-таки живой, наглядный опыт в монастыре Шаолинь. Но для православия, для исизахма в православных странах, мне кажется,  более опасно и актуально в наши дни искушение политикой. Оно может принимать форму уклона, тенденции к политизации исихазма, к превращению его в явление, которое имеет уже  политическую природу вместо исконной изначальной духовной и антропологической его природы. Кратко можно говорить, что это тенденция превращения исихазма в политический исихазм. Примеров подобного уклона можно найти немало. Я не готов и не компетентен делать категорические выводы, но  хотелось бы просто задать вопрос. Скажем, то, что длительное время уже происходит в славном монастыре Эсфигмен на Афоне, не увидим ли мы за этим каких-то элементов политизации исихазма, вторжения в исхастское сознание политического сознания, замутнение исихазма политикой.

А в России сегодня политический исихазм просто большая тема, которая становится все более актуальной и популярной. Здесь превращение исихазма в политисихазм поддерживается  и защищается многими. В этом видят одну из естественных и необходимых слагаемых имперской идеи, института православной имперской государственности, которую мы сегодня активно обсуждаем в  качестве одного из мыслимых, в принципе, образцов развития страны. Но при всем том, обсуждая эти варианты, нельзя забывать, что политический исихазм остается тем, что он есть - искушением исихазма политикой, и он несет в себе угрозу искажения духовной традиции, утраты ей своего духовного и бытийного онтологического существа.

Для преодоления этого искушения  надо, прежде всего, твердо помнить, чем в действительности должен быть возврат традиции в мир. очевидно, что в первую очередь здесь не должно быть подчинения миру, перехода на пути мира, принятия его норм. Входя в мир, духовная традиция должна возвещать иное миру, нести свидетельство миру о премирном, служить призывом к премирному устремлению человека и по возможности  коррекции исцеления и общества также уже и на социальном уровне, исцеления премирными началами. В любой стадии своего пути, в том числе и в своем возврате в мир духовная традиция, исихазм, Афон несут одно и то же, незаменимое и уникальное назначение: хранить и передавать подлинный опыт восхождения христианина ко Христу. Опыт общения со Христом и соединения с ним в Духе Святом.

http://www.radonezh.ru/analytic/17248.html

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий