Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Уроки «Норд-Оста»

Александр  Музафаров, Столетие.Ru

26.10.2012


С момента одного из самых крупных терактов в истории России прошло ровно десять лет …

23 октября 2002 года чеченские террористы во главе с неким Мовсаром Бараевым прямо во время представления захватили здание театрального центра на Дубровке, взяв в заложники более 900 человек. Романтический мюзикл для зрителей обернулся трагедией.

19 ноября 2001 года в Москве состоялась премьера мюзикла «Норд-Ост» по популярному в советское время роману Вениамина Каверина «Два капитана». Впервые российский зритель увидел не перевод американского или европейского мюзикла, а оригинальную постановку на уровне мировых стандартов. Грандиозные декорации, звонкие голоса исполнителей, лазерные и световые спецэффекты, опускающийся на сцену самолет в натуральную величину - все это вызывало восторг у публики и благожелательные отзывы в СМИ. Зал театрального центра на Дубровке никогда не пустовал.

Тот день свел вместе, по зловещей иронии судьбы, террористов и авторов некогда известной шуточной песенки 80-х, сочиненной двумя веселыми выпускниками географического факультета МГУ про человека, доведенного до отчаяния задержками рейса из Москвы в Караганду и решившегося для решения своих проблем на террористический акт и захват заложников. Именно те ребята стали авторами мюзикла «Норд-Оста»... Молодые парни весело распевали:

Давай же выпьем, Федя родный,

За дружбу в нашем ремесле

За терроризм международный

И за советский в том числе...

Терроризм, который в 80-е годы был знаком советским гражданам разве что по репортажам в телепередаче «Международная панорама», к началу нашего столетия уже стал не поводом для шуток, а страшной реальностью.

Как такое стало возможно? Как смогли четыре десятка террористов собраться в Москве, напичканой в те годы милицейскими патрулями, провезти оружие, придумать и осуществить свой злодейский план? И кто был разработчиком этого плана? На эти и многие другие вопросы и десять лет спустя нет исчерпывающих ответов.

Общественное мнение за минувшее десятилетие претерпело удивительную метаморфозу. Почти никто не вспоминает о тех террористах, об их зверской жестокости и требованиях. Акценты смещены в сторону действий российских властей.

Именно их западные, да и многие российские СМИ, обвиняют в гибели заложников, в трагедии «Норд-Оста». Напрочь забыты война с чеченскими сепаратистами, в которой принимали участие исламские террористы, забыт контекст эпохи. Осталось только «преступление российского режима, ради своих амбиций погубившего более сотни людей».

Безусловно, государство должно нести ответственность за произошедшее. Ибо его долг - обеспечивать безопасность граждан, ради чего и содержатся многочисленные силовые структуры, ради чего и приходится мириться с многочисленными «мерами безопасности» в виде электронных рамок на вокзалах и в аэропортах, проверок документов на улицах и дорогах и т.д. И каждый свершившийся теракт расценивается как упущение соответствующих государственных служб, которые не смогли его предотвратить.

Но наличие этой ответственности, не отменяет вины тех, кто задумал и совершил злодеяние, кто непосредственно убивал людей. Характерная деталь материалов в сегодняшних СМИ - говоря о 130 жертвах теракта, почти всегда «забывают» упомянуть, что 11 из них были убиты террористами еще до штурма. Это и подполковник Константин Васильев, и Ольга Романова, пытавшаяся образумить злодеев, и Геннадий Валх, ошибочно полагавший, что среди заложников находится его сын, и заложник Павел Захаров - застреленный «по ошибке» и другие.

Двух суток хватило российским контртеррористическим службам, чтобы спланировать и подготовить дерзкую операцию по освобождению заложников.

В 5 часов утра 26 октября 2002 года антитеррористические группы «Альфа» и «Вымпел» начали штурм здания. Через час все террористы были уничтожены, взрывные устройства обезврежены, началась эвакуация заложников. Решающим фактором, обеспечившим успех атаки, стал газ особого состава, закачанный через систему вентиляции здания, который лишил захватчиков способности к сопротивлению. Но именно этот газ и стал причиной гибели 119 заложников. Ситуация, не имеющая аналогов в истории антитеррористической борьбы.

Обычно заложники гибнут либо от рук захватчиков, либо во время штурма. Большая же их часть на Дубровке умерла уже после освобождения, из-за несвоевременно оказанной медицинской помощи.

Для зарубежных специалистов в области антитеррора это обстоятельство - наиболее непонятно. Почему блестяще проведенная операция закончилась столь трагически? И в самом деле, почему? Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить об одной из самых серьезных проблем российского общества последних двух десятилетий - о всеобщем кризисе доверия.

Почему не были готовы медики и средства эвакуации? Почему спецслужбы ничего не сообщили экспертам о свойствах газа, который собираются применить и о способах лечения последствий отравления оным? Не потому ли, что имели все основания опасаться, что эта информация станет известна террористам? Тогда бы в подготовку пришлось бы вовлечь многих людей и где гарантия, что среди них не было бы сочувствующих террористам? Ведь сколько среди персонала московских больниц выходцев с Кавказа, из Средней Азии, среди которых немало сторонников агрессивного ислама. В «Альфе» хорошо знали, что бывает, когда террористы готовы к штурму. Там не забыли еще уроки Буденовска.

Но оправданным ли было такое недоверие? Оно стоило жизни 119 заложникам, но и оно же спасло жизни более 700! Никто не знает на это ответа. Не разрешил этот вопрос и Европейский суд по правам человека, где в итоге разбиралось дело по иску бывших заложников к Российской Федерации.

Суд признал штурм и применение газа абсолютно законными, но возложил на государство ответственность за смерть заложников, так как оно обязано было обеспечить безопасность своим гражданам.

Причем, последний вывод, как и решение о компенсации, были сделаны ЕСПЧ на основании российского же закона о борьбе с терроризмом, согласно статье которого «возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция».

Но сам факт того, что разбирательство этого вопроса дошло до международного суда, говорит о серьезном кризисе доверия у нас и друг к другу, и к власти.

Силовики не верят обществу. Общество не верит силовикам. А в выигрыше - террористы, которые после событий на Дубровке осуществили более десятка терактов в городах России, в том числе и в Москве. Как им это удается? Как удается перемещаться по стране с оружием, взрывчаткой и всем прочим необходимым для злодейства снаряжением? В чем секрет их «невидимости»? Не в том ли, что граждане, не доверяя государству, не спешат сообщать о замеченных ими «подозрительных личностях»? И не в том ли, что государственные служащие с недоверием относятся к таким сообщениям, не придавая им должного значения.

И это касается не только такой сферы, как борьба с терроризмом. Это недоверие пронизывает практически все общественные сферы. Общество с недоверием встречает почти любые инициативы властей. Сегодня они касаются реформ таких жизненно важных сфер, как образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение, налоги и т.д. Власть тоже не остается в долгу. «Нельзя доверять нашим гражданам личное оружие - они напьются и поубивают друг друга»; «С нашими людьми нельзя оставить в законе норму 0,3 промилле для определения порога трезвости за рулем, люди воспримут это как разрешение пить»; «Необходим социальный патронат, чтобы родители не оказывали на детей отрицательного влияния» - подобного рода высказывания звучат на весьма высоком уровне. Взаимное недоверие делает невозможным взаимодействие между властью и обществом, разрушает экономику, культуру, социальную сферу.

На родительских форумах в интернете обсуждается вопрос о пресловутой ювенальной юстиции. Родители обмениваются опытом - как лучше объяснить детям, что нельзя говорить никому (социальным работникам, учителям, полиции) о жизни своей семьи, ибо любой такой разговор может быть использован для вторжения в нее, изъятию детей и т.п. Детей учат с детства не доверять государству. А что прикажите делать, если государство не доверяет своим гражданам?

Или другой вопрос, привлекший большое внимание в интернете - допустимо ли сообщать в полицию о нарушениях правил дорожного движения другими водителями, прилагая к заявлению запись автомобильного видеорегистратора? (Практика, очень распространенная в Европе и США). Или это будет «стукачество»? Или пусть суды станут независимыми, а полиция - неподкупной, а пока.... Пока, пусть сосед по потоку едет, отхлебывая из бутылки пиво.

И пока эта тенденция взаимного недоверия не переломлена - террористы так и будут безнаказанно перемещаться по территории России и творить новые злодеяния.

Потому что сколь бы не были многочисленны силовые структуры и какой бы совершенной техникой не оснащены, вездесущими они быть все-таки не смогут. А вот укрыться от миллионов глаз бдительных граждан куда сложнее. Если бы этот урок был усвоен после теракта в «Норд-Осте», то, возможно, удалось бы предотвратить и трагедию в Беслане, и взрывы самолетов, «Невского экспресса»...

Пока не преодолен кризис доверия, от терактов, подобных произошедшему десять лет назад, никто не застрахован.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/uroki_nord-osta_363.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме