Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Без знания Православия нельзя быть специалистом по России»

Гарольд  ЛяйхАнтон  Поспелов, Православие.Ru

26.10.2012


Беседа с Гарольдом Ляйхом, специалистом по русским фондам Библиотеки Конгресса США …

Гарольд Ляйх, сотрудник Библиотеки Конгресса США, специалист по ее русским фондам, уже многие годы занимается изучением русской культуры - и прежде всего уникального собрания фотографий замечательного русского ученого и фотографа Сергея Михайловича Прокудина-Горского (1863-1944), которое хранится в этой библиотеке. Приезжая в Россию, он всегда приходит в Сретенский монастырь.

Гарольд Ляйх. Фото: А. Поспелов /<a class= Православие.Ru" />
Гарольд Ляйх. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
- Гарольд, расскажите немного о себе. Как так случилось, что вы, американец, имеющий немецкие корни, занялись изучением русской культуры?

- До поступления в Дартмутский колледж (в 1963 году) я изучал испанский, французский, латынь и хотел чего-нибудь более экзотического, не связанного с Западной Европой. Разумеется, в то время в американских университетах не преподавали ни китайского, ни японского, ни арабского. Но в Дартмуте была возможность изучать русский. Вот я и решил заняться русским языком.

В то время все профессора этой специализации были из первой волны русской эмиграции. Они все родились в Российской империи (главным образом в Петербурге) и говорили на чистом «досоветском» русском языке. К тому же, они были не только носителями русского языка, но и знатоками жизни дореволюционной России. Это были очень интересные люди. Благодаря им я прошел полный курс русского языка, познакомился с русской цивилизацией, русской литературой. И как-то само собой получилось, что главным направлением моей карьеры стала Россия. В начале 1970-х годов я стал библиотекарем и библиографом в Университете штата Иллинойс по специализации «Фонды материалов о России на русском и других языках».

- А сейчас, насколько нам известно, вы возглавляете русский отдел Библиотеки Конгресса США?

- Поправлю вас: сейчас это называется европейским отделом. У нас работают специалисты по каждой более или менее крупной стране Европы, по Балканам, Прибалтике, Скандинавии. А по большим странам, таким как Франция, Германия, Италия и Россия, есть отдельный специалист.

- Итак, вы начали изучать русский язык как что-то экзотическое, но постепенно обнаружили в себе некую привязанность к русской культуре, желание изучать именно русскую культуру?

- Да, русская культура увлекла меня. Есть в ней что-то притягательное...

- А что именно? Какие, к примеру, русские писатели вам больше всего нравятся?

- Трудно сказать. Из прозы, пожалуй, Толстой. А из поэзии - Ахматова.

- Вы упомянули о ваших преподавателях-эмигрантах, которые были людьми еще дореволюционной России. Кто вам особенно запомнился?

- В первую очередь хочется назвать Дмитрия Сергеевича фон Мореншильдта- главу департамента русских исследований в Дартмутском колледже. Он был из обрусевшей прибалтийской семьи немецкого происхождения. Его отец эмигрировал в Америку в 80-х годах XIX века, в Пенсильванию. Дмитрий родился уже в Америке. А через какое-то время семья решила вернуться в Россию, в Петербург, - и во время революции они были в России. Но им удалось уехать потом снова в Америку. Дмитрий Сергеевич много лет преподавал в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В 1941 году он основал главный американский научный журнал по русистике - «Russian Review». Закончив преподавание, он переселился в Индию. Насколько мне известно, он скончался в возрасте 108 лет.

Назову и Надежду Тимофеевну Коротон. Она родилась на Украине, но при этом говорила на чистом - чистейшем - русском языке, которому учила и нас. Еще вспоминается Петр Самойлович Яроцкий из Петербурга. Вообще удивительно: все они дожили до 100, 105, 110 лет. Это были интереснейшие люди. Тем из них, кто отправился из большевистской России в Эстонию или в Германию, пришлось потом снова искать новый дом - когда к власти в Германии пришли нацисты, а Эстония была оккупирована советскими войсками в 1940 году. Получается, они эмигрировали не один, а два-три раза в жизни, пока наконец не оказались в Америке.

- Были среди них верующие люди? Или же это были люди нерелигиозные?

- Они все были глубоко верующими православными людьми. К примеру, Яроцкий раз в семестр возил нас в Свято-Троицкую духовную семинарию в Джорданвилле - это в пяти-шести часах езды на машине от колледжа. Так все мы познакомились с Православной Церковью, православной верой.

 

Вид монастыря из светлицы, монастырь прп. Нила Столобенского, озеро Селигер. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1910
Вид монастыря из светлицы, монастырь прп. Нила Столобенского, озеро Селигер. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1910
- А как появился интерес к наследию С.М. Прокудина-Горского? С чего все начиналось?

- Впервые я узнал об этом фонде фотографий, когда стал работать в Библиотеке Конгресса США. Это было в 1987 году, то есть уже 20 лет назад. Тогда было почти невозможно воссоздать подлинники тех изображений. Только благодаря старому, так называемому «мокрому», методу печати фотографий можно было увидеть старые изображения. Меня потрясли художественные достоинства этих снимков.

Я считаю, что Прокудин-Горский был не только химиком, инженером, изобретателем, но и художником. Да и, пожалуй, хорошим писателем: я недавно перевел его рассказ о том, как он приезжал в Ясную Поляну фотографировать Льва Николаевича Толстого. Рассказ был написан много лет спустя, уже в эмиграции.

 

Крестьянские девушки. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1909.
Крестьянские девушки. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1909.
С распространением цифровых технологий в конце 1990-х годов г-ну Линну Бруксу, моему коллеге по работе в Библиотеке Конгресса, пришла в голову идея оцифровать все имеющиеся у нас негативы. По возможности мы старались возродить подлинный цвет. И у нас многое получилось. Взгляните на снимки: полнота цвета такая, как будто это было снято вчера. Эти изображения находятся в общем доступе на сайте Библиотеки Конгресса США - без ограничений на распространение и воспроизведение, и мы особенно рады, что так много людей в России заинтересовались этими снимками. Рады, что русские могут видеть, какими были такие-то город, село 105-110 лет назад, каким был русских пейзаж тогда.

Особенную ценность имеют фотографии православных храмов, монастырей, часовен. Все мы знаем, что многие из них были разрушены, уничтожены в советское время. И, возможно, единственное, что напоминает о них, - это изображения Прокудина-Горского, которые хранятся в нашей библиотеке. И, повторюсь, я очень рад, что эти снимки можно увидеть и в Библиотеке Конгресса, и на нашем сайте. Ведь это уникальное документальное подтверждение существования тех или иных храмов и зданий дореволюционной России. И изображения Прокудина-Горского могут стать ценным фактическим документом для историков архитектуры и Православной Церкви дореволюционного периода.

 

Фото: С.М. Прокудин-Горский
Фото: С.М. Прокудин-Горский
- Помню, когда я в первый раз увидел эти фотографии, просто расплакался - такое это было потрясение... До этого я считал, что старая Россия окончательно исчезла, что нам остались - в лучшем случае - лишь произведения художников да черно-белые фотографии.

- Я вас хорошо понимаю. Сейчас в Америке отмечается 150-летие нашей Гражданской войны. И когда мы думаем о Гражданской войне, то в голове всплывают черно-белые картинки, потому что существующие фотографии той войны - сделанные в 60-е годы XIX века, - конечно же, все черно-белые. Да и Первая мировая война рисуется нам черно-белой. А ведь все это происходило в цвете.

- Мы знаем, что Прокудин-Горский был «царским фотографом». А сохранилась ли хоть одна цветная фотография царя и его семьи? И есть ли какая-то надежда найти такую фотографию?

- Насколько нам известно, таких фотографий нет. Дело в том, что часть негативов утеряна. Никто не знает, где находится эта часть коллекции и сохранилась ли она вообще... Возможно, она скрыта где-то здесь, в России. Возможно, что Прокудин-Горский или его сыновья увезли эти снимки из России: в Норвегию, Англию или Францию. Так или иначе, пока не найдено ни одного изображения в дополнение к тем, что хранятся в Библиотеке Конгресса. Найдем ли мы когда-нибудь фотографию царя и царской семьи в цвете - это остается загадкой.

 

Обед на покосе. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1909 год
Обед на покосе. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1909 год
- Хотелось бы верить, что чудесным образом эти фотографии обнаружатся.

- Да, хотелось бы. Прокудин-Горский какое-то время жил в Норвегии. Затем, около 1920-1921 годов, он переселился в Англию, в Лондон. А свою жизнь фотограф закончил уже в Париже, в 1944 году. Возможно, часть негативов осела в собрании Королевского фотографического общества. Опять же, это лишь слухи, но есть такое предположение: в свое время Королевское фотографическое общество объединилось с другими музеями и обществами, чтобы сформировать современный медиа-центр. И, возможно, в процессе слияния этих учреждений в одно новое учреждение часть прежних фондов была утеряна. Тем не менее, несколько сотрудников Библиотеки Конгресса в Америке, а также наши друзья в России продолжают поиски пропавших негативов. Если бы нам удалось найти снимки, на которых изображена царская семья, это была бы сенсация.

- Позвольте вопрос из другой области. Приезжая в Москву, вы всегда посещаете Сретенский монастырь и сотрудничаете с ним. Когда вы впервые очутились здесь?

- Впервые я оказался в Сретенском монастыре примерно 8-10 лет назад. Зашел случайно. Было воскресенье, и я слушал хор. Очень люблю православное церковное пение. И это лучший хор в Москве из тех, что я слышал. Хор Сретенского монастыря приезжал в Америку в 2007 году, пять лет назад, и вот теперь он опять в США.

Сретенский монастырь - интересное место. Замечательно, что главный храм сохранился на протяжении стольких лет советской эпохи, что его не снесли.

- Вы были одним из главных организаторов презентации книги отца Тихона «Everyday Saints» в Библиотеке Конгресса США. Как вы думаете, эта книга, ставшая очень популярной в России, будет иметь успех в Америке? Насколько она может быть близка американцам? И если может, то кому: христианам или совершенно светским, далеким от религии людям?

- Трудно сказать, потому что английский перевод появился совсем недавно. Православие в Америке - это неизвестное вероисповедание. Я думаю, что если те, кто за это отвечает, все сделают правильно в отношении маркетинга, распространения через главные онлайновые и обыкновенные книжные магазины, то эта книга может иметь большой успех. Ведь сейчас рядовой американец очень мало знает о Православной Церкви, а книга отца Тихона - это не богословская книга. Это книга о жизни простых людей, таких как я, как рядовые американцы. О самых разных людях.

- Вы сами принадлежите к Епископальной церкви?

- Да, на протяжении всей жизни.

- Тогда что для вас Православие?

- Будучи специалистом по русской культуре в Библиотеке Конгресса США, я поддерживаю отношения со многими православными христианами. В Вашингтоне действуют два русских прихода. Один - Православной Церкви в Америке, другой - Русской Православной Церкви Заграницей. Я знаком со священниками обоих приходов, которые иногда посещаю. Для меня очевидно, что без знания Православия, православной культуры нельзя быть специалистом по России.


http://www.pravoslavie.ru/jurnal/57000.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме