Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Иная, лучшая потребна мне свобода...»

Протоиерей  Николай  Булгаков, Столетие.Ru

03.09.2012


С принятием закона о защите детей от вредной информации вновь заговорили о цензуре …

Была в стране царская цензура. И была при этом величайшая в мiре русская классическая литература. Была советская цензура. И выпускались потрясающие фильмы, издавались прекрасные книги, появилась целая плеяда замечательных художников. А в основном - в России всегда существовала многоуровневая редактура, в том числе и «внутренняя» у любого творца, успешно выполнявшая задачу цензора.

Конечно, в советское время было внимание к каждому слову, даже оттенки значений выправлялись въедливыми редакторами, целые темы были запретными. По цензурным соображениям книги исключались из планов издательств. Главы, страницы, абзацы, строки, слова летели в корзину. Образы, сюжетные линии переписывались. Кинофильмы «клались на полку», эпизоды вырезались, отдельные слова переозвучивались. Театральные спектакли не доходили до премьеры или снимались после нескольких представлений. Картины не выставлялись. Сами авторы, зная, что пройдет и что может не пройти, даже и не брались осуществлять некоторые замыслы, останавливали перо, а то и мысль. Мужество писать «в стол» было далеко не у всех.

Шла бесконечная борьба с «вышестоящими инстанциями» за подлинно художественные литературные произведения, кинофильмы, спектакли, картины. И были действительно бездарные, скучные, «правильные» в идеологическом отношении, никем не читаемые книги, мало кем посещаемые фильмы, спектакли.

Но при этом почему-то выходила замечательная, на уровне русской и мiровой классики, литература - как и всякая классика, она мгновенно раскупалась. Послушать стихи собирались стадионы - ради двух-трех, одного любимого поэта терпели десять-пятнадцать других. Выход некоторых кинофильмов становился всенародным событием, к кинотеатру «Россия» на премьеру очередь тянулась иногда через всю Пушкинскую площадь. На театральные спектакли лучших режиссеров невозможно было попасть, а «лишнего билетика» по дороге к театру в тот вечер спрашивали уже в метро за два часа до спектакля.

Когда выходили телефильмы - умные, добрые, патриотичные (другого отношения к своей стране, к своему народу «ужасная цензура» не пропускала!), страна замирала у экранов.

Помню, как, не шелохнувшись, смотрела вся наша казарма «Семнадцать мгновений весны», «Иронию судьбы» на Новый год...

А какое великое искусство было в «мрачные годы сталинизма»! Создавались поистине художественные шедевры. Один «Василий Теркин» Твардовского чего стоит...

Книги тогда выходили без грамматических ошибок, даже запятые стояли там, где им положено. Дикторы радио и телевидения говорили на правильном русском языке, с нашими прекрасными национальными живыми интонациями.

Оказывается, дух либеральный, дух вседозволенности и дух созидательный, дух творческий - это совсем не одно и то же.

* * *

Не так давно в одной газете у меня вычеркнули такие слова: «Нравственная цензура необходима. Она не ограничивает права человека, но охраняет его право на чистоту души».

Слова в пользу цензуры сегодня не пропустила цензура. Ловко, да?

Цензура была, и она есть на самом деле. Главный вопрос - против чего она? Против грязи, против того, что губит человека, или против правды и добра?

Цензура на русофобию, на разврат, на оккультизм, на разрушительные идеи - пусть будет. Это цензура, которая охраняет жизнь, препятствует злу. В царское, в советское время она делала реальное добро - она охраняла чистоту юных душ, семью, государство. Потому что ничто так не разрушает человека, семью, государство, как дух разврата и вседозволенности. Ничто так не разрушает наше государство, семью, человека, как презрение к своему народу, к его истории.

В советское время невозможно было представить себе рекламы ведьм, «ясновидящих», колдунов, публичных домов. И такая цензура была реальной охранной грамотой для народа.

Советская пропаганда, советская цензура, увы, пережимали в своей строгости, однобокости, и это тоже было тайным злом для государства, построеном на ложной коммунистической идеологии. Все это было. Добро и зло всегда ходят рядом. Но вот и нужно анализировать, стараться распутать этот клубок, чтобы видеть добро, предпочитать его, ставить его на законное первое место и от него всё отсчитывать.

В советское время даже намеком нельзя было критиковать «систему» - и при этом были армия, разведка, наука, образование, промышленность, сельское хозяйство, была великая культура. Была великая страна.

Ныне можно говорить, писать, распространять через интернет любую критику на кого угодно, начиная с первых лиц государства, рисовать и публиковать на них карикатуры (в советское время - тюрьма!). Можно обсуждать любые варианты развития общества, выдвигать самые разные идеи, какими должны быть правительство, армия, наука, образование, культура, страна...

И - ни с места.

Ни великой литературы, ни художественного кино, ни театральных событий, ни телевизионных шедевров. «Мертвый сезон». (Был такой, к слову, замечательный советский фильм с Донатасом Банионисом).

Впрочем, об этой «странной» закономерности писал еще Пушкин. Помните? «Из Пиндемонти» (1836 год):

И мало горя мне, свободно ли печать

Морочит олухов иль чуткая цензура

В журнальных замыслах стесняет балагура.

Всё это, видите ль, слова, слова, слова.

Иные, лучшие мне дороги права;

Иная, лучшая потребна мне свобода...

Сегодня люди с удовольствием сидят у экранов, когда повторяют старые советские, «добрые» кинофильмы с яркими, человечными образами. Их можно смотреть всей семьей, не опасаясь за детей любого возраста. Ну, а о нашей послевоенной мультипликации, лучшей в мiре («тиран» Сталин отверг у нас в свое время диснеевщину) и говорить не приходится - это поистине детская классика, вместе с великой советской детской литературой.

И, кажется, если бы сейчас на телевидении показывали только лучшие советские фильмы, в том числе великолепную экранизацию русской классики, переиздавались бы только лучшие советские книги, ничего бы наш народ не потерял, только приобрел.

И, может, воссоединилась бы наконец традиционная нить со всей великой отечественной культурой. И бесконечно богатая талантами Русская земля дала бы новые плоды, питающие нынешние и будущие поколения у нас и по всему мiру.

* * *

Любовь - это дар Божий. В том числе и любовь к Родине, к России. Если ее нет, то начинаются рассуждения об «этой стране», о ее недостатках в прошлом, настоящем и будущем, о ее «вопиющих несовершенствах», появляется горячее желание во что бы то ни стало сделать ее неРоссией. Но неРоссия уже есть - это весь остальной мiр. А Россия только одна, со своей историей, географией и судьбой. Так же, впрочем, как и остальной мiр. Но остальному мiру разрешается быть каким угодно, а России - нельзя.

«Эта страна»? Да, но эту страну выбрала Своим Домом Сама Пресвятая Богородица. Куда же выше оценка?

Бедные русофобы, им не позавидуешь. Родились и живут в стране, которую не понимают и не любят и мучаются оттого, что она такая, какая есть, оттого, что они в ней живут. Это то же самое, что жить с нелюбимой женой.

Если нет к ней любви, то всё в ней плохо, до мелочей, именно потому, что она такая. Это, действительно, мучительно и несвободно - как в тюрьме. Но ведь не в ней же самой главная причина твоих страданий, а в том, что в твоей душе нет любви к ней. Когда есть любовь, то всё хорошо, и нет несвободы.

Если нет любви, то ты можешь в этом каяться, можешь просить Господа, чтобы дал этот дар, чтобы смягчил твое сердце. Но не надо считать эту нелюбовь за «открытые глаза», за «полную правду» о нелюбимой, за высшее достижение интеллекта, мiровой мысли и мiровой цивилизации.

Говорить без конца своей жене, что она не такая хорошая, как другие жены, - это значит просто мучить ее, морально убивать. Говорить своей матери, что она не такая хорошая, как другие матери, - это нравственное преступление. А Родина - это мать.

Наивно говорить, что любви нет, когда ты не любишь: просто ее нет у тебя. Наивно говорить, что Бога нет, поскольку ты не веришь, не знаешь Его, не видишь в жизни - Его нет в твоем сердце, в твоем понимании жизни, только и всего. Но есть молитва, данная и тебе в Евангелии: Верую, Господи, помози моему неверию (Мк. 9, 24). Просите, и дастся вам, - сказал нам Господь (Мф. 7, 7).

«Истинная патриотическая любовь к Родине не бывает мелочной. Она великодушна, - писала святая Царица-мученица Александра, Императрица Российская. - Это не слепое обожание, но ясное видение всех недостатков страны. Такая любовь не озабочена тем, как ее будут восхвалять, а больше думает о том, как помочь ей выполнить ее высшее предназначение. Любовь к Родине по силе своей близка любви к Богу. Любовь к своей Отчизне сочетает в себе преданную сыновнюю любовь и всеобъемлющую любовь отцовскую, часто трудную, и эта любовь не исключает любви к другим странам и всему человечеству. Во всех видах любви, которые выше простых инстинктов, есть что-то таинственное, и это можно сказать о патриотизме.

Патриот видит в своей стране больше, чем видят другие. Он видит, какой она может стать, и в то же время он знает, что многое в ней остается тайною. В ней и кроется величие нации.

Хотя и видимы ее поля и города, ее высшее величие и главные святыни, как и всё духовное - это сфера невидимого».

***

Покойный протоиерей Димитрий Дудко, прошедший советские лагеря, сказал мне однажды о Сталине:

- Мы о нем ничего не знаем. Если бы не он, нас бы не было.

Великое искусство того времени - исторический документ - доносит до нас нечто трогательное, чистое, доброе в людях того времени, совсем другой дух.

Тогда по радио звучали прекрасные оперные голоса, народные песни. Дети, взрослые заслушивались радиопостановками. Все средства информации были совершенно невинными, - и все это способствовало высокому, чистому, доброму духу общества.

Это невозможно сделать нарочно. Это не ширма. Мы знаем, что не только в искусстве, но и в жизни люди были такими. Это доносят до нас их фотографии, их лица, часто очень счастливые, их письма. Люди добродушные, искренние, даже наивные - не обманутые той пропагандой, нет, хотя и не знающие всей изнанки жизни. А что важнее - знать об этой изнанке или быть хорошим человеком? «Главное, чтоб человек был хороший», - не зря говорят в народе.

Да ведь изнанка - это не главная часть одежды. Закулисы - не основная часть театра. И вообще темная сторона жизни - не самая глубокая правда о жизни, и, может быть, вообще не правда, потому что в ее создании участвует «главный художник» - дьявол.

Нет, это неправда, что тогда была только ложь, прикрывавшая правду о «тиране», обманувшем и запугавшем всю страну ради собственной власти. Как ни странно, тогда было правды больше о том времени, чем у нас сейчас о нем. А значит, и сегодняшнем...

Нравственная чистота - это не наивность, это высота, да еще какая! До этой высоты надо дорасти. И эта чистота, эта правда спасала не однажды Россию.

И правда того времени встала во весь рост очень скоро - во время Великой Отечественной...

http://www.stoletie.ru/vzglyad/inaja_luchshaja_potrebna_mne_svoboda_239.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме