Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Жизнь на виду

Протоиерей  Виктор  Горбач, Южно-Сахалинск сегодня

13.08.2012


Интервью руководителя Миссионерского и Молодежного отделов епархии по поводу 10летия священнического служения …

Протоиерей Виктор Горбач - руководитель молодежного и миссионерского отделов Южно-Сахалинской и Курильской епархии, вице-президент Российской ассоциации центров религий и сект (РАЦИРС), Председатель Совета Сахалинской региональной общественной организации «Братство Александра Невского», член Союза журналистов России, юрист, богослов. В 2002 году был рукоположен в священный сан епископом Южно-Сахалинским и Курильским Даниилом.

  - Отец Виктор, какие чувства вы испытываете, когда понимаете, что за плечами у вас - уже десять лет служения Русской Православной Церкви?  

- Есть что вспомнить, есть, о чем подумать... Я полагаю, что в определенном смысле это чудо, которое произошло в моей жизни и продолжается все эти десять лет. Могу сказать, что сегодня я не представляю себе жизнь вне Церкви. Конечно, как и у любого человека, обстоятельства складываются по-разному, есть радостные моменты, а есть сложности, трудности, переживания, но сам контекст церковной жизни для меня очень дорог, поэтому я с радостью вспоминаю те события, что произошли за последние десять лет моей жизни.  

- Священническое служение предполагает работу в храме, но так сложилось, что именно вы осуществляете связь Южно-Сахалинской и Курильской епархии с миром.  

- Я и не предполагал, что именно этим буду заниматься, когда стал сотрудником епархии. Это была близкая мне по моему мировоззрению структура, и я готов был выполнять в ней любые обязанности. Кстати, вначале рукоположения и не предполагалось, речь шла о том, что я буду юристом епархии. И затем уже владыка мне сказал, что он меня рукоположит. Я, конечно, был несколько шокирован этим фактом, долго приходил в себя, ну а после того, как был рукоположен во диаконы, продолжил свое послушание в епархии. И так получилось, что был фактически личным секретарем владыки, участвовал в различных мероприятиях, организовывал встречи. Ну а затем стал священником, был назначен настоятелем прихода Смоленской иконы Божией Матери в Новоалександровске, и это служение воспринимал, как отдых. И это на самом деле было так, потому что я пять дней трудился в епархии, а на субботу-воскресенье меня отпускали на приход. И я в субботу утром рано отправлялся в храм на десятом автобусе, поездка занимала около часа, пока ехал - читал молитвенное Правило, а на приходе служил, крестил, венчал, порой оставался там ночевать, а в воскресенье вечером возвращался домой. Ну а в понедельник отправлялся в епархию. С тех пор я привык к такому режиму работы. Вначале было нелегко, не знал, как что делать, как с теми общаться, с другими... Когда я шел в Церковь, я просто хотел отдалиться от человеческой суеты, жить в особом, закрытом для внешнего мира просранстве. А получилось так, что я все время в эпицентре каких-то событий. Значит, такова моя доля.(смеется) 

 - Но это, наверное, качество натуры, склонность к тому, чтобы общаться с большим количеством людей, быть на виду, что подтверждает звание лауреата премии «Золотое перо Сахалина» в номинации «Лучшая пресс-служба года»...  

- Получилось так. Меня рукоположили 1 августа, а на следующий день, когда отмечается память святого Ильи Пророка, в храм пришла молодая журналистка и попросила, чтобы кто-то из священников рассказал ей об этом празднике. И мне сказали - иди и рассказывай. А я понял в тот момент, что к этому не готов. И подумал: «Телевидение - это огромная аудитория, на меня будут смотреть люди, и что я им расскажу?!» И с тех пор решил, что всегда буду готовиться, чтобы не попадать в подобные ситуации. Этот момент стал для меня ключевым. А вскоре владыка поставил передо мной задачу: люди о Церкви должны знать и слышать. И я начал работать с журналистами, созваниваться с ними, приглашал их на церковные события, договаривался об интервью. Потом, уже post faktum, когда я стал работать с очень многими СМИ, меня вдруг стали называть пресс-секретарем, хотя такой должности тогда в епархии не было. Но владыка Даниил, узнав об этом, не возражал, так что все получилось как бы помимо меня, само собой. Просто в  свободное от основных обязанностей время я занимался тем, что мне было интересно. И это оказалось востребованным.  

- А в детстве вы были активистом? Проявляли себя, как лидер? 

- Нет. И особо по этому поводу не переживал. Но лет с 15 стал интересоваться общественной жизнью, встречался с разными людьми, участвовал в работе различных организаций, движений, причем самой разной направленности. А в 17 лет пришел в Православную Церковь. И оказалось, что это тот путь, по которому я готов идти. Есть то, что меня интересует, своя позиция, мировоззрение, и я умею ее защищать.  

- Насколько я знаю, все эти десять лет вы ни разу не были в отпуске... 

- Ну почему, я выезжал как-то куда-то... Тут вопрос в другом - в отношении. Еще святейший Патриарх Алексий II на вопрос об отпуске для священника спрашивал, а от чего, собственно, священнику отдыхать? От молитвы? От того, что он стоит перед престолом Божиим? И потом, я часто выезжаю в командировки, в том числе и за пределы области и уже много где побывал.  А что касается физического отдыха - пока вроде жив, и такой уж сильной необходимости в этом не ощущаю. Все-таки Церковь - это не просто работа, это, по сути, жертвенное служение. Если человек туда идет, он должен осознавать, что трудностей там будет немало. Поэтому я спокойно к этому отношусь, с пониманием. У меня пока есть силы. 

- Что для вас самое сложное в вашей жизни? Что труднее всего преодолеть?  

- Так сложилось, что я человек публичный и самое сложное для меня - отсутствие личного пространства. Ты постоянно на виду и понимаешь, что любое твое слово имеет определенный резонанс. Если что-то сказал неловко или пошутил не так, должен четко понимать - завтра напишут, расскажут, покажут, истолкуют... Поэтому не имеешь права на ошибку. Впрочем, и жизнь на приходе тоже не дает возможности уединиться, ведь священник всегда на виду.  

- Делите ли вы людей на друзей и врагов? 

- У меня нет личных врагов. Есть люди, которые занимают другую позицию. А есть например те кто сознательно борется с Церковью. В какой-то мере я считаю, что эта позиция деструктивная. И я считаю своим долгом как-то противодействовать этому. Но личных врагов, повторюсь, я вокруг себя не вижу. А что касается друзей... У Константина Кинчева есть такие слова: Мы были вместе по законам войны, - каждый на своем рубеже... Рядом со мной есть люди, которые мне близки по духу, с которыми мне интересно общаться, которые поддержат и помогут. Вот их я и считаю своими друзьями.  

- Я всегда считала, что вы человек добрый, с вами комфортно общаться. Но потом поняла, что одновременно вы еще можете быть очень жестким и даже категоричным руководителем. Как соотнести эти качества с классическим образом православного священника? 

- Это не жесткость и не категоричность. Это ответственность за людей. Можно быть добреньким, но для человека это неполезно, как, впрочем, и для тех, кто рядом с тобой, и для общего дела. Осознание того, что ты отвечаешь за людей, за что-то очень важное и ценное для многих, является основой для тех или иных моих поступков.  

- А много ли в вашей жизни моментов, которые приносят вам радость?  

- Есть радости простые, человеческие. А есть иного качества. Буквально несколько дней назад я ходил в детскую больницу крестить детей. Там разные дети. Бывает, совсем младенчики лежат.  Конечно, все это очень тяжело переживать, особенно в отделении патологии, в реанимации, и по человечески жалко этих детей, которые так страдают... Но сразу приходит на память один случай: пробил я как-то в дороге колесо. Начал его менять, и тут подъехал грузовик, вышел из него водитель, обычный человек, стал мне помогать, а потом говорит: «А вы меня не помните? Вы крестили моего сына в реанимации детской больницы, он тогда только родился». И он рассказал мне, что мальчик подрос, выздоровел и все у него хорошо. И это стало для меня моментом ни с чем не сравнимого чувства причастности к чуду. Безусловно, причина выздоровления ребенка не в том, что Таинство Крещения совершил именно я, но, тем не менее, ты причастен этому. Ты это видишь. Ты рядом с этим живешь. И это радостно сознавать. Бывают и другие случаи. Я вот как-то исповедовал, причащал и соборовал женщину, у нее были сложные переломы, куча болезней, и родственники тихо шептались, дескать, немного ей осталось... А тут она через месяц приходит в храм, правда, с палочкой, но сама, и это - самая большая радость, которая дает мне силы и укрепляет веру. И какие-то другие аргументы в этот момент отходят на второй план. 

Беседовала Юлия ВятржикГазета «Южно-Сахалинск Сегодня» №60 (906) 9 августа 2012г.

http://www.yuzhno-sakhalinsk.net/object.php?pg=2&type=140



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме