Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Православие в особых условиях

Протоиерей  Дионисий  ПоздняевАрхимандрит  Александр  (Заркешев), Милосердие.Ru

22.07.2011

Считается, что в России Православие прибывает в благоприятных условиях, общество в целом терпимо к Церкви, а главное, Церковь пользуется широкой поддержкой государственных структур. Как живется православных приходам в сложных конфессиональных и политических условиях? Мы связались с приходами РПЦ в коммунистическом Китае и мусульманском Иране.

«В целом в Китае действует советская модель отношений государства и Церкви»

Прот. Дионисий (ПОЗДНЯЕВ), настоятель прихода Святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге (Китай):


-У Православия в Китае сложная история. В начале XX века здесь существовала многочисленная православная община, которая имела статус автономной Церкви под омофором Московского Патриарха, она была основана русской духовной миссией и пережила приход к власти коммунистов под руководством Мао в 1949 году, но во времена так называемой культурной революции (1966-1976) все китайские храмы были закрыты. Современные китайские православные приходы состоят из потомков прихожан, молившихся в прежних храмах. Многие из них были крещены в этих храмах еще до их закрытия. Но сегодня в этих храмах некому служить - нет китайских священников. Новые приходы, основанные Русской Церковью в конце XX века, имеют, скорее, историческую преемственность с ними, нежели преемственность поколений. Так, наш приход в Гонконге основан в 1934 году, закрыт в 1972. Деятельность его возобновлена в 2003 году.

Сегодня в Китае действуют еще несколько приходов РПЦ в Пекине и Шанхае. В Гонконге приход международный - и даже язык богослужения не ограничивается славянским. (На китайский язык уже переведены многие богослужебные тексты). Среди наших прихожан - русские и украинцы, американцы и китайцы, европейцы. В Пекине и Шанхае китайцы не могут посещать богослужения: законодательство КНР ограничивает деятельность иностранных священнослужителей. Одним из основных принципов деятельности религиозных организаций в КНР является их полная автономность - то есть они не могут управляться из-за рубежа или быть подчинены зарубежным центрам. Так, официальные католики в КНР административно не подчинены Ватикану и Папа не имеет возможности поставления епископов - эти вопросы находятся в компетенции архиепископа Пекинского, которого не признает Ватикан. Вместе с тем, примерно равное число католиков Китая не признают архиепископа Пекинского и объединены в подпольную Католическую церковь, признающую римского Папу. То есть Римская церковь в Китае - подпольная.

Примерно то же и с протестантами - большая их часть не стремится даже стать официальными, образуя во множестве по всей стране «домашние церкви» численностью от нескольких сотен до нескольких тысяч человек, что приводит к разного рода давлению и преследованиям со стороны китайских властей: разрушению храмов, арестам священнослужителей. Впрочем, практика в разных провинциях различна, но о местах собрания неофициальных церквей власти хорошо осведомлены.


Возможности для официальной и открытой проповеди для иностранцев в Китае сегодня не существует, однако немало есть иностранных священников, находящихся в стране в качестве преподавателей университетов или языковых школ, а иногда и бизнесменов. Естественно, они используют для своей - вполне успешной - проповеди неофициальные возможности. Немалую роль играют контакты с китайским зарубежьем и интернет.

В Пекине и Шанхае православные богослужения совершаются на территории российских дипломатических представительств - и, по просьбе китайских властей, доступ верующих в эти храмы ограничен иностранными гражданами (не гражданами КНР). В четырех православных храмах под омофором Московского Патриарха на Северо-Западе и Северо-Востоке страны могут бывать и китайцы, но богослужения там не совершаются по причине отсутствия китайских клириков (иностранным служить не разрешается, священник может быть только китайцем, но китайских православных священников сейчас нет). Законодательство Гонконга отличается от китайского, хотя формально Гонконг считается частью КНР, этот город пользуется полной внутренней автономией и зависит от Пекина только в вопросах внешней политики и обороны. Так что самой простой возможностью для китайских православных помолиться за богослужением и поучаствовать в таинствах остается посещение приходов в Гонконге или за пределами КНР.

В целом модель для управления религиозными организациями в КНР выбрана была советская, поэтому можно сказать, что основные черты совпадают. Церковь строго отделена от государства, власти стремятся контролировать все официальные организации и всячески подавлять неофициальные (разрушают храмы, арестовывают священнослужителей). Различие лишь в том, что в КНР число «неофициальных» верующих в несколько раз превосходит число «официальных». Современные китайцы к Православию, как и ко всему христианству, относятся с большим интересом - и на уровне простых людей, и на уровне ученых, студенчества. Правда, многим неизвестно о Православии практически ничего. На севере Китая, поскольку эти районы граничат с Россией, более наслышаны о Православии, нежели на юге. Со стороны официальных властей есть настороженность, связанная, прежде всего, с «международным» статусом Православия. Рассматривая его с чисто политической точки зрения, власти опасаются использования религии в целях возможного политического влияния на КНР.

«Миссионерствовать мы не имеем права»

Игумен АЛЕКСАНДР (Заркешев), настоятель храма свт. Николая Чудотворца в Тегеране, Иран:



- История Русского Православия в Персии-Иране исчисляется четырьмя столетиями - с конца XVI по начало XXI века - и охватывает почти весь период русско-персидских отношений. В Персии работали и жили многие наши православные соотечественники, несли свое пастырское служение самоотверженные православные клирики, нашли приют многочисленные русские эмигранты.

В истории православного свидетельства в Персии-Иране были как светлые, так и трагические страницы. Пережив нестроения и расколы, православная община выстояла в непростых и даже критических ситуациях, когда само существование православного русского прихода было под угрозой исчезновения. До 1995 года Свято-Николаевский приход в Тегеране находился формально под юрисдикцией Зарубежной Церкви, но около 20 лет без пастырского окормления. По Божьему Промыслу приход восстановил прерванную связь с Матерью-Церковью. 22 февраля 1995 года Священный Синод под председательством Патриарха Алексия II постановил принять русский православный приход при Свято-Николаевском храме в г. Тегеране в юрисдикцию Московского Патриархата. Был прислан и настоятель - ваш покорный слуга, который уже почти 17 лет несет возложенное на него послушание в Исламской Республике Иран.

Наш приход находится в самом центре города, напротив бывшего посольства США. В настоящее время приход в Тегеране состоит из потомков русской эмиграции, имеющих иранское гражданство и постоянно проживающих в стране, а также православных верующих из числа сотрудников и их семей посольства РФ, торгпредства, российских организаций, находящихся в Иране. Состав этой группы прихожан постоянно обновляется. Посещают Свято-Николаевский собор и православные христиане из посольств Белоруссии, Болгарии, Грузии, Греции, Кипра, Румынии и Украины.


На побережье Каспийского моря, в порту Энзели, есть Свято-Николаевский молитвенный дом. В настоящее время приход Свято-Николаевского храма в Энзели состоит из пятнадцати человек - потомков русской эмиграции.

Российскими специалистами в городе Бушер на южном побережье Персидского залива возводится атомная электростанция. В 1999 году в жилпоселке строителей было обустроено специальное помещение для временной православной часовни во имя Казанской иконы Божией Матери.

Русским людям не приходится скрывать свою веру, т.к. местные жители с доброжелательностью и уважением относятся к православным христианам (хотя они мало знают о различиях между христианскими деноминациями). В странах, где мусульманское население - большинство и где люди воспитаны в русле правильного ислама, без влияний различных сект, таких как ваххабизм, проявление агрессии между представителями религии практически отсутствуют. Враждебные настроение проявляются или среди мусульманских общин в Европе, или там, где политические власти специально спекулируют на религиозных чувствах населения, разжигая искусственно межрелигиозную и межнациональную вражду.

В то же время мы не имеем права проповедовать среди мусульман, в Исламской Республике Иран мусульмане вообще никогда не обращаются в христианство, т.к. это запрещено уголовным законодательством страны и преследуется. Любая миссионерская деятельность запрещена. Хотя бывают случаи, что в наш Свято-Николаевский храм заходят иногда женщины-мусульманки, чтобы попросить чего-либо у Хазрате-Мариам (Пресвятой Девы Марии).

После победы Исламской революции в Иране (1979 ) судебное право в стране было приведено в соответствие с нормами исламского законодательства. Религиозные меньшинства: христиане, иудеи и зороастрийцы - в области семейного права (вопросы бракосочетания, развода, наследства, усыновления) - получили разрешение руководствоваться своими религиозными предписаниями. Например, наш приход в свое время «ничтоже сумняшеся», взяв полный свод законов Российской империи, просто слово в слово перевел на фарси все, что касалось семейного права, и представил получившийся документ в Министерство юстиции Исламской Республики Иран. По этому закону живут наши прихожане, таким образом, в Иране действуют законы Российской империи.


Ни с одной из «иноверческих общин» мира Московский Патриархат не ведет столь регулярного и организованного диалога, как с шиитским духовенством Ирана. История этого диалога берет начало в 1995 году, когда Иран впервые посетил митрополит Смоленский и Калининградский, ныне - Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Его визит был связан с переходом Свято-Николаевского собора в Тегеране, находившегося с момента основания в 1945 году в ведении Русской зарубежной церкви, под юрисдикцию Московского Патриархата. В ходе визита митрополит Кирилл, возглавлявший в то время Отдел внешних церковных связей РПЦ, встретился с аятоллой Мухаммедом Али Тасхири, председателем Организации культуры и исламских связей ИРИ.

По официальным данным, христиане всех конфессий, проживающие в Иране, составляют примерно 215 тыс. человек из 75-миллионного населения Ирана (меньше половины процента). Крупнейшей из них являются армяне-григориане. Их примерно 150 тыс., и в их распоряжении 200 храмов, а также 50 армянских школ и столько же культурных и спортивных центров. По конституции, армяне имеют двух депутатов в Меджлисе - иранском парламенте (ассирийцы, зороастрийцы и иудеи по одному представителю). Христианство несторианского толка в Иране сейчас исповедуют в основном ассирийцы, диаспора которых составляет 22 тыс. человек. Они имеют 59 храмов в городе Урмия и 9 храмов в Тегеране. Униаты - армяно-католики и халдеи - насчитывают около 24 тысяч последователей. И, наконец, здесь проживают 2500 иностранцев-католиков, в распоряжении которых находится 9 католических храмов. Немногочисленная православная община Тегерана, в которой не наберется и 100 человек, имеет возможность молиться, помимо основного Свято-Никольского собора, также в Свято-Троицкой церкви, построенной в 1908 году на русском православном кладбище Тегерана.

Дмитрий РЕБРОВ


 http://www.nsad.ru/index.php?issue=9999&section=10000&article=1538&print=1




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме