Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Земля содрогнулась при виде злодеяний...» (I)

Петр  Маслюженко, Одна Родина

03.11.2011

3 ноября исполняется 70 лет с того воистину черного дня, когда был взорван Свято-Успенский собор Киево-Печерской лавры, издревле именовавшийся Великой Церковью. Собор стоял на высоком холме над Днепром и был олицетворением истоков русского православия, поскольку его закладывал еще сам преподобный Феодосий Печерский, ученик преподобного Антония Печерского, от которых и пошло по Руси православное монашество. 

  Киев. Успенский собор Киево-Печерской лавры. Главный монастырский храм. 1073-1078 годы. Фото конца XIX - начала ХХ века  

Удивительно, храмы тоже имеют свои судьбы - с горними и земными чертами. В том смысле, что появляются они там и в тех местах, где угодно Богу, но испытания претерпевают зачастую с участием человеческой воли, если не сказать по людскому произволу. Храмы рождаются, гибнут, поднимаются, снова гибнут и снова восстанавливаются...  

История эта запутанна, не прояснена и по сей день, обросла измышлениями и версиями. Кто в действительности осуществил подрыв древнего храма, «небеси подобной церкви», как говорили издревле: немецкие оккупанты или все же советские подпольщики?   Попробуем разобраться, что же происходило в те дни военного лихолетья в Киеве.  

Прежде всего, практика, которая применялась отступающими войсками Красной армии, вернее специальных подразделений, была такова: минировались все объекты, которые нельзя было оставлять врагу, дабы он не использовал их в военных и вспомогательных целях. В Киеве накануне оставления города в 1941 году были заложены тысячи килограммов взрывчатки и взорвано множество сооружений.   Первое лаврское событие такого рода произошло 20 сентября. На смотровой площадке, прилегающей к старинной типографии, с которой открывается изумительный днепровский пейзаж. Площадка тогда именовалась «Вид», отсюда во все времена любовались панорамой прихожане, гости города. Т. Шевченко писал: «Кто, посещая Киево-Печерскую лавру, не отдыхал на типографском крыльце, про того можно сказать, что не был в Киеве...»   

  Вид из Киево-Печерской лавры в наши дни   

Жертвой тяги к созерцанию прекрасного ландшафта стала большая группа высокопоставленных немецких офицеров, взлетевших на воздух вместе с «Видом». Очевидцы вспоминали, что от взрыва опорная стена завалилась, останки немцев собирали в мешки даже с крыш. Работник «Музейного городка» А. Гуржий позднее вспоминал: «Мать мне рассказывала, что ходила смотреть на взорванную смотровую площадку. Видела обрывки генеральских мундиров и погоны на деревьях...»  

В верхней части лавры, освобожденной от гражданского населения, - в «музейном городке» - были расквартированы части СС под командованием обергруппенфюрера Ганса Пруцмана и отдел военной полиции (участок «Россия-Юг»). Стояли на территории Верхней лавры и немецкие зенитные установки. В нижней части лавры, то есть в Ближних и Дальних пещерах, немцы разрешили восстановить работу монастыря, таким образом якобы противопоставив себя Советской власти, обитель закрывшей. 27 сентября, в праздник Воздвижения Креста Господня, с согласия оккупационных властей монахи (насельники) во главе со схиархиепископом Антонием (князь Давид Ильич Абашидзе, 21 июня 2011 года был канонизирован как местночтимый святой УПЦ, среди его учеников в Тифлисской Духовной Семинарии был на рубеже веков Иосиф Джугашвили, Сталин) вернулись в лавру. Владыке было тогда уже 84 года, но, несмотря на возраст, он возглавлял обитель до самой своей кончины 1 ноября 1942 года.   

  Схиархиепископ Антоний (князь Давид Ильич Абашидзе)  

Очевидец тех событий, юрисконсульт Киево-Печерской лавры профессор И. Никодимов, пишет: «Начались восстановительные работы. Осуществлялись поиски: не подложены ли под помещениями мины? Ничего не нашли. Да и невозможно было обыскать все катакомбы и подземные пещеры монастыря. Наконец советские плакаты были сняты, безбожные надписи смыты и храму была возвращена прежняя красота».  

Однако, учитывая произошедшие взрывы на Крещатике и зная об активности советских военных специалистов в «музейном городке» накануне ухода из Киева, работники музея продолжали поиски мин.  

В октябре 1941 года директор музейного городка Н. Черногубов высказал оккупационной власти соображение, что Успенский собор заминирован и следует отменить готовившийся торжественный молебен «на освобождение от большевиков». Молебен - не состоялся. Но и мины найдены не были...   На уровне бургомистра было известно и о листовках подполья с угрозами взорвать лавру. Однако немцы заявляли, что в лавре все разминировано и что листовками подпольщики нагнетают обстановку.  

В конце октября 1941 года в разные дни были убиты в лавре неизвестными лицами специалисты, хорошо знавшие устройство и коммуникации лавры: тот же профессор Черногубов и инженер музейного городка Шеверницкий. Немцы публично объявили их жертвами «партизан-большевиков».   

* * *  

Более подробная хроника страшного дня такова. 3 ноября 1941 года, в понедельник, Киев посетил президент союзной немцам Словакии Йозеф Тисо. Примерно в 11 часов 30 минут Тисо и группа немецких генералов, среди которых был и комендант города генерал-майор Эбергард, на тех машинах подъехали к главным воротам лавры. Около 11 часов 40 минут Тисо вместе с сопровождающими лицами вошел в Успенский собор, осмотрел достопримечательности и в 12 часов 30 минут уехал. Визит президента Словакии фиксировала словацкая кинохроника.   Спустя почти 2 часа после отъезда делегации внутри здания собора произошел небольшой взрыв. Три выбежавших из храма неизвестных были застрелены немецкими часовыми. Через несколько минут, примерно в 14 часов 30 минут, внутри собора произошел сильнейший взрыв, который разрушил здание, за исключением юго-восточного придела Иоанна Богослова, XVIII века.   

  Юго-восточный придел Иоанна Богослова разрушенного Свято-Успенского собора Киево-Печерской лавры  

О количестве взрывов есть разные версии: называют цифры от двух до четырех. «Первые три взрыва показались нам тогда игрушками, а вот в четвертый раз уж дало, так дало! Можно только представить, сколько надо было взрывчатки завезти грузовиками под собор... Территория лавры оказалась усеяна кусками мозаик собора, фресок, алтарной резьбы», - вспоминал очевидец.   «В Успенском соборе хранилось много старинных рукописей и книг, и теперь ветер разносил их горящие листы и разодранные фолианты с медными застежками - огненным дождем они сыпались на землю. И загорелось все - Трапезная церковь, Архиерейский дом в стиле барокко, древняя типография, все музеи, библиотеки, архивы, даже колокольня. С Подола было видно, как все ее пролеты светятся ярким оранжевым светом, словно она иллюминирована...»  

Высокая 90-метровая колокольня лавры являлась отличным наблюдательным пунктом. Была заминирована отступающими советскими войсками. Немецкие саперы разминировали колокольню, но она загорелась от горящих обломков взорванного собора.   

  Горящая лаврская колокольня. 3 ноября 1941 года  

Немецкая полиция безопасности высказалась так: «Масса взрывчатого вещества, по всей вероятности, была заложена еще раньше. Только благодаря заботливому оцеплению и тщательной охране всего здания, взрывы не произошли раньше. Очевидно, речь идет о покушении на особу президента Тисо».  

* * *  

Споры относительно авторов преступного замысла и непосредственных исполнителей взрыва длятся до сих пор. Можно выделить несколько основных версий.  

Советская: минирование и взрыв Успенского собора - преступление немецких оккупантов. Из материалов Нюрнбергского процесса: «По приказу немецкого командования воинские части ограбили, взорвали и разрушили древнейший памятник культуры - Киево-Печерскую лавру... Успенский собор, построенный в 1075-1089 гг. великим князем Святославом и расписанный внутри в 1897 г. известным художником В. В. Верещагиным, 3 ноября 1941 г. взорван немцами...» (В. М. Молотов, заместитель председателя Государственного комитета обороны СССР).  

«Я позволю себе специально обратить внимание Суда на то, что Киево-Печерская Лавра - это один из древнейших архитектурных памятников Советского Союза, это особо охраняемая культурная ценность, близкая сердцу советских людей, ибо это вещественная память древности» (Р.А. Руденко, главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР).  

«Нельзя без скорби смотреть, - сообщал член Чрезвычайной Государственной Комиссии митрополит Киевский и Галицкий Николай, - на груды развалин Успенского собора, созданного в XI в. гением бессмертных строителей. От взрыва образовалось несколько огромных провалов в земле на окружающей собор территории, и, глядя на них, кажется, что даже земля содрогнулась при виде злодеяний тех, кто не имеет права на человеческое имя. Точно страшный ураган пронесся по лавре, все опрокинул вверх дном, рассыпал и разбросал могучие лаврские здания. Два с лишним года Киев был закован в немецкие кандалы. Гитлеровские палачи принесли с собой в Киев смерть, руины, голод и казнь. Все это со временем отойдет от близкого прошлого в отдаленное, но никогда не забудет этого злодеяния не только украинский и русский народы, но и все честное человечество во всем мире»...  

  У развалин святыни


http://odnarodyna.com.ua/articles/4/2152.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме