Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Под открытым небом

Жанна  Бобкова, Православие.Ru

07.09.2011


Часть 1 …

Так да светит свет ваш перед людьми,

 

чтобы они видели ваши добрые дела

и прославляли Отца вашего Небесного.

(Мф. 5: 16)

 

Вместо предисловия

Я совсем тебя не знаю, мой читатель, а ты не знаешь меня. Но я хочу говорить с тобой, хочу, чтобы ты понял и услышал то, что я тебе сейчас скажу. Могу я быть откровенной с тобой? Можно, я буду говорить тебе «ты»? Я хочу рассказать тебе о замечательном путешествии, о благом деле, которое перевернуло мою жизнь и может - стоит тебе только захотеть! - перевернуть и твою.

Большая Фехтальма
Большая Фехтальма
Давай притворимся, будто сто лет друг друга знаем, что много пройдено, переговорено, пережито вместе. Давай даже представим, что ты - да, да, ты, друг мой, - теплым июльским вечером провожал меня в то самое путешествие, махал рукой вслед отъезжающему автобусу... А теперь вот ждешь подробного отчета об этих двух неделях и... читаешь мое к тебе письмо. Договорились? Если да, тогда

Здравствуй, друг мой!

Я даже не успела рассказать тебе, куда и зачем я, собственно, еду! Расскажу теперь.

Сретенский монастырь совместно с проектом «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера» организовал двухнедельную поездку в Архангельскую область, в деревню Пияла. Зачем? Тут нужно сказать несколько слов об «Общем деле». Цель этого замечательного проекта - объединить людей по всей России, которым небезразлична судьба памятников русского зодчества - уникальных деревянных церквей. Их сохранилось множество на Русском Севере, но большинство из них - на грани исчезновения. Ты спросишь: с чего бы им, стоявшим пять веков, вдруг разрушаться сейчас, в век современных технологий? Виной тому, во-первых, само время. Оно не щадит деревянных церквей: доски гниют, стены кренятся, крыши проваливаются.

Но не это главное. Главное - ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ. ЗАПУСТЕНИЕ. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БЕЗРАЗЛИЧИЕ. Наше с тобой, мой друг, безразличие.

Представь себе деревню, глухую северную деревню с черными деревянными избами. До ближайшего города - сотня километров по грунтовке, сотовой связи нет, вместо водопровода - речка и коромысло с ведрами. Тут доживают свой век старики, отсюда бежит в города молодежь, не потому, что работать не хочет, а потому, что работать негде. Деревня давно превратилась в «дачный поселок»: жители Архангельска и Северодвинска приезжают отдохнуть на лето в дома стариков-родителей. А зимой - десяток этих стариков остается в отрезанной от мира деревеньке, куда добраться можно разве что на снегоходе.

А теперь представь посреди этой деревни - церковь. Большой храм: когда-то - приход семи богатых деревень, теперь - инородное тело, как будто позабытый здесь кем-то в спешке. Величественный, построенный «на века», почерневший от времени. Черные бревна северных домов, узнаваемая черточка Русского Севера! Как ты, должно быть, хорошо представляешь это, мой друг. И вот храм - окна, двери - все забито, заколочено и не открывалось уже несколько десятков лет.

Казанский храм в Фехтальме
Казанский храм в Фехтальме
История у этих храмов похожая. До революции - процветающий приход. В советские годы - склад, сельский клуб, кинотеатр, общественный туалет... Это в лучшем случае, в худшем - разрушен или взорван. Те храмы, которые чудом пережили «век-волкодав», дограбили уже новоявленные россияне в перестройку. Иконы, оклады, церковная утварь, даже облачения священников - все отправилось на «черный рынок». Вот местные и решили: раз служить некому, закрыть храм совсем от греха подальше.

Ну это, ты скажешь, понятно. Но сегодня-то что же в этих храмах не служить? Храм - вот он, паства - есть. Главное, что духовная жажда у людей есть: сами просят - вы только приезжайте, служите! Креститься хотят. Ждут.

А не едет никто: места глухие, люди невоцерковленные, приход нужно поднимать с нуля. Словом, всю жизнь, все силы, всю душу отдать этой деревне. Каждый день в безвестности совершать подвиг, созидать то, что, может, на твоем веку еще и не даст видимых плодов и что уж точно никто никогда не оценит по достоинству. Никто, кроме Бога. Но этого, похоже, людям оказывается недостаточно...

Вот и не едет никто в северную деревню, и стоят - почти в каждой деревне стоят, мой друг! - такие вот заколоченные, обветшалые храмы. И то ли не знают, то ли не хотят об этом знать в «центре»: не находится там на Русский Север ни времени, ни денег. Не слышно голоса северян в Москве!

Об умении слышать, нашей миссии и помощи «сверху»

Загрузить увеличенное изображение. 453 x 604 px. Размер файла 232180 b.
 
Никто не услышал этот голос - никто, кроме отца Алексия, иерея храма Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском, создателя проекта «Общее дело». Он первым понял и сумел объяснить людям, что можно не ждать помощи «сверху», а своими силами сохранить эти храмы. Своими руками провести хотя бы простейшие аварийные работы, чтобы состояние храмов не ухудшалось: отремонтировать кровлю, закрыть окна, заменить сгнившие венцы в основаниях. По благословению протоиерея Димитрия Смирнова, отец Алексий начал это богоугодное дело. Если не помочь сейчас, многие храмы вскоре исчезнут, как исчезли уже сотни северных деревянных церквей. И вот тогда помощь непременно придет. «Сверху». От Господа.

Миссия нашей экспедиции в архангельскую деревню Пияла - посильное восстановление там храма Вознесения Господня, памятника архитектуры середины XVII века, и колокольни - почти его ровесницы. Нашей задачей было вынести мусор, копившийся в заколоченном храме десятилетиями, очистить стены от надписей и птичьего помета, провести необходимые плотницкие работы. Если же успеем закончить намеченное в Пияле раньше срока, побывать и в окрестных деревнях, где тоже есть свои «жемчужины» и «жемчужинки» деревянного зодчества, ждущие реставрации. Опыта таких работ почти ни у кого из нас не было, но это никого и не смущало: инструментом мы запаслись, что же до энтузиазма, то об этом и говорить не приходится.

Но была у нашей поездки и другая цель, миссионерская: повесить в храме иконы, отслужить там - впервые за несколько десятков лет! - службу, попытаться за это короткое время объяснить жителям, какое сокровище досталось им от предков и как бесплодна будет наша работа без их участия. Кто же это - мы?

О северном духе, черничных зарослях и таких разных нас

Тридцать волонтеров разных профессий, возрастов, люди с разными интересами, но схожие в главном - в своей вере и в небезразличии к культурному наследию своих предков. Большинство - прихожане Сретенского монастыря; сретенская молодежь объединена работой в воскресной школе. Кого-то - как, например, меня - привело к воротам Сретенки провидение: прочитали объявление о поездке на этом сайте или в самом монастыре. А кто-то уже знал о том, что такие поездки проводятся несколько лет подряд и что уже сегодня «Общему делу» удалось полностью восстановить три храма и две часовни.

Пияла
Пияла
До Пиялы - деревни в Архангельской области, нашего конечного пункта назначения, - предстояло добираться на автобусе около двух суток. Север открывался нам постепенно. Северная природа - в таинственном свете белой ночи, в темнеющих за окном лесах, в чистейших темных озерах. Северная архитектура - в красоте Вологодского кремля, в темном дереве шатровых церквей. Северный дух - в величии Спасо-Прилуцкого монастыря, в неспешном таинстве его всенощной службы, в его неприступности и в то же время открытости миру. Северное гостеприимство - в радушной встрече отца Феодосия в деревне Большая Шалга и отца Николая в поселке Савинский.

О подвижниках Севера

Я написала тебе, мой друг, будто бы на Русском Севере сейчас нет подвижников. Это, к счастью, не так: их очень мало, но они есть, и это люди, имена и ежедневный подвиг которых должны быть известны.

Когда иеромонах Феодосий (Курицын) приехал в деревню Большая Шалга Архангельской области, то увидел в чистом поле место своего будущего служения: две церкви - каменную, XIX века, и шатровую деревянную церковь Рождества Христова 1745 года. Сегодня отец Феодосий каждый день совершает в каменном храме богослужение для прихожан из пяти окрестных деревень. Один - против запустения и уныния. Помимо приходских обязанностей он имеет монашеские послушания и регулярно бывает в своем монастыре. Рядом с церквями - нарядный бревенчатый дом священника. Большое хозяйство, которое монах ведет один: аккуратные ряды грядок, во всем - ухоженность, забота.

У отца Феодосия
У отца Феодосия
В доме - своя иконописная мастерская (священнослужитель получил художественное образование), столярная мастерская, большая трапезная с русской печкой - большая, чтобы принять и накормить в своем доме всех путешественников, вроде нас, кто постучится к нему в дверь. Для своих увлечений часто не находится свободной минуты. Даже с нами до конца трапезы отец Феодосий остаться не может: надо возвращаться в храм - сегодня крестины ребенка. Видно сразу: священника в деревне любят; по всему дому встречаются маленькие знаки любви прихожан: то детская поделка, то картинка, то заботливо вышитая салфетка. «Мне бы помощника! Может, кто из ваших останется?» - улыбается отец Феодосий, крепкий, подвижный человек лет сорока. Улыбается - и дальше продолжает свое служение. Один.

Другой пример - настоятель храма преподобного Антония Сийского в поселке Савинский протоиерей Николай Ласточкин. Храм, где он служит, устроен в бывшем доме быта поселка: в одной комнате - сам храм, в другой - воскресная школа, в соединяющем их коридоре - библиотека: два кресла и множество православных книг на полках. Богослужения в церкви проходят уже двенадцать лет, и каждый раз в праздник части прихожан приходится молиться в коридоре - всех небольшая комната просто не вмещает.

Я не знаю, мой друг, что есть счастье и где его искать. Но мне показалось, что где-то там, в сером северном поселке-призраке, где редко встретишь человека среди одинаковых черных от времени деревянных домов, откуда, кажется, ушла жизнь, - где-то там в небольшой комнате с алтарем люди знают, что такое счастье. Быть может, потому, что не тратят время на его поиски, а просто, без пафоса, делают то, что должны, несут свое служение?

(Продолжение следует.)


http://www.pravoslavie.ru/put/48477.htm


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме