Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Ты припомни, Россия, как все это было!..»

Ульяна  Дроздова, Фонд "Русское единство"

31.05.2011

post thumbnail

Московский поэт с нижегородскими корнями доцент Литературного института им. А.М. Горького Геннадий Красников выпустил 592-страничный крупноформатный том «Антология военной поэзии. «Ты припомни, Россия, как все это было!..»». Это - продолжение собирательной работы Г. Красникова, составившего в начале 2010 г. большую антологию «Русская поэзия. XXI век».

В самом деле, поэтическая антология «Ты припомни, Россия, как всё это было!..» - своего рода коллективная ратная - мемориальная и живая - эпическая «Илиада». В новую, военную, антологию вошли как стихи отечественных поэтов прошлого, так и произведения современных авторов: знаменитых и малоизвестных, участников битв и совсем молодых, откликающихся на незаживающую тему войны пронзительными строками.

Здесь представлено и творчество поколения выживших и павших фронтовиков и представителей старшего поколения, чьи строки стали хрестоматийными, таких как А. Тарковский, А. Твардовский, А. Ахматова, С. Гудзенко, А. Сурков, К. Симонов, Н. Панченко, Ю. Левитанский, Б. Слуцкий, Д. Самойлов, П. Шубин, М. Исаковский, Н. Тряпкин, Ю. Друнина, Е. Винокуров, К. Ваншенкин, М. Анчаров, М. Дудин, В. Шефнер, М. Кульчицкий. Ю. Белаш, и тех, кто со своими военными стихами входил в литературу уже как бы вторым и третьим призывами, после войны.

Поразительно: практически все поэты, павшие на фронтах Великой Отечественной, предсказали в стихах свою гибель. В стихотворении «Нам не дано спокойно сгнить в могиле...» Н. Майоров говорит пророчески, глядя далеко-далеко:

Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждем приказа нового. И пусть
Не думают, что мертвые не слышат,
Когда о них потомки говорят.

Вспомним короткое, но грандиозное памятное и пронизанное особой музыкой и символической образностью сочинение Арсения Тарковского «Иванова ива», написанное спустя 13 лет по окончании войны - человеком, потерявшим ногу в бою под Великими Луками:

Иван до войны проходил у ручья,
Где выросла ива неведомо чья.
Не знали, зачем на ручей налегла,
А это Иванова ива была.
В своей плащ-палатке, убитый в бою,
Иван возвратился под иву свою.
Иванова ива,
Иванова ива,
Как белая лодка, плывет по ручью.

Составитель выстроил антологию восьмичастно, чем словно отослал читателя к прошедшей не столь давно акции православных крестоходов «Под звездой Богородицы», в которой к Москве шли Крестные ходы по восьми направлениям, «лучам» Вифлеемской звезды.

В разделе «Вставай, страна огромная!» следом за подборкой нашего первоклассного поэта фронтового поколения А. Межирова, включающей не изымаемое из антологий ни при каких общественно-политических формациях стихотворение, написанное с внеидеологическим жертвенным пафосом, «Коммунисты, вперед!», идут стихи С. Михалкова «Десятилетний человек», хрестоматийные строки С. Наровчатова, а затем три текста А. Недогонова. Процитируем сначала последнюю строфу его стихотворения «Когда ученик в «мессершмитте»...»:

Я видел своё превосходство
над прусскою спесью во всём:
и в том, что мы любим сильнее,
и в том, что мы шире живём,
и в том, что в смертельные схватки
мы бились - один за троих,
и в том, что мы просто живучей
и просто бессмертнее их.

И еще одну строфу Недогонова напомним, из стихотворения «Храм святого Николая», написанного на болгарской Шипке в 1944 г., где «всё с нечеловечьей жаждой хранит следы былых легенд»:

Стоял великий храм, в багрянец
сентябрьских зорь и звезд зажат.
- Сними пилотку, сталинградец!
Здесь наши прадеды лежат!

Автор пишет о кресте, «поставленном навеки на полумесяце чужом»: «И я с оружьем добыл право / стать на колени перед ним». Этот солдат Великой Отечественной не забыл о подвиге русских воинов, освободивших Балканы в 1878-м; просыпается в нем, опаленном текущей войной, и огонь родной православной веры.

У прочно стоящего на фундаментальных патриотических позициях Г. Красникова находится в антологии место и для духоподъемных речей (которые, в самом деле, тоже есть высокая эпическая поэзия), как «Слово митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Симанского) за Литургией в кафедральном Богоявленском соборе в Москве», произнесенное через полтора месяца после начала войны, 10 августа 1941 г. «Патриотизм русского человека ведом всему миру, - сказал владыка, который в феврале 1945 г. станет Патриархом Московским и всея Руси Алексием I. - По особенным свойствам русского народа он носит особый характер самой глубокой, горячей любви к Родине. Эту любовь можно сравнить только с любовью к матери, с самой нежной заботой о ней. Кажется, ни на одном языке рядом со словом «родина» не поставлено слово «мать», как у нас. Мы говорим не просто родина, но мать-родина; и как много глубокого смысла в этом сочетании двух самых дорогих для человека слов! Русский человек бесконечно привязан к своему Отечеству, которое для него дороже всех стран мира. Ему особенно свойственна тоска по родине, о которой у него постоянная дума, постоянная мечта. Когда родина в опасности, тогда особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь. Он готов отдать все свои силы на защиту ее; он рвется в бой за ее честь, неприкосновенность и целость и проявляет беззаветную храбрость, полное презрение к смерти. Не только как на долг, священный долг, смотрит он на дело ее защиты, но это есть непреодолимое веление сердца, порыв любви, который он не в силах остановить, который он должен до конца исчерпать...»

Собрание военных стихов не ограничивается сочинениями людей, лично принявших участие в сражениях Великой Отечественной. Раздел «Шинель отца» (напомним, так называется известная картина художника В. Попкова) говорит словами авторов, которых называют «детьми войны», поколением очевидцев, к которому принадлежат поэты В. Соколов, Д. Сухарев, Н. Рубцов, А. Прасолов, Ю. Кузнецов, А. Передреев, Е. Евтушенко,  В. Высоцкий, В. Костров, И. Волгин, Б. Ахмадулина, Г. Горбовский, В. Высоцкий, Г. Русаков, И. Шкляревский.

Нынче некому бляху носить,
В коробчонке чернеет она.
Нынче некого даже спросить:
За какую отвагу дана?
У какого такого села,
Положившись на память мою,
Полегла, полегла, полегла
Миномётная рота в бою?
Погубил! Про запас не спросил -
Молодая была голова.
Никаким напряжением сил
Не воротишь отцовы слова.

Поэт Дмитрий Сухарев (стихотворение «За отвагу», 1979) - сокрушается, и сердце его болит. Но так ли остро воспринимают ситуацию те, кто сегодня торгует боевыми наградами как сувенирами?

Дальше в книге идут стихи памяти, обращенной вспять - «Поклонимся великим тем годам!..», их авторы - Н. Тряпкин, А. Жигулин, О. Берггольц, Г. Поженян, М. Матусовский.

Публицистически заострены «нетолерантные» строки Ю. Мориц, обращенные как к лицемерной, живущей несколькими правдами Европе, так и к нашим «либералам», готовым предать (уместный глагол!) забвению и ревизии как приговоры Нюрнбергского трибунала, так и памятную совесть нашего Отечества.

Мы?.. Гитлеру?.. Равны?..
Да он - родной ваш папа!
Теперь вы влюблены
В культурный слой гестапо.
И в следующий раз
Мы спросим вас любезно:
Как драться нам железно
И умирать за вас,
Чтоб было вам полезно?..
А мне, мерзавке, жаль,
Что гибли наши парни
За бешеную шваль
На русофобской псарне!

Просты строки ветерана-фронтовика М. Тимошечкина, рядовым прошедшего войну и ныне живущего в г. Россошь Воронежской области:

Жестка комкастая кровать.
Рубцы и вмятины на теле.
...Мы не умели воевать.
Мы только победить сумели.

И это - отповедь всем нашим злопыхателям, которые из сегодняшних дней и советы дают, как именно следовало воевать, и клевещут на нашу Победу, нередко откровенно фальсифицируя историю.

Послевоенные поколения поэтов, для которых не являются пустыми звуком слова и думы о Великой войне, соединены в антологии темой «Когда играют марш «Прощание славянки»». Именно в этом разделе найдем мы стихи поэтов среднего возраста, родившихся после войны либо несколько лет, либо полтора-два десятилетия спустя - на всем пространстве огромного Отечества. Тут сочинения А. Ивантера, С. Кековой, М. Кудимовой, О. Николаевой, М. Шелехова, Н. Дмитриева, Е. Блажеевского, В. Алейникова, Г. Климовой, Н. Виноградовой, стихи из цикла С. Минакова «Война. Фрагменты общей памяти» и Ю. Кабанкова «Ночью ливень захлебнулся в терриконах»...

Интересно составитель находит объединительную патриотическую ноту, связывающую тему жертвенной защиты Родины на протяжении нескольких веков, поместив в последний раздел с молитвенным заголовком «И расточатся врази Его», произведения Пушкина, Языкова, Тютчева, Хомякова, Некрасова, Случевского, Бунина, Блока, Гумилева, Смелякова, Н. Матвеевой, Ю. Кузнецова, иеромонаха Романа и других.

Сам составитель высказывается так: «Поэтической антологии «Ты припомни, Россия!.. » можно было по справедливости дать подзаголовок: «Последний поклон». Поскольку книга задумана как некое слово благодарности и признательности великому поколению наших отцов и дедов... живым и мертвым, тем, кто ценою беспримерного мужества, невероятных страданий и величайшей жертвенности в мае 1945 г. принес на русскую землю и на землю Европы мир, Победу над самым страшным за всю историю человечества физическим и метафизическим злом, грозившим гибелью всему живому на свете».

Правда ведь, что западная пропаганда, к которой присоединяются массированные голоса, увы, даже на Украине, политой кровью миллионов наших соотечественников, сегодня ставит СССР на одну доску с гитлеровской Германией, а вклад советской армии в Победу, в разгром фашизма сознательно принижается, на солдат-победителей клеится ярлык «советских оккупантов». Следует всячески поддержать гражданскую позицию автора антологии Г. Красникова в том, что наш долг - дать достойный ответ всем клеветникам и ненавистникам России, жаждущим перекройки истории.

Разумеется, с разных сторон критики могут предъявить претензии и издательству, и составителю. Как водится: того забыли, этого не включили, а зачем сего взяли? Однако об этой стороне в полной мере может судить лишь тот, кто сам занимался подобной работой и знает, сколь огромно количество обстоятельств, которые учитываются при составлении такого рода книги.

Как бы то ни было, антология стихов о войне «Ты припомни, Россия!..» - кумулятивный заряд, эмоциональное, художественное и публицистическое послание, показывающее неразрывность русской истории, ратного подвига, в котором едины и преемственны все ратные поля России, в том числе и духовные. «История принадлежит поэту», считал наш первый по значимости поэт, носивший военную фамилию - Пушкин. А битва за наше Отечество, добавим, идет как на Земле, так и на Небе.

http://rusedin.ru/2011/05/29/ty-pripomni-rossiya-kak-vse-eto-bylo/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме