Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Спасти от смерти русских братьев...

Елена  Буевич, Фонд стратегической культуры

10.05.2011

Рассказы о любви, связывающей русских и сербов, всегда волнуют. Одну из таких историй рассказал мне белградец Драган Петрович. В ней причудливо переплелись подробности этих необъяснимых русско-сербских отношений - особого сочувствия, сопереживания перед лицом страшных испытаний, будь то Первая мировая или Великая Отечественная война. Тогда, в немецком концлагере Хаммельбург, рядом оказались русские и сербские герои... Узниками здесь были генерал-лейтенант Д. М. Карбышев (после переведён и убит в 1945 г. в Маутхаузене) и сербский герой Первой мировой майор Драгутин Гаврилович. Именно с последним связан один трогательный случай, спасенный от забвения...    

 

 

На свет - из забвения

Хаммельбург находился на территории полигона в Нижней Франкии к северу от Вюрцбурга. Еще во время Первой мировой войны здесь был оборудован лагерь для военнопленных. Согласно Женевской конвенции 1929 года, пленные офицеры должны были размещаться в особых лагерях, отдельно от сержантского и рядового состава. Поэтому всех пленных русских офицеров свозили сюда - в Офлаг. Уже в июле 1941-го в Хаммельбург прибыли первые эшелоны пленных. К 10 августа тут находилось 4753 офицера, к 1 декабря -  5140 человек.

В общей сложности в этом лагере было зарегистрировано более 18 000 советских офицеров. Среди них были генерал-лейтенант Д. М. Карбышев, генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков (погиб в лагере в 1942 г.), генерал-лейтенант И. Н. Музыченко (освобождён в 1945 г.), генерал-майор М. И. Потапов (переведён в другой лагерь, освобождён в 1945 г.), генерал-майор М. Т. Романов (погиб в лагере в 1941 г.), генерал-майор Г. М. Зусманович (переведён, умер в Освенциме в 1944 г.), генерал-майор В. И. Прохоров (переведён, убит лагере Флоссенбюрг в 1943г.), генерал-майор А. Д. Кулешов (переведён во Флоссенбюрг, убит там в 1944 г.), генерал-майор И. С. Никитин (расстрелян в апреле 1944 г.), майор П. М. Гаврилов (освобождён в 1945 г.), капитан И. Н. Зубачёв (умер от туберкулёза в лагере в 1944 г.)...

Общеизвестно, что русским (украинцам, белорусам, представителям других национальностей Советского Союза) в немецких концлагерях приходилось тяжелее всего.  Ведь в 1929-ом СССР не подписал ту самую Женевскую Конвенцию о военнопленных. Во время Великой Отечественной в фашистских концлагерях наши заключенные оказались как бы за рамками международного права. В таких условиях помощь со стороны узников-сербов была просто спасительной. Об этом - в истории Драгана Петровича:   

- Во время многих моих путешествий и встреч с людьми в разных городах мне часто предоставлялась возможность услышать любопытные свидетельства о любви между двумя народами - русским и сербским. Одну из таких историй хочу спасти от забвения.   Главный ее герой - известный сербский майор Драгутин Гаврилович, прославившийся своим героическим приказом, отданным защитникам Белграда перед наступлением австро-венгерской армии осенью 1915-го. Тогда, собрав свое подразделение (в общей сложности - около 300 солдат) перед рестораном  "Jasenica" на берегу Дуная, майор Гаврилович скомандовал: «Солдаты, ровно в 15 часов противника нужно разбить вашим мощным натиском, разнести ударами ваших гранат и штыков. Лицо Белграда, нашей столицы, должно быть светлым. Солдаты! Герои! Верховное командование вычеркнуло наш полк из списка расчетных единиц. Наш полк приносится в жертву за честь Белграда и Отечества. Не беспокойтесь о своих жизнях, они более не существуют. Так вперед, к славе! За короля и отечество! Да здравствует король, да здравствует Белград!»

Сегодня об этом эпизоде написано во всех сербских учебниках истории, но вот рассказ, который только сейчас, спустя много лет, является на свет.

Встреча на кладбище

- Новое кладбище Белграда представляет собой культурно-историческую ценность сербской столицы. Если вы захотите узнать больше о прошлом и истории Сербии и Белграда, стоит пройтись здесь, рассмотреть могилы, пофотографировать. Будете удивлены. С таким намерением - сделать пару снимков памятников русским - я решил посетить Новое кладбище в один из прекрасных осенних дней. Фотосессия прошла достаточно быстро. Несколько кадров, наведение объектива, выбор угла съемки и - дело с концом. Покуда фотографировал, заметил одну прелюбопытную старушку в черном, которая поглядывала на меня. Она долго смотрела, а потом подошла.

 

 

Ухоженные русские могилы на Белградском кладбище

«Господин, а не хотите ли сделать снимок памятника русскому послу времен Первой мировой войны? Вижу, что Вы снимаете русские памятники!» Я поблагодарил и согласился.

«Знаете, это тот самый посол, который умер от сердечного приступа в Белграде, когда услышал, что Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Его звали Николай Хартвиг. Извините, я забыла представиться: Людмила, русская из Украины. Фамилия по отцу-сербу - Маринкович. А Вы из какой части города будете?»

 

 

Могила Николая Хартвига, русского посла в Белграде на Новом Белградском кладбище

Я ответил.  

«Правда? И я. А Вы случайно не с улицы Воеводы Степы? Ну, так мы еще и соседи! Сразу же расскажу вам кое-что. Знаете ли, мой дед покинул Россию после октябрьской революции. Был офицером. Мы попали в Крагуевац. Вы не знали, что там была крупнейшая русская диаспора? Могли мы уехать тогда и в Париж, и в какой-нибудь другой город, но король Александр был единственным, кто признал офицерские звания. В Париже царские офицеры были бы вынуждены выполнять тяжелую физическую работу  или быть стюардами. Представляете, какое унижение для офицеров, которые, как правило, происходили из благородных семейств!..  Мама вышла замуж за серба, тоже офицера. Отец мой в годы Второй мировой войны был в плену - вместе с майором Гавриловичем. В Германии, в одной камере. Вы, конечно, слышали о майоре Драгутине Гавриловиче?.. О, замечательно, вот и трамвай!» Помогаю старушке подняться. В свои восемьдесят она держится довольно бодро. «Зайдемте ко мне, и я покажу Вам отцовские записки, хотите?»

«Русские в плену»

- Госпожа Людмила роется в старом шкафу, находит старую стопку записок ее отца - Йована Маринковича, майора довоенной югославской армии. Рукопись прекрасно сохранилась и датирована 1946 годом. Пока бабушка готовит кофе, я фотографирую страницы и вполголоса читаю названия. «Русские в плену». До слез мучительное описание издевательств немцев над русскими пленными. Жутко. Зиму 1941-1942 гг., запомнившуюся необыкновенным холодом, русские проводили в бараках, полуголые и босые, конечно, без отопления и почти без пищи. Массами умирали.

 

 

 

Лагерный документ узника Хаммельбурга Йована Маринковича

 

 

"Русские в плену". Страница рукописи узника Хаммельбурга - Йована Маринковича

«Первых русских военнопленных в Германии я увидел 27-го сентября, на этапе из Хохенфельса в Нюрнберг. Настолько несчастных существ до этого я в жизни не видел, - записал в своих воспоминаниях, датированных 1946 годом Йован Маринкович. - Все они были молодые люди до тридцати лет, крайне истощенные и одетые в какие-то лохмотья и подобие деревянных сабо на ногах (такую обувь в Европе традиционно носили бедняки, работавшие на фабриках и в шахтах - Е.Б). Я удивлялся, почему они такие изголодавшие? Об этом узнал спустя несколько дней. Когда они попали в плен, немцы их раздели догола, конечно же, отобрали у них часы, перстни и т.д.  Потом одели их в лохмотья...  загрузили сотнями в вагоны и много дней везли без хлеба, без воды, без воздуха. Они умирали в вагонах... В лагере жили в палатках, спали на соломе, не говоря уже ни о каких гигиенических условиях. А пища была такая, что не годилась и собакам. Получали в день по ¼ кг хлеба из свекольного жмыха и какую-то похлебку. При этом их заставляли работать. Люди гибли тысячами...

Мы голодали, а русские в близлежащем лагере умирали от голода и холода. Мы сбрасывались  понемногу, чтобы хоть как-нибудь спасти наших русских братьев от смерти...»

 

 

Страница рукописи Маринковича

 

Трогательно, величественно и... горько

- Майор Драгутин Гаврилович. Они были вместе, в одной камере в лагере Хаммельбург в 1942 году. Старый, больной, голодавший и измученный герой Первой мировой. Как-то раз, на свои именины (на сербском этот праздник называется «слава» - Е.Б.) он получил  увесистую посылку из Сербии - полную еды.

«Он позвал меня и кратко объяснил: «Вот, Йован, я получил пакет, чтобы отпраздновать «славу». Йован, для меня будет самым лучшим празднованием, если ты передашь его  русским!» - свидетельствует отец Людмилы Маринкович.

Конечно, все сделали, как запланировал Драгутин, это не было очень тяжелой задачей, ведь существовали наработанные каналы, чтобы помогать продовольствием несчастным русским.

 

 

Правила передачи посылок в лагерь на сербском языке

Закрываю рукопись со смешанным чувством боли и гордости. «Нет, сербы не так уж плохи. Мог бы и я так поступить? Вероятно...» - думаю про себя.  

«А хотите ли немного сахару? Знаете, почему Белград напоминает некоторые русские города, например Санкт Петербург? Потому что половина Белграда спроектирована известным русским архитектором. Как же его звали?... Ух, не могу вспомнить... Годы, годы... вот - полных восемьдесят! А, да! Звали его Николай Краснов!» - старушка оставляет мне номер своего мобильного на случай, если что-то понадобится.

По лестнице спускаюсь в задумчивости. Да, я могу гордиться, что принадлежу к этому народу. Трогательно и величественно. Да, мой народ так умеет любить!

Правда, уже через мгновение я вспоминаю, что в конце войны, в 1945-ом, случилось с самим героем, с майором Гавриловичем. Возвратившись из плена, идя по одной из белградских улиц, он подвергся нападению и был избит до смерти группой коммунистов. Только за то, что носил шинель королевского офицера.

А это было единственное, что он имел...»

Послесловие. Поиск продолжается

Если в Интернете задать поиск по слову «Хаммельбург», неизбежно попадешь на один интересный сайт. Это «Книга памяти Хаммельбурга». Здесь ведется поиск информации об узниках лагеря. Как известно, только в самой Германии погибло около 500 000 советских военнопленных, из них на кладбище в Хаммельбурге захоронено примерно 3 000 человек. Пока что известны фамилии 700 погребенных здесь. Народный Союз Германии по уходу за военными могилами и его президент Карл Вильгельм Ланге, непосредственно занимающийся проблемой, извещают, что это только первая «Книга памяти» об умерших советских военнопленных. Сегодня на сайте работает интерактивный поиск по базе данных кладбища. Тем, кто ищет своих родных среди узников Хаммельбурга, предлагается заполнить форму с именем, фамилией заключенного и нажать кнопку «искать». Учитывая наличие совместного немецко-российского проекта в этой области, можно рассчитывать на новые «Книги памяти».

 

 

Хаммельбург сегодня

http://www.fondsk.ru/pview/2011/05/07/spasti-ot-smerti-russkih.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме