Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как закопать «краснодарский зиндан»?

Михаил  Кузнецов, Русский вестник

18.04.2011

Нужна срочная антикоррупционная экспертиза Уголовно-процессуального Кодекса и оперативно-разыскной деятельности, чтобы закопать «зинданы», как это требует Президент Российской Федерации
   
   

Прокурору Краснодарского края
   Коржинеку Леониду Геннадьевичу
   адвоката Коллегии адвокатов
   г. Москвы
   Кузнецова М.Н.
   в защиту гражданина России
   Дьяченко Николая Павловича
   по уголовному делу № 190010


   

Жалоба
   В порядке ст. 124 УПК РФ

   г. Краснодар 12 апреля 2011 г.

Уважаемый Леонид Геннадьевич!
   
  
С 1 сентября 2011 г. следственная группа следственного отдела (СО) УФСБ РФ по Краснодарскому краю осуществляет производство по уголовному делу № 190010 [далее у/д № 190010], возбужденному по ч. 2 ст. 201 УК РФ в отношении гражданина России Дьяченко Н.П., [бывшего заместителя губернатора Краснодарского края по вопросам агропромышленного комплекса и директора Краснодарского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк» [далее КРФ ОАО «Россельхозбанк» или КРФ ОАО «РСХБ»].
 
Наряду с другими адвокатами меня уполномочили осуществлять защиту Дьяченко Н.П. по указанному уголовному делу.
  
29 марта 2011 г. мне стало известно, что руководитель следственной группы по означенному выше уголовному делу майор ФСБ РФ Ивлев П.Ю. за то, что мы в защиту интересов нашего доверителя предприняли попытку обжаловать в судебном порядке незаконные действия следователя Ивлева П.Ю. и руководителя следственного органа Чернова А.Т., самоуправно отстранил меня от участия в производстве у/д № 190010.
  
22 февраля 2011 г., защищая права нашего доверителя Дьяченко Н.П. на основании 46 ст. Конституции РФ и 125 ст. УПК РФ, я и мои коллеги (повторно) обратились в суд с жалобой суть сводилось к тому, что к у/д № 190010, по нашему мнению незаконно, привлекли в качестве обвиняемых граждан Окопную И.Г. и Богданова А.Н. для того, чтобы они дали нужные показания для создания видимости законности уголовного преследования нашего доверителя Дьяченко Н.П. Как мне стало известно, доказательства по у/д № 190010 работники следственной группы добывают особым протокольным методом. Тактику допроса определяет следователь, а допрашиваемые подписывают протоколы с данными, которые от них не исходили, но с которыми они как-то соглашаются.
   
В тюрьме, которая находится в здании УФСБ РФ по Краснодарскому краю, граждане Окопная И.Г. и Богданов А.Н. через месяц начали «давать признательные показания», а по сути оговаривать нашего доверителя.
   
В этой связи, обращаясь в суд с жалобой, мы подчеркнули, что действуем в интересах Дьяченко Н.П. и мотивированно изложили наши доводы о незаконном привлечении в рамках у/д № 190010 в качестве обвиняемых Окопной И.Г. и Богданова А.Н. Поскольку незаконно формируется ложная доказательная база в отношении Дьяченко Н.П., мы просили суд признать действия руководителя следственной группы Ивлева П.Ю., связанные с применением в отношении граждан Окопной И.Г. и Богданова А.Н. ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 201 УК РФ и привлечением их в рамках уголовного дела № 190010 в качестве обвиняемых по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 201 УК РФ, незаконными и необоснованными. Мы просили также разъяснить руководителю следственной группы Ивлеву П.Ю. его обязанность по устранению допущенных нарушений в соответствии с п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ.
  
Однако эта жалоба нами в связи с болезнью одного из защитников была отозвана. По общепринятым нормам отозванная жалоба считается не поданной в виду отсутствия повода для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего уголовное преследование. Это обстоятельство полностью доказывается материалами дела № 3/7-37/11, которое находится в Октябрьском районном суде г. Краснодара.
   
Следовательно, на период 17 февраля 2011 г. у меня оставалась только желание обжаловать масштабный коррупционный произвол офицеров спецслужбы майора Ивлева П.Ю. и полковника Чернова А.Т. и не более того.
  
Вместе с тем майор Ивлев П.Ю. и полковник Чернов А.Т., осуществляя в рамках у/д № 190010 полномочия следователя и руководителя следственного органа, совершенно точно знали, что мною и другими защитниками Дьяченко Н.П. юридическая помощь гражданам Окопной И.Г. и Богданову А.Н. никогда не оказывалась, поскольку в рамках у/д № 190010 ордера на защиту граждан Окопной И.Г. и Богданова А.Н. мною не предоставлялось. Понятие - «оказание юридической помощи» раскрывается в ст. 2 и ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
  
В то же время майор ФСБ Ивлев П.Ю. и полковник ФСБ Чернов А.Т. не могли не знать, что право на обращение в суд с жалобами на незаконные действия должностных лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, гарантированно 46 статьей Конституции РФ и 126 статьей УПК РФ. При этом указанные лица располагали копиями жалоб, поданных нами 22 февраля 2011 г., и понимали, что мы обжалуем их противозаконные действия (бездействие). Более того, на титульном листе этих жалоб, ясно и доступно для понимания написано, что мы, адвокаты, подавали жалобу в защиту Дьяченко Н.П., а граждане Окопная И.Г. и Богданов А.Н. на титульном листе указаны как заинтересованные лица.
  
Кроме того, майор ФСБ Ивлев П.Ю. и полковник ФСБ Чернов А.Т. совершенно точно знали, что с гражданами Окопной И.Г. и Богдановым А.Н. мы никогда не встречались, поскольку с 20.09.2011 г. их содержат во внутренней тюрьме ФСБ, следовательно, защитники Дьяченко Н.П. не могли знать, какие у граждан Окопной И.Г. и Богданова А.Н. были интересы.
  
Тем не менее, в устной форме мы заявили Ивлеву П.Ю. что у/д № 190010 в отношении нашего доверителя Дьяченко возбуждено и расследуется незаконно и имеет характерные признаки заказного уголовного дела. Для устранения возникших в нашем лице препятствий для расправы над Дьяченко Н.П. у майора Ивлева П.Ю., осуществляющего полномочия руководителя следственной группы по у/д № 190010, возник умысел на изготовление незаконного постановления об отстранении нас, адвокатов, от защиты Дьяченко Н.П.
  
Совершенно очевидно, что данный умысел направлен также на нарушение прав и законных интересов гражданина Дьяченко П.Н. Реализуя свой умысел на нарушение прав и законных интересов гражданина Дьяченко Н.П., а также на нарушение охраняемых законом интересов общества, Ивлев В.П., используя полномочия руководителя следственной группы по у/д № 190010, изготовил подложное постановления от 17 марта 2011г. Дерзко, действуя как работник спецслужбы и ясно осознавая противоправность своей акции, Ивлев П.Ю. внес в текст указанного постановления заведомо ложные сведения о том, что якобы мною и другими защитниками оказывалась юридическая помощь гражданам Окопной И.Г. и Богданову А.Н., и на этом заведомо ложном основании он самоуправно применил ч.2 ст. 201 УК РФ.
  
Продолжая реализовывать свой умысел на нарушение прав и законных интересов граждан, а также организаций и охраняемых законом интересов общества и государства, Ивлев П.Ю. изготовил и разослал уведомления, в котором злонамеренно указал, что в соответствии с п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ я не вправе принимать участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника обвиняемого Дьяченко Н.П.
  
В результате нашего противоправного отстранения от защиты Дьяченко Н.П. мы не смогли участвовать в судебном заседании, в котором должно было продолжиться рассмотрение и разрешение незаконного ходатайства Ивлева П.Ю. о продлении срока содержания Дьяченко под стражей. Этот факт является прямым доказательством того, что офицер спецслужбы отстранил нас, дабы никто не узнал, что Дьяченко заведомо незаконно содержится под стражей. (За восемь месяцев, проведенных во внутренней тюрьме, тяжело больной Дьяченко Н.П. изменился до неузнаваемости, и жизнь его под угрозой. Вы, Леонид Геннадьевич, лично знакомы с Николаем Павловичем и можете оперативно проверить этот довод, посетив его.)
  
Вновь по вине Ивлева П.Ю. судебное рассмотрение вопроса о немедленном освобождении Дьяченко Н.П. из-под стражи было отложено на неопределенный срок. Не только Ивлеву П.Ю., но и Вам, уважаемый Леонид Геннадьевич, должно быть хорошо известно, что удержание в тюрьме человека без определения конкретного срока является тягчайшим преступлением, поскольку согласно общепринятым нормам - это пытка. Только фашисты в концлагерях удерживали людей без указания конкретной даты окончания удержания. Мною лично в Ваш адрес уже направлялись телеграммы о содержании человека в тюрьме без определения срока.
  
Но в нарушение закона надлежащей реакции ни через 3суток, ни через 10 от Вас не последовало. Поэтому мне трудно надеяться, что Вы в состоянии повлиять на этот беспредел Ивлева П.Ю. в отношении Дьяченко Н.П.
  
Из Интернета и других источников поступает сомнительная информация о том, что и в отношении Вас силами УФСБ тоже осуществляется проверка законности прекращения уголовных дел в отношении главарей кущевской банды. Тогда и Вы в этом случае, возможно, тоже зависимы от начальника УФСБ Власенко, Чернова и их людей (?).
  
Вы, Леонид Геннадьевич, не можете не понимать, какие нравственные и физические страдания испытывает человек, которого по чьему-то заказу упрятали в тюрьму на неопределенный срок. В этом случае совершенно очевидно, что незаконное содержание Дьяченко Н.П. в тюрьме организовано для понуждения его к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле Николая Павловича, а это в соответствии с международными нормами - обычная пытка.
   
У стороны защиты нет сомнений, что Ивлев П.Ю. был просто вынужден отстранить нас от дела потому, что стремится уйти от ответственности за незаконное уголовное преследование Дьяченко Н.П., осуществляемое без события преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ.
   
К слову сказать. ОАО «Россельхозбанк» имеет по России и за рубежом 78 филиалов, и в отношении каждого директора филиала запросто можно возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ, если подключить СО УФСБ РФ по Краснодарскому краю с его «ноу-хау» по возбуждению уголовных дел без признаков преступления. Заодно можно подкосить и Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы, а также свести на нет продовольственную безопасность России.
   
Полагаю, что господа Ивлев П.Ю. и его начальник Чернов А.Т. после ознакомления с нашими жалобами на их незаконные действия сориентировались, поняв, что защитникам Дьяченко Н.П. стали известны их «фирменные» приемы, использованные для возбуждения у/д № 190010 без признаков и события преступления. Мы стали для них угрозой и тормозом в организации расправы над Дьяченко Н.П.
  
В действительности в отношении Дьяченко Н.П. на дату 1 сентября 2010 г. не было юридического основания, позволяющего руководящим работникам спецслужбы сделать вывод о наличии в действия директора КРФ ОАО «Россельхозбанк» данных о признаках преступления, предусмотренных ч.2.ст.201 УПК РФ. Мне, как и многим моим коллегам в силу профессии особо заметно, что с вводом в действие нового УПК РФ, совпавшего с ростом круговой коррупциогенной поруки в правоохранительной и судебной системе, злоупотребление правом в целях возбуждения т.н. заказных уголовных дел в отношении заведомо невиновных граждан возросло до чрезвычайности.
  
Мотивируя существо настоящей жалобы, считаю крайне важным отметить, что прежде орган уголовного преследования был обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого и обвиняемого обстоятельства. Одним словом суд, прокурор, следователь, дознаватель были обязаны устанавливать истину.
  
Теперь прокурорам и прочим должностным лицам, осуществляющим ныне масштабное уголовное преследование граждан России, не вменяется в обязанность устанавливать истину по уголовному делу. Нет такой обязанности и у судей, что быстро породило новый коррупциогенный фактор в сфере борьбы с преступностью. А еще и пространно сформулированные нормы УПК РФ в части защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения в ходе предварительного и судебного следствия просто развязывают руки чиновникам, которые специализируются на реализации заказных уголовных дел.
  
Таким образом, из-за коррупциогенной ситуации, возникшей в том числе по причине непроведения антикоррупционной экспертизы УПК РФ, граждане России, в отношении которых возбуждают заказные уголовные дела, утратили всякие гарантии защиты со стороны государства. Что такое «заказные» уголовные дела в нашей стране, увы, теперь никому не нужно объяснять. Общественная опасность заключается в том, что коррупционные мероприятия, направленные на возбуждение заказных уголовных дел, получили перспективу, поскольку действующий УПК РФ превращает судью в лицо, которое «панически» боится оправдательных приговоров, о чем свидетельствует статистика оправдательных приговоров в сравнении России с Европой.
  
Сегодня, по мнению специалистов, коррупционная круговая порука внутри правоприменительной системы достигла своего апогея. Стоит лишь сымитировать наличие повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, как возбуждение уголовного дела и дальнейшая расправа над намеченной жертвой становится неминуемой.
  
Как показывает практика, уголовные дела легко возбуждаются при наличии одного признака преступления. Однако закон для возбуждения требует наличия достаточных данных минимум о двух признаках преступления. Полагаю, уважаемый Леонид Геннадьевич, Вы, как заслуженный юрист России, понимаете, что если бы закон разрешал возбуждать уголовные дела при наличии данных об одном признаке преступления, то на всех жителей России, кроме детей и психически больных, уже завели бы уголовные дела.
  
Краснодарский край в этом отношении, судя по публикациям в СМИ, находится в авангарде.
  
Мне лично за последний год пришлось второй раз столкнуться с произволом офицеров из СО УФСБ Краснодарского края, которые, как неприкасаемые, походя возбуждают уголовные дела, грубо вмешиваются в осуществление правосудия, походя попирают права граждан, гарантированные УПК РФ и Конституцией Российской Федерации, которая, как мне ранее казалось, действует на всей территории России и дает гарантированное право на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве, является гарантией судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.
  
Однако своими действиями Ивлев П.Ю. дал мне понять, что офицеры спецслужбы в Краснодарском крае имеют какие-то спецполномочия, дозволяющие им лишать адвокатов их прав, когда они слишком активничают. На практике оказалось, что спецслужбе Краснодарского края на территории ее ответственности дозволенно блокировать важнейшие нормы действующего Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  
Обратите внимание. В нашем случае майор УФСБ Ивлев П.Ю. при очевидной поддержке полковника Чернова А.Т. злонамеренно используя полномочий руководителя следственной группы в рамках у/д № 190010, до чрезвычайности дерзко в формате вседозволенности и безнаказанности изготовил методом служебного подлога заведомо ложное постановление от 17 марта 2011 г., при помощи которого, нелепо сославшись на п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, особо не церемонясь, по-чекистски, лишил заведомо невиновного Дьяченко Н.П. и его трех защитников прав гарантированных:
  
- ст. 2 Конституции РФ;
   - ч. 1, ч. 2,ч. 3 ст. 17 Конституции РФ;
   - ст. 18 Конституции РФ;
   - ч. 1, ч. 2 ст. 19 Конституции РФ;
   - ч. 1, ст. 20 Конституции РФ;
   - ч. 1,ч.2 ст. 21 Конституции РФ;
   - ч. 1,ч. 2 ст. 22 Конституции РФ;
   - ч. 1,ч. 2 ст. 45 Конституции РФ;
   - ст. 46 Конституции РФ;
   - ст. 48 Конституции РФ;
   - ч. 1,ч. 2 ст. 15 УПК РФ;
   - ч. 1 ст. 16 УПК РФ;
   - ч. 1 ст. 19 УПК РФ;
   - ст. 47 УПК РФ;
   - ст. 49 УПК РФ;
   - ст. 50 УПК РФ;
   - ст. 123 УПК РФ;
   - ст. 125 УПК РФ;
   -
с. 2, ст. 3, ст. 4, ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
   
Такой, мягко говоря, проделкой работник спецслужбы Ивлев П.Ю. и подспудно Чернов А.Т. как бы указывают кубанским россиянам и адвокатам на свое место, заодно и показывают, что Президент Российской Федерации из-за разгула коррупции уже не в состоянии обеспечить на уровне субъекта федерации верховенство закона, единство и укрепление законности, защиту прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства. Зарвавшиеся чиновники из «краснодарской спецслужбы», как видно, поставили себя так, что их в крае все побаиваются. И даже судьи и прокуроры почему-то в ущерб действующего законодательства подстраиваются под них. Они возгордились до такой степени, что в открытую стали попирать Конституцию и законы, бросая вызов и обществу, и государству, и народу, полагая, что теперь они будут властвовать вечно и вершить судьбы людей по своим понятиям.
  
Но это не так. Наша страна за последние сто лет не раз усмиряла самовластных персон, которые, проникнув на руководящие должности в органы ВЧК-КГБ, зверствовали от имени государства, уничтожая под видом борьбы с врагами народа лучших сынов Отечества, изощренно фабрикуя на них расстрельные дела. Похоже, опять все повторяется, и кое-кто хочет вернуть старое.
  
Многие люди на Кубани хорошо знают Дьяченко Н.П. Он характеризуется как человек, который всей своей жизнью и безупречным трудом доказал свою любовь к Родине, преданность идеалам добра и справедливости. Его лицо - это подвижничество, готовность пожертвовать собой ради других, преданность делу, труд по совести. Одним словом, Николай Павлович наш современник, которым гордится Кубань. Он Человек с большой буквы, соль земли российской и наше национальное достояние.
  
Работая заместителем главы губернатора Краснодарского края по вопросам АПК, Дьяченко Н.П., непосильным трудом добился увеличения урожайности риса на 31%, увеличения урожайности других зерновых культур более чем на 27%, увеличения рост продуктивности коров на 25%. Под его руководством АПК Краснодарского края также существенно увеличил объем производства мяса скота и птицы (в живом весе) более чем на 22%, молока на 2%, яиц на 15%. Заработная плата в сельском хозяйстве увеличилась более чем в 2,7 раза, Таким образом производство валовой сельхозпродукции возросло на 80%. И эти факты широко известны.
  
С приходом на должность директора КРФ ОАО «Россельхозбанк» Дьяченко Н.П. стал усовершенствовать кредитование сельхозтоваропроизводителей Краснодарского края, вследствие чего произошло существенное улучшение показателей роста производства сельскохозяйственной продукции, а значит улучшилась продовольственная безопасность России.
  
Так, за 2 года руководства КРФ ОАО «Россельхозбанк» Дьяченко Н.П. успешно реализовывал инвестиционные проекты в животноводстве края. Филиал сумел без срывов профинансировать все сезонные работы в растениеводстве, при этом стабильно поддерживалась ликвидность филиала на уровне 62-70% при задании головного банка 50%.
  
Обращаю внимание. На 2 июня 2008 г., т.е. на момент прихода Дьяченко Н.П. в КРФ ОАО «Россельхозбанк», проблемных (невозвращенных) кредитов у филиала насчитывалось на сумму 22 миллиарда рублей, но на момент отстранения его от должности, т.е. 27 августа 2010 г. сумма проблемных (невозвращенных) кредитов уменьшилась уже до 7 миллиардов рублей!
  
В июле 2008 г. кредитный портфель КРФ ОАО «Россельхозбанк» составлял 48 миллиардов руб. а на момент сдачи дел 27 августа 2010 г. кредитный портфель составлял 93 миллиарда рублей (вырос на 193%, прибыль возросла в 2 раза), из них 90% - это кредиты, выданные предприятиям АПК Кубани, при задании правительства РФ о кредитовании АПК в общем объеме до 70%.
  
Собственная ресурсная база банка выросла на 160% при росте численности работников на 47%. Число клиентов банка с 30 тыс. выросло более чем в 3 раза и превысило 100 тыс. клиентов, что, безусловно, говорит о значительно возросшем доверии сельхозтоваропроизводителей к банку. Примечательно, что все ведущие страховые компании России стремились разместить свои деньги на депозитных счетах в КРФ ОАО «Россельхозбанк». О возросшем доверии к КРФ ОАО «Россельхозбанк» после того как его возглавил Дьяченко ярко свидетельствует и факт размещения в 2010 году Новороссийским морским портом в КРФ ОАО «РСБ» значительных сумм своих средств.
  
Но, похоже, каким-то силам не понравилось, что за последние годы в Краснодарском крае восстановился агропромышленный комплекс, что фермерские хозяйства на Кубани начали стремительно развиваться, что успешно решаются проблемы продовольственной безопасности, а экономика нашего государства выходит из кризиса.
  
И вот по чьей-то воле 27 августа 2010 года Дьяченко Н.П. увольняют, а через 4 дня бросают в тюрьму, а затем отработанными методами начинают уличать его в надуманном преступлении. Одновременно через «лояльные» СМИ по «геббельсовской схеме» распускается клеветнический слух, что Дьяченко Н.П. якобы похитил 6 миллиардов рублей, а несколько позднее уже 25 миллиардов рублей и даже якобы был финансистом кущевской банды и т.д. Одновременно в филиале Россельхозбанка и фирмах клиентов этого банка изымается бухгалтерская документация, которой хватит на 300-400 пустых томов уголовного дела, и производят массовые допросы всех, кого ни попадя. Действуют по принципу главное побольше протоколов, которые краснодарские суды у СО УФСБ во всех случаях принимают как доказательства. Из одного уголовного дела мне пришлось увидеть, как в СО у Чернова А.Т. научились допрашивать граждан, которые после «допроса» подписывают протоколы с «информацией», которая от них не исходила. Допрашиваемым лицам дается тот или иной документ, который требуют прокомментировать, а затем в протокол вносится нужный текст, с которым соглашается допрашиваемое лицо. Замечу, уловка не очень хитрая, но эффективная. Такая технология позволяет получить нужные показания. Лицо, осуществляющее допрос, в зависимости от желания может при допросе одного и того же «свидетеля» занести в протокол либо оправдывающую обвиняемого информацию, либо обвиняющую, что по сути является раздольем для коррупционеров. Мне стало понятно как в СО у Чернова под любую легенду об экономическом преступлении стряпаются многотомные дела, а затем реализуются в суде. Но в отношении Дьяченко эти фокусы могут обернуться по-другому.
  
В результате выемок и прочих действий была достигнута нужная цель: деятельность Краснодарского филиала ОАО «Россельхозбанк» пошатнулась, работа банка парализована. Можно считать, что ущерб, искусственно созданный следствием, вменяется Дьяченко Н.П.
  
Как-то неудобно, но почему-то хочется спросить у прокурора края, почему везде и во все времена сначала преступника ловили за руку и только потом сажали в тюрьму, но в поднадзорной Вам спецслужбе делается все для этого наоборот: сначала сажают Дьяченко в тюрьму, а уже потом начинают искать признаки преступления, которого не было.
  
Николай Павлович, понимая проблемы АПК, связанные с особенностями кредитования сезонных сельскохозяйственных работ, не только не сорвал ни одной посевной и уборочной компании, но и на своем уровне умело воплощал в жизнь Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы. По производству сельхозпродукции Краснодарский край за последние два года вышел на свои лучшие показатели, и в этом, наряду с другими аграрниками, заслугу Николая Павловича невозможно не увидеть и не оценить.
  
Ну, и в чем сегодня польза для общества и для России от деяний майора Ивлева П.И. и полковника Чернова А.Т.?
  
В том, что Дьяченко Н.П., пожилой человек, за 8 месяцев страданий во внутренней тюрьме до крайности подорвал здоровье? В том, что ООО «Агропромышленная компания «Маяк», в состав которого входит 104 предприятия, в том числе 15 сельхозпроизводителей, 6 сахарных заводов и маслоэкстракционный завод Краснодарского края, 22 предприятия сельхозпроизводителей, расположенных на территории Ростовской области, а также 70 предприятий, через которые осуществлялось финансирование деятельности вышеуказанных сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, из-за ареста Богданова А.Н. и Окопной И.Г. не могут погасить кредиты, взятые в КРФ ОАО «РСХБ»? В том, что Краснодарский региональный филиал ОАО «Россельхозбанк» с новым руководителем оказался, фигурально выражаясь, в плачевном состоянии, и из него уходят клиенты, а посевная кампания под угрозой?
  
Или, может, польза для общества в том, что СМИ, рекламируя «важные» успехи УФСБ, периодически заведомо ложно сообщают россиянам, что директор КРФ ОАО «Россельхозбанк» похитил 25 миллиардов рублей? Полагаю, с этим обстоятельством, уважаемый Леонид Геннадьевич, Вам, если позволят, следовало бы разобраться. Примечательно, что в то время, когда Богданов А.Н. и Окопная И.Г пребывают в тюрьме, расположенной внутри здания УФСБ, ООО «Агропромышленная компания «Маяк» перепродается.
  
Внимательное исследование материалов, подготовленных для организации возбуждения у/д № 190010 и уголовного преследования директора КРФ ОАО «РСХБ» Дьяченко Н.П., убеждает, что уже изначально они составлялись с целью предъявления в рамках уголовного дела имущественных требований к Дьяченко Н.П. при отсутствии законных оснований для предъявления таких требований в порядке гражданского судопроизводства, а значит, и с целью наживы и устранения неугодного лица путем лишения его свободы.
  
Для создания притворных обоснований замены директора КРФ ОАО «Россельхозбанк» Дьяченко Н.П. из г. Ростова в мае 2010 г. в КРФ ОАО «Россельхозбанк» с заданием на проверку от 30.04.2010г. № 3п-25-1/51 ДСП направлялась группа лиц, которые по состоянию на 1.05.2010 г. изготовили Акт проверки от 18 .06 2010.
  
Однако Акт от 18.06.2010г. невозможно было использовать для запланированного возбуждения уголовного дела по ч. 2 ст. 201 УК РФ, поскольку в акте не было данных об ущербе КРФ ОАО «Россельхозбанк». Не было и данных о том, что Дьяченко Н.П. использовал служебное положение в своих личных целях. Кроме того, этот Акт оказался дефективным: по непонятной причине его заверили печатью «Аграрного банка Российской Федерации». Но такого банка в действительности не существовало.
  
В силу закона основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
   

Однако из официальных документов видно, что законного основания для возбуждения уголовного дела в отношении Дьяченко по ч. 2 ст. 201 УК РФ не было, отсутствуют эти основания и в настоящее время.
 
Из материалов дела видно, что заинтересованные лица очень торопились и для ложной легитимности возбуждения уголовного дела были изготовлены сразу 4 документа.
  
1. Запрос на официальном бланке УФСБ в адрес и.о. управляющего КРФ ОАО «Россельхозбанк» Саттарова К.Н. с исходящим номером 3/1/8-2339 от 31.08.2010 г. (с которым особые отношения).

   
Запрос имеет следующий текст: - «На основании ст.6-7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и ст. 13 ФЗ «О федеральной службе безопасности» просим предоставить в наш адрес справку об ущербе, причиненном управляющим Краснодарского филиала ОАО «Россельхозбанка» Дьяченко Н.П., при кредитовании ООО Вымпел», ООО «Заря Кубани», ООО «КубаньАгроМолоко». (см. фотокопию)
  
Обращаю внимание. Текст запроса свидетельствует о предварительной договоренности о предоставлении справки, поскольку ни один банк не даст справку по такому нелепому запросу. Понятие ущерб раскрывается в ГК РФ, а понятие ущерб при кредитовании - это банальная нелепость. Вместе с тем убытки от невозвращенных кредитов считаются в определенный отчетный период. Кроме того, ст. 6-7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и ст. 13 ФЗ «О федеральной службе безопасности» никому не дает права давать незаконные указания коммерческим организациям о предоставлении справок об ущербе для создания видимости признаков преступления.
  
2. Ответ на запрос от 31 августа 2010 г.
  
3. Справка о ущербе, якобы причиненном управляющим Краснодарского филиала ОАО «Россельхозбанка» Дьяченко Н.П., при кредитовании ООО Вымпел», ООО «Заря Кубани», ООО «КубаньАгроМолоко». При этом справка не имеет официальных реквизитов, не заверена печатью, и главное, она изготавливалась методом подлога - неуполномоченным лицом.
  
4. Рапорт об обнаружении признаков преступления от 31 августа 2010г.
  
В поспешности 1 сентября 2010 г. уже к 10 часам утра Ивлев П.Ю. изготовил постановление о возбуждении у/д № 190010. В основу возбуждения легли четыре вышеприведенных документа, которыми нелепо и незаконно была создана видимость достаточных данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ. При этом бросается в глаза, что Ивлев П.Ю, изготавливая постановление о возбуждении у/д № 190010, текст из так называемой «справки», оформленной методом подлога, перенес в свое постановление и огульно, т.е. совершенно необоснованно, дописал «Принимая во внимание, что имеются достаточные данные указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, руководствуясь ст. 140, 145, 146 (147) и частью первой ст. 156 УПК РФ», постановил возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ.
  
Однако из мотивировочной части постановления о возбуждении у/д № 190010 видно, что в нем информации о данных, указывающих хотя бы на два признака преступления, нет.
  
Общеизвестно, что основная криминальная составляющая злоупотребления полномочиями состоит в извлечении выгод и преимуществ для себя или других лиц.
  
Из материалов дела видно, что на момент возбуждения у/д № 190010 данных о том, что Дьяченко Н.П. злоупотребил полномочиями с целью извлечении выгод и преимуществ для себя или других лиц нет. В этом случае, в силу п. 1 ч. 1. ст. 24 УПК РФ незаконно возбужденное дело подлежало прекращению.
  
Однако Ивлев П.Ю. у/д № 190010 не только не прекратил, но пошел дальше, по пути нарушения закона. 2 сентября 2010 г., без решения суда, поместил Дьяченко Н.П. в СИЗО, расположенное в здании УФСБ, и стал требовать от него подписания договора о сотрудничестве. Но Дьяченко Н.П. не сломался.
  
Тогда Ивлев П.Ю., продолжая осуществлять свой умысел в отношении Дьяченко Н.П., задерживает граждан Окопную И.Г. и Богданова А.Н. и незаконно вменяет им ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 201 УК РФ, а суд, понимая, что обвинение несостоятельное, поскольку в России еще никто не обвинял граждан по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 201 УК РФ, поскольку это абсурд, удовлетворяет ходатайство Ивлева о взятии их под стражу.
 
Выдержав чуть более месяца, Окопная И.Г. и Богданов А.Н. в тюремных условиях заключили соглашение с прокурором края о сотрудничестве, в рамках которого они стали оговаривать Дьяченко Н.П.
  
Из протокола допроса Богданова от 27.01.2011 г. видно, что Богданов признался в коммерческом подкупе, предусмотренном ст. 204 УК РФ. Вы, Леонид Геннадьевич, как юрист понимаете, что после этого у Ивлева нет оснований преследовать Окопную И.Г. и Богданова А.Н. за соучастие по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 201 УК РФ, поскольку их действия полностью охватываются ст. 204 УК РФ. Это, наряду с прочим, доказывает, что Окопная И.Г. и Богданов А.Н. не совершали мнимого преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ.
  
Таким образом, соглашения от 29.11.2010, с Окопной И.Г и от 10.12.2010 г. с Богдановым А.Н. заключены незаконно и подлежат немедленному расторжению.
  
В сложившейся обстановке присяга, внутренняя совесть и ответственность за судьбу невиновного Дьяченко Н.П. обязывали нас обжаловать в суде действия Ивлева, связанные с незаконным привлечением Окопной И.Г. и Богданова А.Н. в рамках у/д № 190010 по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 201 УК РФ, что мы и попытались сделать.
  
Но Ивлев П.Ю., остерегаясь большого скандала и своего разоблачения, отстранил от участия в деле защитников Дьяченко Н.П. среди которых два заслуженных юриста России и доктор юридических наук.
  
В связи с изложенным, Леонид Геннадьевич, прошу Вас лично разобраться в случившемся и срочно принять меры, предусмотренные законом, по отмене противоправного постановления Ивлева Н.П. от 17.03.2011 г. об отстранении адвокатов Кузнецова М.Н., Рожкова В.Д., Штина С.П. от участия в деле № 190010 в качестве защитников Дьяченко Н.П., т.е. произвести надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.
   

Защитник незаконно подвергнутого
   уголовному преследованию гражданина
   России Дьяченко Н.П.
   М. КУЗНЕЦОВ

http://www.rv.ru/content.php3?id=8950




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме