Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вновь о т.н. «екатеринбургских останках»

Русский вестник

28.03.2011

Следователь по особо важным делам Следственного комитета Российской Федерации Владимир Соловьев, занимающийся т.н. «екатеринбургскими останками», в последнее время развил активную деятельность с тем, чтобы заставить судебные и правоохранительные органы, а также общественное мнение поверить в подлинность этих «останков».
  
Так, в интервью газете «Известия», опубликованном 14 января 2011 года, он утверждает, что «в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга действительно захоронены останки членов царской семьи и их верных слуг. В этом никаких сомнений у Следственного комитета нет», что «версия о "ритуальном" убийстве следствием полностью отвергнута», что «четыре независимые группы генетиков ... провели уникальные научные исследования» и «однозначно доказали подлинность останков» цесаревича Алексея и его сестры великой княжны Марии, найденных в 2007 году под Екатеринбургом.
  
Более того, по словам следователя В.Н. Соловьева, «с момента публикации результатов исследований прошло больше двух лет, но работа экспертов игнорируется. Останками не занимается ни государство, ни Церковь. Я храню останки наследника великой империи и великой княжны в качестве "вещественных доказательств". Боюсь, что рано или поздно их придется захоронить по общим правилам - среди "невостребованных останков"»
.
   
Похоже, что такие заявления следователя В. Н. Соколова имеют целью оказать давление прежде всего на Церковь, выражающую обоснованные сомнения в подлинности «останков». Православный подход к проблеме четко выразила известная исследовательница Екатеринбургского злодеяния Е. В. Марьянова. В обзоре «Екатеринбургская трагедия и современность» она отмечает: 30 января 1998 г. состоялось последние заседание правительственной Комиссии, на котором без всякого голосования было принято решение о захоронении мнимых "царских" останков в Императорской усыпальнице С.-Петербурга.
 
26 февраля 1998 г. на заседании Священного Синода было принято Определение, в котором говорилось, что решение Комиссии "вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе... Священный Синод высказывается в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике".
  
На следующий день на пресс-конференции член Комиссии Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, объясняя позицию Церкви, сказал: "Решение Комиссии вызвало противостояние среди мирян и иерархов, так как они не верят в подлинность останков... Церковь не может сделать ни одного шага, который вызовет раскол или смущение верующих... В случае ошибки в вопросе идентификации останков мы можем поклоняться лжемощам, что недопустимо".

Заседавшее в тот же день Правительство не сочло нужным прислушаться к голосу Церкви и приняло решение устроить пышные похороны лжецарских останков в Петропавловской крепости 17 июля 1998 г.

9 июня на заседании Священного Синода было принято решение - никому из иерархов Церкви не присутствовать на церемонии захоронения и "благословить Высокопреосвященному Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру направить клириков... для совершения 17 июля сего года панихиды в соборе апостолов Петра и Павла в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга".
  
11 июня на пресс-конференции Митрополит Ювеналий сказал: "Поклонение лжемощам - кощунство, которое Церковь не может себе позволить... Это инициатива Государства - захоронить "екатеринбургские останки" в Петропавловской крепости... В 1981 г. Царская Семья канонизирована Русской Зарубежной Церковью. У нас этот вопрос будет решаться на Поместном Соборе".
  
Не считаясь с мнением Церкви и православной общественности, 17 июля 1998 г. в Петропавловской крепости состоялись похороны мнимых "царских" останков. Это вызвало в душах верующих чувство смятения и растерянности. Никто из архиереев не присутствовал на церемонии, а служивший панихиду священник возглашал: "Упокой, Господи, души раб Твоих, имена которых Ты веси".
  
В августе 2000 г. Царственные Страстотерпцы были причислены к лику святых, во главе сонма Новомучеников и Исповедников Российских. Россия обрела новых великих молитвенников.
  
Не считаясь с данными фактами, следователь В.Н. Соловьев неожиданно в 2007 г. объявил, что в Коптяковском лесу найдены останки якобы Вел. Княжны Марии и Цесаревича. Никаких доказательств он не представил, и даже после того, как около останков были найдены монеты 30 - 40-х годов XX в., он продолжал упорствовать, не боясь дискредитировать Генеральную Прокуратуру, Высший Судебный орган.
  
Подобная деятельность носит откровенно кощунственный характер и направлена против Церкви, т.к. обретением мощей святых ведает только Церковь и никто, кроме нее. Недопустимо глумиться над чувствами верующих, почитателей святых Царственных мучеников. Современная нравственная деградация общества и его духовное одичание являются следствием страшных нераскаянных грехов, и выступления против веры и Церкви могут еще более усилить эти грехи.
  
Что касается навязчивых утверждений следователя В.Н. Соловьева о подлинности «екатеринбургских останков», то приведем мнение на этот счет доктора юридических наук профессора А.И. Бастрыкина, являющегося ныне председателем Следственного комитета России. Еще в апреле 1998 года он выступил на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» в Царском Селе с докладом «Процессуально-криминалистический анализ материалов, связанных с обнаружением и исследованием захоронения неизвестных лиц, обнаруженного в 1991 г. в окрестностях г. Екатеринбурга».
  
Конференция, собравшая крупных экспертов из России, США, Великобритании, была одной из последних попыток общественности остановить безумное провокационное захоронение в императорской усыпальнице Петропавловского собора в Петербурге "екатеринбургских останков". Профессор А.И.Бастрыкин подверг безжалостной критике результаты следствия, проведенного следователем Генпрокуратуры В.Н.Соловьевым, не оставив камня на камне от аргументов Соловьева. Судя по всему, Александр Иванович и сейчас не изменил своего отношения к следствию 1990-х годов.
   
В разделе «Правовая оценка решения Правительственной Комиссии» доклада А.И. Бастрыкина говорится:

  
1. Прежде всего, вызывает сомнения компетентность Комиссии, может ли она в данном составе рассматривать вопросы такой сложности? Из 23 человек членов Комиссии - 12 являются чиновниками различных государственных ведомств, по-видимому не обладающими специальными познаниями и квалификацией, необходимыми для разрешения вопросов, рассматриваемых Комиссией. Обращает на себя внимание и отсутствие в составе Комиссии представителей юридической науки и практики.
  
2. Непонятно, что означает термин "протокольное решение" Комиссии, чем оно отличается от обычного решения, которое должно быть принято по итогам заседания Комиссии.
  
3. Недопустимо лаконично, без должной характеристики и анализа составлена описательная часть решения. Политическая, историческая и правовая значимость рассматриваемого вопроса, безусловно, предполагает подготовку глубокой и развернутой характеристики процесса и результатов научного и правового исследования проблем, для рассмотрения которых была создана данная Правительственная Комиссия.
  
4. В пунктах 2 и 3 принятого решения Комиссия явно вышла за пределы своей компетенции.
 
Конституция Российской Федерации (ст.ст. 118, 120), уголовно-процессуальное законодательство (ст.ст. 13, 16 УПК РФ), закрепляя принципы осуществления правосудия только судом и независимость судей и подчинения их только закону, а также процессуальную самостоятельность следователя и его подчинение по расследуемым им делам только органом прокуратуры и суда (ст.ст. 127,220-2), не допускает какого-либо вмешательства любых государственных органов и должностных лиц в принятие решений по уголовным делам, находящимся в производстве следователя и суда.
  
Исходя из вышеизложенного, при наличии возбужденного уголовного дела, расследование по которому проводится следователем и еще не закончено, Комиссия не могла давать официальную оценку степени доказанности фактов, являющихся предметом уголовно-процессуального расследования. Такую правовую оценку может делать либо суд, куда после завершения расследования, по общему правилу, направляются уголовные дела, расследование по которым закончено, либо следователь, с согласия прокурора, если уголовное дело прекращается следователем и в суд не направляется.
  
По той же причине Комиссия не могла решать второй правовой вопрос - о принадлежности останков девяти человек из группового захоронения членам Царской Семьи и лицам из Их окружения. Данный вопрос входит в предмет доказывания по расследуемому уголовному делу, носит правовой характер, и его решение относится к исключительной компетенции следователя и суда. Поэтому для того, чтобы решение Правительственной Комиссии в этой части имело легитимный характер, оно должно основываться на выводах предварительного следствия и суда, которые к моменту принятия решения отсутствовали.
  
5. Комиссия также вышла за пределы своей компетенции, приняв решение о возможности захоронения останков лиц, обнаруженных под Екатеринбургом до окончания предварительного следствия и принятия правового решения по делу. Указанные останки представляют собой вещественные доказательства по уголовному делу, и их судьба в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства (ст. ст. 83-86 УПК РФ) должна быть решена в приговоре или в определении о прекращении дела судом или следователем. Такого решения на момент заседания Правительственной Комиссии вышеуказанные правоохранительные органы не приняли.
  
6. С учетом вышеизложенного предметом рассмотрения Правительственной Комиссии могли быть не различного рода справки, не имеющие юридического значения, а документы, отражающие официальные результаты завершенного предварительного расследования или судебного рассмотрения дела, т.е. постановление следователя, приговор или определение суда.
  
7. Какое решение вправе была принять Правительственная Комиссия?
  
Рассмотрев вышеуказанные документы предварительного следствия или суда, Правительственная Комиссия могла принять их только к сведению. А решение о месте захоронения могла принять только при условии, что обнаруженные под Екатеринбургом останки процессуальным решением следователя или приговором суда признаны останками, принадлежащими Семье Романовых и лицам из Их окружения. В силу вышеизложенных обстоятельств рассматриваемое решение Правительственной Комиссии не может быть признано правомерным и подлежит пересмотру.
   
Далее в разделе «Правовой анализ справки о результатах экспертного исследования костных останков из места захоронения, обнаруженного под Екатеринбургом 11-13 июля 1991 года» А.И. Бастрыкин констатирует:

  
В справке указывается, что осенью 1992 года представилось возможным провести молекулярно-генетические идентификационные исследования. Они позволили установить, как указывается в справке, с достоверностью не менее 99 процентов, что пять конкретных скелетов из девяти исследуемых являются останками членов семьи Романовых - отца, матери и трех их дочерей.

Это - действительно высокий процент, но для установления индивидуального тождества как неоспоримого судебного доказательства он, тем не менее, является недостаточным. Сложившаяся судебная практика не воспринимает вероятные заключения экспертов как бесспорное доказательство индивидуальной идентификации. На это неоднократно обращалось внимание в постановлениях высших судебных инстанций.
  
Столь же критической оценке подлежат результаты пластической реконструкции, выполненные в 1995 году С.А.Никитиным. Реконструкция внешнего облика человека, выполненная по методу профессора М.М.Герасимова, не признается судебными органами как доказательство индивидуальной идентификации без подтверждения иными доказательствами по делу. В следственной и судебной практике имели место ошибочные выводы по выполненным пластическим реконструкциям по методу М.М.Герасимова.
  
Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации. Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов.
  
Это означает, что заключение комиссии судебных экспертов может восприниматься как доказательство по рассматриваемому делу лишь при условии, что это заключение найдет подтверждение иными доказательствами, собранными в процессе предварительного расследования. А эти иные доказательства, как видно из изученных нами материалов, являются немногочисленными и весьма противоречивыми.
   
В разделе «Оценка собранных по делу доказательств», в частности, говорится:

  
Собранные по рассматриваемому делу доказательства отличаются немногочисленностью, односторонностью и противоречивостью.
  
Следователь Генеральной прокуратуры В.Н.Соловьев ограничился в основном доказательствами, собранными в свое время судебным следователем Н.А.Соколовым, изучением архивных материалов и производством судебных экспертиз. К сожалению, им не выполнен возможный комплекс следственных действий, направленных как на подтверждение воспринятой им версии, что обнаруженные останки принадлежат членам Царской Семьи и лицам из Ее окружения, так и на обоснованное исключение версии судебного следователя Н.А.Соколова, полагавшего, что тела членов Царской Семьи и Их слуг были расчленены и уничтожены путем сожжения в урочище Четырех Братьев.
  
Собранные следователем В.Н.Соловьевым доказательства отличаются односторонностью, поскольку в процессе расследования следователем воспринимались и фиксировались только те доказательства, которые укладывались в единственную версию, которая и составила основу расследования. Иные возможные теории, в частности, версия о том, что в обнаруженном захоронении могли находиться останки других лиц, следователем Генеральной прокуратуры, как уже отмечалось, не выдвигались и, соответственно, доказательства по ним не собирались.
  
В результате, имеющиеся по делу доказательства характеризуются крайней противоречивостью. Это проявляется в том, что имеются не устраненные серьезные противоречия: в воспоминаниях у частников расстрела и захоронения Царской Семьи, между этими воспоминаниями и выводами судебного следователя Н.А.Соколова, между доказательствами, собранными следователем В.Н.Соловьевым и выводами судебного следователя Н.А.Соколова и, наконец, между доказательствами, собранными в процессе нынешнего расследования. Эти противоречия касаются основных элементов предмета доказывания по уголовному делу: главные участники расследуемых событий дают различные показания относительно времени расстрела Царской Семьи, роли каждого из них в этой акции, конкретного механизма совершенного преступления, способа уничтожения и захоронения тел погибших.
  
Это - существенные противоречия, без устранения которых, нельзя утверждать, что расследование по делу проведено объективно и всесторонне. В руководящих разъяснениях высших судебных инстанций неоднократно указывалось, что в процессе расследования, подлежат тщательной проверке все возможные версии об обстоятельствах преступления и виновных лицах, и обвинительное заключение и приговор суда не могут основываться на противоречивых доказательствах, касающихся существенных доказательств дела.
   
Доклад завершается разделом «Предложения об основных направлениях дополнительного расследования», где отмечается:

  
Все вышеизложенное позволяет утверждать, что обстоятельства, связанные с обнаружением останков неизвестных лиц в окрестностях Екатеринбурга нуждаются в дополнительной проверке путем производства дополнительного расследования.
  
Основными направлениями этого дополнительного расследования должны являться: выдвижение и проверка всех возможных версий об обстоятельствах гибели и захоронения группы лиц, обнаруженных под Екатеринбургом, проведение дополнительных экспертных исследований, в том числе использование возможностей исторической экспертизы, направленных на бесспорную идентификацию погибших, и комплекс собственно следственных действий, направленных на устранение вышеуказанных противоречий в системе доказательств и на устранение объективной истины по делу.
  
По нашему мнению, указанный комплекс следственных действий должен обязательно включать в себя: комплексную ситуационную экспертизу, направленную на реконструкцию обстоятельств расстрела и захоронения и версию следователя Н.А.Соколова о маршруте перевозки, способе уничтожения и захоронения расстрелянных, тщательной повторный осмотр урочища Четырех Братьев, где, по версии Н.А.Соколова, были уничтожены тела погибших.
  
Отдельный комплекс следственных действий должен быть направлен на проверку версии о том, что под Екатеринбургом были захоронены другие лица, не имеющие отношения к Семье Романовых и Их окружению.

Аналитический отдел РВ

http://www.rv.ru/content.php3?id=8919




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме