Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Зеленецкие прихожане

Евгений  Суворов, Вера-Эском

15.03.2011


построили свой храм без богатых спонсоров, с помощью «именных» брёвен …

Как храм за лето поднять

Всего год не был я в Зеленце. Старинное коми село на левом берегу Вычегды, расположенное в сорока километрах от Сыктывкара, разрослось - здесь проживает ныне 3,5 тысячи человек. А когда недавно приехал на воскресную службу, то порадовался за здешних прихожан. Рядом с крохотной временной часовенкой за одно лето выросла большая церковь. Делюсь своим удивлением с настоятелем о. Борисом Белогубом.

Отец Борис Белогуб за литургиейОтец Борис Белогуб
Отец Борис Белогуб за литургией

- Да, такое небольшое чудо Господь для нас совершил, - соглашается батюшка, - послал нам хороших строителей. За одно лето подняли храм. Осталось барабаны с куполами и крестами установить, крышу металлом закрыть, коммуникации подвести, а потом можно и за внутреннюю отделку взяться. Денег, конечно, много потребуется. За одну газовую трубу, чтобы её на 30 метров провести, нужно 150 тысяч. Без Божьей помощи ничего не сделаем.

- А кто жертвует на строительство? - спрашиваю батюшку.

- Сами сельчане. У нас была объявлена акция «Именной брус». Каждый - по тысяче рублей. Кто на один, кто на два или три бруса жертвовал. Почти все брусья от фундамента до крыши подписаны именами жертвователей.

Помню, когда пять лет назад я был на службе в Богоявленской часовенке, тогда только что построенной, прихожан стояло - раз-два и обчёлся: три сестры из Эжвы, поющие на клиросе, да несколько местных пожилых женщин. А сейчас людей много. Вот молодые родители принесли на причастие детишек, держат на руках. И так отрадно смотреть на них.

Богоявленская часовня на фоне строящегося храмаБогоявленская часовня
Богоявленская часовня на фоне строящегося храма

В часовне алтаря, как и положено, нет. Вплотную к задней стенке, служащей одновременно иконостасом, стоит престол. Батюшка во время службы у всех на виду. Видно, как он готовится к причастию, как потом, попросив у всех прощения, с благоговением причащается. Даже от входа до него не больше трёх метров. И эта близость священника создаёт ту удивительную молитвенную атмосферу единения, за которую так любят храмик прихожане.

- Нам здесь очень нравится, - говорит регент Зоя Вячеславовна Крюкова. - Каждого воскресенья ждём как праздника. Такое уединение - как в монастыре.

После службы староста храма Елена Квирам рассказывает мне об истории прихода:

- Первое собрание, с эжвинским священником отцом Владимиром Дунайчиком и главой нашего поселения Петром Васильевичем Хоробрыха, прошло ещё в 1995 году. В 96-м мы зарегистрировали общину в Минюсте, а дальше - многолетнее затишье. Батюшки, конечно, приезжали, служили, но от случая к случаю. Нам выделяли комнаты для богослужений то в детском центре, то в доме престарелых. Лишь через несколько лет, когда к нам назначили отца Бориса Белогуба, службы стали совершаться регулярно. И опять мы задумались о строительстве храма. Начали с часовенки. 1 июля 2007 года прошло в ней первое богослужение, и по сегодняшний день, пока большой храм не готов, мы молимся здесь.

- Ну, а какие события у вас ещё случаются? - спрашиваю Елену.

Проект будущего храма Богоявления ГосподняПроект будущего храма Богоявления Господня
Проект будущего храма Богоявления Господня

- Через наш храм ежегодно проходит крестный ход, посвящённый Устьвымским святителям Герасиму, Питириму и Ионе. Крестоходцы идут из Сыктывкара в село Усть-Вымь. Этим летом в первый раз они останавливались на ночлег. Мы готовим трапезу, всех кормим.

В мае прошлого года владыка Питирим освятил нашу стройку. Ещё мы облагородили старинный источник около разрушенной Богоявленской церкви, сделали навес, и сейчас туда многие ходят за водой.

Седьмой год подряд 31 января проводим благотворительный концерт духовной музыки, деньги от которого идут на строительство храма. Цена билета 50 рублей, но кто-то и 200, и 300 рублей даёт. В этом году 11 тысяч собрали.

Одна из старейших прихожанок - уроженка Зеленца 71-летняя Галина Степановна Изъюрова. Это маленькая благообразная старушка; после причастия лицо её сияет. Пытаюсь расспросить Галину Степановну о её жизни, и она охотно делится воспоминаниями.

- У моей бабушки с дедушкой в Койтыбоже (это ближайшая деревня от Зеленца. - Прим. автора) большой дом рядом с часовней стоял. Мы часто жили у них. Нам рассказывали, что часовня эта была построена без единого гвоздя. Мама вспоминала, как они там справляли церковные праздники. Сперва полы мыли и всё чистили, а потом всей деревней шли молиться. Я застала время, когда в часовне был уже склад комбикорма. Часовенка эта и до сих пор стоит, но из-за того что никому до неё нет дела, потихоньку разваливается.

- Отец у нас с войны пришёл инвалидом, через год умер, - рассказывает дальше старушка. - Остались мы, трое детей, сиротами. После закрытия нашего Богоявленского храма в Зеленце мои бабушки и мама постоянно ездили в Кочпон на богослужения. И меня с собой брали. Помню, как на пароходе приплывали в город на пристань, потом поднимались по высокой лестнице в гору и ещё пешком пять километров шли до кочпонского храма. В детстве я постоянно ездила или с мамой, или с бабушками на богослужения. Помню, как вологодского архиерея встречали... А после смерти мужа, в 39 лет, я впервые пошла исповедоваться. Никогда этого не забуду. Так после долгого перерыва я стала постоянно ходить в храм.

Галина Степановна выполняет различные послушания по храму. Прибирается, стоит в церковной лавочке, принимает записки, продаёт свечи. И каждое такое дело она воспринимает как Господне благословение. Старушка давно живёт только одним Богом. После смерти мужа она так и не создала новой семьи.

Две сестры

- А вы с Павлой Степановной поговорите, - советуют мне прихожане. - У неё иконы дома мироточат...

Павла Степановна Потехина - певчая.

Павла Степановна ПотехинаПавла Степановна Потехина
Павла Степановна Потехина

- Пять лет назад большая икона Божьей Матери «Умиление» у нас замироточила, - рассказывает она. - Потом - маленькая иконка мученицы Юлии. Она до сих пор мироточит. А сейчас ещё - образ Устьвымских святителей Герасима, Питирима и Ионы, от него исходит чудесное благоухание.

- К чему бы это? Может, к скорбям? - предполагаю я.

- Да нет, никаких скорбей не было. Я тоже поначалу боялась, что скорби пойдут. Но всё хорошо.

- Может, к вере вы не так давно обратились? - пытаюсь я понять значение произошедшего, ведь чудеса часто случаются с новоначальными.

- Мы, семеро детей, постоянно молились. Семья верующей была. Со всей деревни к нам домой люди приходили молиться на все церковные праздники. Как праздник, так мама просит нас звать односельчан на молитву. И вот мы бегаем по домам, лазим по сугробам, созываем всех. Мама наша старостой была, постоянно молилась. Все дети верующими выросли. Моя сестра Василиса 12 лет назад вернулась на родину и построила храм в Пакалях. Сейчас постоянно живёт при храме.

- Как это она решилась на такое дело?

Василиса Степановна ПотехинаВасилиса Степановна Потехина
Василиса Степановна Потехина

- Василиса была в паломничестве в Усть-Вымском монастыре. И прямо в обители ей был женский голос - как она говорит, святой Ксении Петербургской, велевший ей ехать в деревню и строить там храм. И уже через месяц сестра уехала, продав здесь всё своё имущество.

- А почему она думает, что это был голос Ксении?

- Я даже не знаю. Маму у нас Ксенией звали - может, поэтому. Вот один случай. После смерти мама мне никогда не снилась, и я за неё не молилась и не подавала милостыни. Как-то я задумала одно не очень хорошее дело. Даже не могу сказать какое, потому что и до сих пор стыдно за свои мысли. И в эту же ночь снится мне мама. «Доченька, - говорит, - что это ты такое задумала? Не делай этого. Ты лучше подай за меня милостыню, а то я совсем голодная». С тех пор я стала за неё молиться и милостыню подавать.

На обратном пути из Зеленца я заехал на квартиру Павлы Степановны - утолить своё любопытство и посмотреть на мироточивые иконы. Оказались они самыми обыкновенными - картонными и бумажными. Действительно, на них видны застывшие прозрачные капельки, которые благоухают.

Иконок у Павлы Степановны много, дома чистота и порядок. Уже много лет после смерти мужа она живёт одна. Сидим с ней за кухонным столом, пьём чай.

- К Богу я снова обратилась, когда уже взрослой стала, - говорит хозяйка. - И все молитвы сразу вспомнила. И 50-й псалом - «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей», и многие другие молитвы и каноны. Я все их наизусть в детстве знала, а тут сразу всплыли в памяти. Сейчас вот в Зеленец ездим с сёстрами петь на клиросе - слава Богу, это такое счастье!

- Ещё я в крестные ходы постоянно хожу, - продолжает рассказ Павла Степановна. - Господь за это посылает Свои милости. Три раза участвовала в вятском крестном ходе «К пламенным младенцам». Нынче лето такое жаркое было, что всё вокруг высохло. Обычно там 20 километров по болоту идти надо, кругом сыро, лужи, а тут - даже места не узнать! - сухо, один песок с камешками. А мы, как обычно, в резиновых сапогах, и я ноги сильно натёрла. Приклеила на обе ноги лейкопластырь. За пять километров до конца хода пошла к медсестре на перевязку. С левой ноги лейкопластырь сама сняла, а с правой побоялась, потому что там большая мозоль. Но сестра его резко сдёрнула, так что с кожей отодрала. Я от боли закричала. Она говорит: «У тебя там открытая рана, я тебя с крестного хода снимаю».

- Разрешите хоть с километр ещё пройти, - умоляю медсестру. - Если не смогу идти, то я сама в машину сяду.

После этого ещё три километра прошла - вроде у меня ничего не болит. Встала в очередь на перевязку. А к тому времени уже много людей с похожими проблемами к медсестре выстроилось. Та закрутилась, мельком глянула на мои ноги: «У вас никаких мозолей, что вы ко мне пришли?» Такое вот чудо было.

А перед первым крестным ходом у меня вообще нога сильно болела - воспалилась из-за тромбофлебита. На больничный вышла, лечилась, даже не могла ходить. Врач запретила мне идти в путь. Говорит: «Ты хочешь, чтобы тебе ногу отрезали? Не ходи!» Но я очень сильно молилась Господу, и Господь помог. Перед крестным ходом мне стало полегче, я на свой страх и риск отправилась в Вятку. Воспалённая нога у меня обычно гораздо толще другой, я её постоянно перевязываю бинтами. И вот через пять километров хода на первой остановке стала перебинтовывать ногу. Смотрю - а она у меня стала такой же, как здоровая. Не верю глазам: как такое может быть? И во время всего хода нога не болела. А ведь идти надо три дня - каждый день с утра до позднего вечера, по многу километров. После хода приехала домой, и нога моя стала такой же, как и была до болезни. И подобные происшествия во время крестных ходов случаются нередко.

* * *

После поездки в Зеленец я созвонился с внучкой последнего священника Богоявленской зеленецкой церкви о. Стефана Попова - сыктывкарским краеведом А. Г. Малыхиной. Анна Георгиевна знает, наверное, всё о более чем 400-летней истории Зеленца и зеленецкого прихода. После чудесного явления иконы каменный храм здесь был назван в честь Богоявления Господня, а село на протяжении многих лет называлось Богоявленском, являясь центром Богоявленской волости. Сама Анна Георгиевна долгие годы жила в Зеленце в доме своего деда - последнего священника храма отца Стефана Попова. Эту избу он выкупил у одного крестьянина, уже после того как его вместе с семьёй коммунисты выгнали из священнического дома. Я поинтересовался у внучки о. Стефана последними новостями о судьбе её деда.

- Да какие новости? - задумывается Анна Георгиевна. - Крест вот на его могиле новый поставили, ещё один Поклонный крест установили около старого храма, где он служил. Отец Александр Никитенко оба креста освятил и отслужил панихиду. Каждый год на Троицу всей семьёй приезжаем на могилку деда, прибираемся, поминаем его. Он умер в 1945 году, а после него у нас в одной ограде уже пять поколений родственников похоронено. Там и бабушка, и почти все их дети.

Навещаем также могилу псаломщика Аврамова Николая Алексеевича, который пел в кремлёвском царском хоре в Москве, где проходил воинскую службу, - было это, конечно, ещё до революции. Он тоже наш родственник, потому что его дочка вышла замуж за моего брата. Когда им не разрешали работать и не было никаких средств к существованию, Николай Алексеевич домик в тайге за рекой на Койтовских озёрах поставил, где постоянно молился Богу и рыбу ловил. Этим и кормилась вся их большая семья. Умер он в 1964 году, когда ему было за 80 лет. Похоронен рядом с моим дедом.

А дьякона Николая Виссарионовича Толстикова в 30-х годах арестовали, и он пропал без вести. Отец Стефан тоже пострадал - за проповедь, в которой возмущался тем, что комсомольцы в христианские праздники устраивают свои антирелигиозные сборища. Его посадили в Нижнечовскую тюрьму, где он провёл 1925-1927 годы.

Рядом с Богоявленской церковью был похоронен наш прадед. Только вот когда храм закрыли в советское время, на том месте построили посёлок для ссыльных немцев. Церковное кладбище уничтожили, но долго ещё, копая землю, находили останки священников прямо в облачении.

- Хочется, чтобы в Зеленце поскорей был построен новый храм и все сельчане, как и в прежние века, обращались за помощью к Богу. Ведь место это не только намолено предками, но и хранимо останками исповедников веры, - сказала в заключение Анна Георгиевна..

Евгений СУВОРОВ
Фото автора

Желающим помочь в строительстве Богоявленской зеленецкой церкви сообщаем адрес старосты:

168200, Республика Коми, Сыктывдинский р-н, с. Зеленец, д. 21 кв. 98. Квирам Елене Эмануиловне.

Телефон 89042398321.

http://www.rusvera.mrezha.ru/630/7.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме