Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Славянский раскол

Александр  Бельчук, Столетие.Ru

03.03.2011


Россия, Украина и Белоруссия в поисках взаимопонимания …

После ухода с постов президента и премьер-министра страны В. Ющенко и Ю. Тимошенко отношения между Украиной и Россией существенно улучшились. Однако в какой мере это улучшение устойчиво и как далеко оно «прорастёт» в ткань российско-украинских отношений? Российско-белорусские отношения в прошлом году, в отличие от российско-украинских, существенно ухудшились. Что же дальше?

«Отрезанный ломоть»

Не приведёт ли приход каких-либо новых лидеров к власти на Украине - а со временем это неизбежно - к новым принципиальным откатам в политике, к возвращению эпохи Ющенко?

Конечно, какие-то колебания в российско-украинских отношениях неизбежны, но, на наш взгляд, возврат к эпохе Ющенко маловероятен. Яростное отторжение России в тот период было отражением борьбы большинства украинской элиты за утверждение собственной независимости, выражало её страх перед гипотетической российской экспансией. Поневоле приходилось учитывать глубинные связи между русскими и большинством украинцев - близких друг другу по языку, культуре и мироощущению людей, привыкших в рамках единого государства жить рядом в течение многих столетий. Любая национальная элита крайне редко стремится внедрить себя в другое государство или объединиться с ним, если даже это сулит повышение жизненного уровня населения. Она не без основания опасается потерять свои естественные преимущества, которые она имеет в рамках национального государства. Исключения есть, но их не так много. После татаро-монгольского нашествия XIII в. Украина фактически не имела собственной государственности, если не считать короткого периода в 1918 г. Нужно было «привыкнуть» жить самостоятельно.

Складывается впечатление, что за прошедшие два десятилетия Украина к самостоятельности «привыкла», «научилась» жить как независимое государство, и украинская элита утратила свой инстинктивный страх потерять приобретённое достояние.

Этому способствовало и то, что Россия за это время доказала своё уважение к украинской «незалежности».

Существует и ещё одно обстоятельство. В последнее время стремление побыстрее «войти в Европу» (а это казалось кратчайшим путём к развитию и зажиточности) несколько потеряло свою привлекательность для украинского населения. Надо сказать, что Европа, прежде всего, её западная часть давно воспринималась большинством украинцев как образец высокого уровня социально-экономического развития и политической демократии. Защитниками европейского пути Украины он противопоставлялся отсталому, недемократичному, авторитарному российскому образцу, Востоку в целом. По их утверждениям, присоединение Украины к России затормозило развитие Украины. И вот, мол, сейчас выпал шанс исправить эту историческую несправедливость. Результаты обещались быстрые. Причём «вхождение в Европу» мыслилось в категориях борьбы с Россией, своеобразного повторения польского варианта.

Нельзя сказать, что привлекательность европейской ориентации для значительной части украинского населения сошла на нет. Просто она стала не такой очевидной. Причин тому несколько. Непосредственной целью украинского руководства было вступление в Европейский Союз. Однако выяснилось, что Украину в Европейском Союзе никто особо не ждёт, за исключением, может быть, Польши, главного адвоката Украины в ЕС, и Великобритании. Украина - достаточно крупная страна, далеко не передовая по своему уровню развития, а значит, претендент на значительные субсидии со стороны стран-доноров. Следовательно, ни страны-доноры, ни страны - получатели помощи (число которых существенно выросло в результате последнего расширения ЕС) не заинтересованы в появлении нового крупного претендента на соответствующие фонды Союза.

И самое главное - большинство европейцев считает Украину «не совсем Европой». Она для них «полу-Европа, полу-Азия».

Украине ещё долго нужно «перевоспитываться», по мнению большинства европейцев, чтобы соответствовать критериям принятия в ЕС. К тому же Украина, повторяем, достаточно большая страна по численности населения и величине территории. Её появление в Сообществе повлекло бы за собой дальнейшее размывание первоначального исторического ядра ЕС.

Поэтому в Брюсселе было принято решение о прекращении в обозримом будущем расширения организации. Как будут развиваться события, прогнозировать трудно, но, в любом случае, для Украины это означает отсрочку вступления в ЕС на неопределённое время.

Есть и ещё одно важное обстоятельство. Вхождение в ЕС стран Центральной и Восточной Европы показало, что это отнюдь не «манна небесная» для новых членов организации. Помощь, конечно, оказывалась, но не в требуемых размерах и формах. Зато появились и проблемы: прежде всего, разорение многих местных предприятий, не выдержавших конкуренции со стороны более развитых европейских партнёров, захват ими командных позиций в экономике новых членов ЕС, необходимость подчиняться «диктату брюссельских бюрократов», что нередко влекло за собой неприятные последствия. Поэтому энтузиазм среди «новообращённых» серьёзно поубавился, что не могло не сказаться и на украинских настроениях.

Конечно, это не означает, что в тех слоях украинского общества и руководства, которые выбрали европейский вектор развития, произошёл поворот в сторону сотрудничества с Россией. «Европейский выбор» сохранился, но он не стал столь безусловным и антироссийским, как раньше.

С этой точки зрения, весьма примечательна статья С. Тигипко, вице-премьера украинского правительства, лидера партии «Сильная Украина». Статья была опубликована в журнале «Свободная мысль» (№ 9 за 2010 г.) и, на наш взгляд, она, в достаточной степени, отражает настроения влиятельных кругов украинского руководства и значительной части общества.

С. Тигипко пишет о том, что европейский выбор Украины остался неизменным, только изменил свою антироссийскую направленность времён Ющенко.

Тигипко предлагает Москве рассматривать Украину чуть ли не как проводника России в «европейский стан», поскольку Европа более привлекательна для Украины, с точки зрения уровня жизни населения и политической демократии. Одним словом, это скрытое обращение к России: дескать, и не надейтесь на фундаментальные перемены в этой области. Но, что характерно, изложенная позиция определяется уже не опасениями поглощения Украины Россией, а выбором, где «сытнее и безопаснее».

По нашему мнению, следует согласиться с С. Тигипко, что сейчас вряд ли найдётся много желающих объединиться в какой-либо форме с Россией в её нынешнем состоянии, и что Европа выглядит куда привлекательнее и в плане исторических параллелей. Это касается не только Украины, но и Белоруссии, и многих других. Исключением могут быть те страны, где социально-экономическое положение хуже, чем в России. Таких тоже хватает. Все хотят объединяться с богатыми, сильными и демократичными, а не с бедными, слабыми и авторитарными.

Однако С. Тигипко игнорирует один, на наш взгляд, очень важный фактор - цивилизационно-культурную принадлежность страны, что нередко может сыграть решающую роль в выборе пути и союзников. Россия и большая часть Украины относятся к единому ареалу поствизантийской православной цивилизации. Нас объединяет культурная и языковая близость, длительное совместное проживание и совместная история, смешанное население, смешанные браки и т.п. Русские и украинцы - это как близкие родственники. Конечно, и родственные отношения могут быть сложными. Ведь и библейский Каин убил своего родного брата Авеля. Но сегодня родственники, например, в ссоре, а завтра, глядишь, и помирятся... Культурно-цивилизационный фактор, как это делает Тигипко, игнорировать всё же нельзя.

Однако всё, изложенное выше, относится не ко всей Украине, а только к её восточной и южной части. Западная Украина и частично центр страны относятся к ареалу европейской цивилизации по своей религии (униатство), истории и, в меньшей степени, культуре. Здесь следует искать причины отрицательного отношения к России, в какой бы роли она не выступала.

Поэтому А. Тойнби, главный идеолог и историк цивилизационного пути развития человечества, рассматривал Украину как «расколотую цивилизацию», предрекая её распад на две части по линии цивилизационного разлома.

Такой вариант, по-видимому, не исключён.

Подводя итоги этим размышлениям, можно сделать ряд выводов относительно вероятного развития российско- украинских отношений:

  • Западная Украина, в любом случае, будет активно противодействовать серьёзному сближению с Россией.
  • Позиция населения восточных, южных и частично центральных регионов страны будет гораздо более благоприятной для России, тем не менее, на неё будут сильно влиять результаты социально- экономического развития России, её привлекательность с точки зрения стран-соседей.
  • Российской правящей элите необходимо окончательно понять, что Украина - «отрезанный ломоть». Украинцы, при любом варианте, не откажутся от полного суверенитета и будут «поглядывать на Европу». Однако, в случае истинно доброжелательной, добрососедской политики России по отношению к Украине, можно будет оказать сильное позитивное воздействие на формирование двусторонних отношений.

Белорусская модель

В отношениях Москвы и Минска, в дополнение к обычным спорам вокруг стоимости российского газа и нефти для Белоруссии, возникли осложнения по линии Таможенного Союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном, допуска некоторых белорусских товаров на российский рынок (в частности, молока, молочных продуктов и сахара), отношений в рамках ОДКБ, а также отказа от официального признания Белоруссией Абхазии и Южной Осетии. Чтобы снизить зависимость белорусской экономики от поставок российской нефти и газа, руководство Белоруссии предприняло активные усилия по частичному переключению на другие источники снабжения и сумело добиться здесь определённых успехов. Так, в 2010 г. Белоруссия получила из Венесуэлы свыше 8 млн. тонн нефти, почти 40% от всех её потребностей. Для доставки нефти использовался нефтепровод Одесса - Броды, через Украину, и железнодорожный транспорт, через страны Балтии.

В противовес российскому влиянию Белоруссия попыталась улучшить отношения, прежде всего, с Китаем и Западной Европой. Она получила многомиллиардные кредиты от Китая, международных финансовых организаций и частных корпораций, в основном, западноевропейских.

Летом 2010 г. ряд российских СМИ, прежде всего, ведущие телевизионные каналы, вылили на белорусского президента А. Лукашенко буквально ушаты помоев. Характер и тон публикаций был таким, какого российские СМИ не допускали даже в отношении президента Грузии. Согласованность и агрессивность атак российских СМИ явно свидетельствовали о том, что всё это было сделано не без ведома, а скорее всего, по заказу руководства России.

Возникает вопрос: зачем это было сделано? Нельзя же предположить, что очевидная личная неприязнь к А. Лукашенко со стороны российского двуумвирата стала главной причиной этих действий. Времена, когда какой-нибудь король или князь, обидевшись, мог начать войну или предпринять что-то в этом роде, давно закончились. Конечно, стремление «наказать Лукашенко за строптивость», за создание оригинальной (и, кстати сказать, более эффективной, чем в России) социально- экономической модели развития, безусловно, присутствует, но это уже не эмоции, а реальная политика.

Вряд ли у российского руководства был расчёт и на проигрыш А. Лукашенко в предстоящих тогда выборах или на приход белорусской оппозиции к власти в результате какого- либо варианта «цветной революции». Уж слишком слаба белорусская оппозиция (несмотря на всю иностранную поддержку) и слишком широка популярность А. Лукашенко в народе. Если бы такие надежды были (во что я не верю), то это свидетельствовало бы о плохой информированности российского руководства о ситуации Белоруссии. Зачем же в таких условиях оскорблять президента страны, который останется на своём посту ещё минимум четыре года, а сама страна очень важна для России по геополитическим соображениям?

У меня остаётся только одно рациональное объяснение такой внешне нерациональной российской политике: стремление максимально дискредитировать имидж Лукашенко и притягательность белорусской модели развития среди российского населения.

Ведь у нас весьма распространены настроения в пользу «батьки» и того, что делается в Белоруссии. А это, по-видимому, рассматривается кое-кем в России как крайне нежелательное явление. Что касается Белоруссии, то «наезды» российских СМИ на А. Лукашенко (жителям Белоруссии доступны все основные российские телевизионные каналы) только способствовал росту его популярности уже потому, что большинство белорусов, даже тех, которые относятся к Лукашенко недоброжелательно, с раздражением воспринимало оскорбительную форму критики в его адрес. Но не Белоруссия, как нам кажется, была главным адресатом антилукашенковской кампании.

Критики Лукашенко - как западные, так, в особенности, российские, на наш взгляд, преследуют ещё одну важнейшую цель: перенести центр тяжести полемики вокруг Белоруссии на аспекты политической системы в стране - авторитарность президента, преследование оппозиции и т.п., что действительно имеет место, хотя характеризовать этот режим как полицейский было бы явным преувеличением. Тем самым сопоставление реальных результатов социально-экономического развития Белоруссии и России стремятся увести в тень.

В самом деле, не вдаваясь в подробности, стоит вспомнить о некоторых достижениях «эпохи Лукашенко». В Белоруссии нет межнациональных столкновений, нет терактов, фактически ликвидирована оргпреступность, а общий уровень серьёзных преступлений, включая коррупцию, намного ниже, чем в России. В армии нет дедовщины; в стране чистота и порядок, хорошие дороги, развитая сеть социального обеспечения населения, минимальная безработица.

Объём промышленного производства почти в два раза превысил уровень 1990 г., в то время как в России он не достиг и 90%.

Душевое потребление мясо-молочных продуктов выше, чем в России, сельское хозяйство обеспечивает потребности страны в базисных видах продовольствия и что-то ещё остаётся для экспорта. В России, как известно, минимум 40% потребления продовольствия обеспечивается за счёт импорта. Собственное сельское хозяйство сильно подорвано. Структура экспорта состоит преимущественно из готовых изделий, а в самой России... Надо ли продолжать?

Попытки объяснить такие результаты «бескорыстной российской помощью», как это пытаются представить - явный перебор. Россия действительно оказывала существенную помощь Белоруссии (сейчас она резко сокращается), прежде всего, через льготные цены на нефть и газ, но почему тогда российские предприятия, которые платили за нефть и газ меньше, чем Белоруссия, демонстрируют гораздо худшие результаты? Если бы все эти факты были бы широко известны российскому населению, то его выбор «за или против Лукашенко», полагаю, был бы однозначным. Поэтому-то и стремятся избегать дискуссий по «больным» вопросам.

Как повлияют на российско-белорусские отношения результаты президентских выборов в Белоруссии и активная антилукашенковская кампания на Западе, развёрнутая по поводу «жестокого подавления оппозиции» в стране и принятие суровых мер против белорусских властей? Как ни парадоксально это звучит, но в обозримом будущем это может подтолкнуть Белоруссию поближе к России, несмотря на «кислосладкую» реакцию российского руководства на произошедшие события.

Для всех абсолютно, в Белоруссии и за её пределами, было ясно, что А. Лукашенко выиграет выборы и без какой-либо фальсификации результатов. В этих условиях перед белорусской оппозицией и не ставилась цель - победить на выборах. Нужно было организовать сразу после выборов многочисленную, шумную и агрессивную манифестацию в Минске против выдуманной «фальсификации» выборов, спровоцировав «жестокий режим Лукашенко» на решительное подавление протестов оппозиции. После этого «демократический Запад» должен был гневно заклеймить «режим Лукашенко» и потребовать решительных санкций против «последнего диктатора Европы».

Следует признать, что этот план в целом был успешно реализован. Как нам кажется, здесь А. Лукашенко больше проиграл, чем выиграл. Он недооценил организационные и финансовые возможности противника, хотя белорусские власти совершенно четко представляли себе план действий оппозиции. Президент, милиция и ОМОН проявили нетерпение и чрезмерную агрессивность. Следовало подождать, пока демонстранты полностью захватят Дом правительства, и действовать с ними «помягче», учитывая, что малейшие проявления жёсткости будут засняты и представлены «демократической мировой общественности» как доказательство полицейской сущности «режима Лукашенко».

Кстати, о попытке захвата демонстрантами Дома правительства западные и российские СМИ обычно не упоминают, говоря просто о демонстрации протеста.

Ведь, по закону, наказание за неразрешённую демонстрацию достаточно условное, а вот за попытку захвата правительственных зданий - может быть вполне серьёзным.

Как и положено, теперь Запад мечет против Лукашенко громы и молнии и принимает решения о санкциях. Учитывая высокую степень влияния правящих кругов на распространение информации на Западе, последствия для белорусских властей и лично для А. Лукашенко будут достаточно серьёзными, хотя и не критическими. Однако парадоксальным в данной ситуации является и то, что Запад, в достаточной степени, навредил себе самому.

В последние годы многие западные страны предпринимали большие усилия, чтобы вбить клин между Белоруссией и Россией, учитывая антилукашенковские действия российского руководства. Белоруссии предоставили значительные кредиты, в страну в существенных масштабах пришли западные компании, даже начали потихоньку «обхаживать» лично А. Лукашенко. И это приносило определённые плоды. Теперь им всё нужно начинать сначала, понимая, что шансы белорусской оппозиции на приход к власти в стране - мизерные. Конечно, прошедшие события объективно ограничили свободу манёвра для А. Лукашенко. Скорее всего, он вынужден будет умерить критику Кремля и согласиться с рядом требований российской стороны, если только «ненавистники Лукашенко» не окажутся настолько глупы, чтобы побудить российские власти присоединиться к западному хору ниспровергателей «последнего диктатора Европы». Тогда «батька» прореагирует соответствующим образом. Решимости ему не занимать, да и непростые события в угол его пока что не загнали. Так что, вполне можно ожидать в перспективе некоторого сближения между Белоруссией и Россией.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/slavanskij_raskol_2011-03-02.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме