Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Одиночество как ожидание

Юлия  Семенова, Православие и современность

01.03.2011

Одиночество - боль и беда непомерно разросшегося Я, замкнувшегося на себе самом. Даже само отношение к одиночеству как к проблеме выдает в нас людей, зацикленных на себе. Я почему-то уверена, что чувство одиночества было мало знакомо моей бабушке, которая в послевоенные годы одна воспитывала шестерых детей. Она, как и большинство пожилых людей, очень много рассказывала мне о себе. Рассказывала, как, возвратившись после работы домой, переступала порог и буквально валилась на пол от усталости; отлеживалась какое-то время, приходила в себя. Ну не могу я себе представить, чтобы чувство одиночества было для нее изматывающей душу бедой.

Мы же одиночеством порой заболеваем всерьез и надолго. Но почему?

В свете христианского отношения к жизни, к людям, к которому мы призваны стремиться, становится сначала чуть заметно, а потом кричаще очевидно, что корни нашего одиночества кроются в нас самих. Чаще всего - в нашей нездоровой любви к себе, в непомерном желании, чтобы нас любили и относились к нам с таким же трепетом и вниманием, как мы относимся сами к себе. А если окружающие эгоистичны в той же мере, что и мы? Тогда и выхода из такого вот ущербного, на самом деле, переживания одиночества не предвидится.

Но не ради ли нас Господь сошел на землю? И разве не к нам обращены Его слова: ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 20)? Или вот эти: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20)?

Христианство нас всех делает родными, людьми одной крови. Мы собираемся в одном храме, каждый из нас - малая частица Церкви, вместе мы приступаем к Чаше со Святыми Дарами. Нас, рассеянных чад Божиих, Христос собрал воедино. Церковь для нас тот дар, которым человеческое одиночество преодолевается. Все остальное зависит только от нас самих: воспользуемся мы этим даром или нет.

Мой совсем небольшой опыт жизни в Церкви - доказательство того, что в храме человек всегда не один. Разобщенность среди православных людей в Церкви, конечно, присутствует, но вряд ли мы будем ее переживать как драму личного характера. Я, например, навсегда запомнила свое первое Прощеное Воскресенье, Чин прощения. Шла служба, и в какой-то момент все в храме подались куда-то вперед. Я не могла разобраться, что происходит, и не понимала, что нужно делать конкретно мне. Храм был переполнен людьми, а я была почти у самого входа. Начала спрашивать кого-то из рядом стоящих людей, мне начали что-то отвечать, объяснять. И вдруг абсолютно незнакомая мне до этого прихожанка нашего храма взяла меня за руку, потянула за собой и сказала: «Пойдем, не бойся!». После этого случая появилась твердая уверенность, что в храме я всегда не одна, мы все тут немного родные, даже если совсем незнакомы.

Самое главное в тот момент, когда тебе подали руку,- не остаться «стоять» на том же месте навсегда, не продолжать ждать, что тебе всегда кто-то будет подавать руку. Тебе уже помогли, теперь и ты должен смотреть по сторонам, чтобы подать руку кому-то еще.

Ведь одиночество, как мне кажется,- это всегда ожидание. Ожидание, что кто-то сделает нам шаг навстречу, поймет, оценит, заметит, потратит на нас время и т.д. и т.п. Это чувство, все же возникающее - от излишне серьезного отношения к себе, своему состоянию, от привычки нянчиться с собой. Мы ждем от других людей того внимания, которое привыкли оказывать себе сами.

Но разве не нам говорит Христос в Евангелии: Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее (Лк. 9, 24). Значит, стремление и готовность не культивировать свое Я, не дрожать над ним, как над чем-то очень дорогим, а наоборот - забывать о нем, помня в первую очередь о Боге и ближнем, которого мы призваны любить,- должны стать определяющими в нашей жизни. Это кажется, конечно, странным. Ну как можно забыть о себе? В итоге же оказывается, что такое забывание приносит немало облегчения. Потому что, на самом деле, ни с кем нам не бывает так трудно, как с самими собой. И просто махнуть на себя рукой иногда очень полезно. Все мы знакомы с выражением «Не помнить себя от счастья», и все мы переживали подобные состояния. Но мы можем точно так же не помнить себя, когда заняты каким-то делом, когда поглощены заботой о ком-то или когда нам удалось вдруг сосредоточиться на молитве.

Чувство одиночества, как правило, прочно связано с ропотом на жизненные обстоятельства и неосознанным осуждением. По крайней мере, в моем случае это бывало именно так. Одиночеством, если мы его переживаем как проблему, нельзя быть довольными. И мы ропщем, часто даже не отдавая себе в этом отчета. А окружающие, которые, как нам кажется, отказываются нас замечать и любить, всегда будут в наших глазах далекими от идеала людьми, и осуждение тихонько приживется в нашем сердце.

Но если учиться жить без ропота на обстоятельства и перестать оценивать ближних с точки зрения «как они относятся ко мне», то и чувство одиночества незаметно уходит. Ведь оно очень субъективно и существует лишь как наше переживание.

Да и когда мы остаемся, как нам кажется, совсем одни - мы на самом деле оказываемся наедине с Богом. Просто для нас это испытание. Мы не привыкли быть с Богом один на один. В мире есть так много всего, к чему мы привязались. В ежедневной суете, в ежедневном общении с людьми нам проще, в этой стихии мы, как дома. Поэтому и стонет порой наша душа, нигде не обретающая покоя: ни в общении с людьми (которое не складывается так, как нам бы хотелось, как мы ожидаем), ни наедине с Богом. Святитель Николай Сербский писал об одиночестве следующее: «Одинок тот, кто не знает Бога, даже если имеет в друзьях полмира. ...Безо всего можно и без всех, только без Бога нельзя: вот о чем их свидетельство (пустынников), которое они, словно драгоценный капитал, оставили Церкви».

И действительно, как может быть одинок человек, непрестанно разговаривающий с Богом? Только для нас такой идеал очень далек, да и не хотим мы на самом деле стремиться к нему как к чему-то самому важному. Нам больше хочется более понятных земных благ. От того мы и одиноки. И только когда наша ущербная любовь к себе будет полностью вытеснена любовью к Богу и в Боге к ближнему, мы, наверное, и сможем избавиться от тоски одинокой души. Об этом и две главные заповеди: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим (Мф. 22, 37) и люби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 19, 19). Душа, живущая такой любовью, уже не помнит себя и не знает одиночества.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=56498&Itemid=4



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме