Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Великий и святой адмирал

Валерий  Ганичев, Русское Воскресение

25.02.2011


В этот день 1745 года у Волги в сельце Бурнаково на Ярославщине родился будущий великий русский флотоводец, адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков, святой праведный воин Русской Православной Церкви …

166 лет назад родился Фёдор Ушаков. Он был известен и славен в России как блестящий адмирал и стратег, создававший вместе с другими морскими начальниками славу русскому флоту. Но вот в XXI веке он вошёл в сознание миллионов как святой праведный воин. Храмы и часовни его имени вознеслись в Саранске, Анапе, Кронштадте, Новороссийске, славянской Черногории.

В Севастополе, его городе, где он был командующим Черноморским флотом, заложен храм святого адмирала. В Николаеве, где он несколько лет находился в должности старшего члена Черноморского Адмиралтейского правления, создано крепкое Ушаковское общество. Мэр объявил, что в городе будет построена церковь святого праведного адмирала.

Иконы с ликом святого Фёдора появились в храмах Москвы, С.-Петербурга, Архангельска, Владивостока, Таганрога. Новороссийска, Кубани, Украины, Болгарии, Греции. Фёдор Ушаков стал небесным покровителем российского флота и нашего воинства.

По некоему высшему знаку он пришёл к нам, к нашим морякам и воинам в тяжёлую минуту. От России ушли балтийские порты Таллин, Рига, Клайпеда. Черноморский флот был сужен до арендного состояния в Крыму и Севастополе. Погибла стратегическая подводная лодка «Курск» с её бесстрашным экипажем. Отошло за границу мощное судостроение, созданное за многие годы Россией и Советским Союзом в городе Николаеве, где создавались наши прекрасные авианесущие корабли, сторожевики и эсминцы.

Остаётся ли Россия мировой морской державой, сохранилось ли у её «морских служителей» океаническое мышление? На этот вопрос и должен был ответить XXI век. Он начинает давать ответ. И нет сомнения, что он будет положительным, и залогом этого в ноябре 2000 года явилось решение Синода Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха о канонизации адмирала Фёдора Ушакова и прославлении его в лике святого праведного воина.

5 августа 2001 года состоялся этот великий акт при участии митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла в Санаксарском монастыре в Мордовии.

Это был незабываемый акт. Вечером 4 августа делегация Русской православной Церкви во главе с митрополитом Кириллом (будущим св. Патриархом, что было промыслительно) прилетела вначале в Саров (было это как-то символично - вначале к Серафиму Саровскому) а потом на машинах в Санаксары. Тысячи людей со всех концов страны съехались к монастырю. Всех паломников расположили в приготовленных заранее палатках, в домиках бывших пионерлагерей. Особенно много было моряков. Одних адмиралов всех видов от контр- , вице- и до полных было более 40 человек. Даже в Москве их удельный вес в одном месте не достигал такого уровня.

Глава республики, неутомимый Николай Меркушин позднее говорил: «Вы сделали Мордовию морской республикой». Действительно, 5 августа 2001 года в России воссиял новый, необходимый нам, морскому флоту, святой. Двор в Санаксарском монастыре был заполнен до отказа. По центру - золочёный ряд священников, епархиальных владык и громкозвонкий митрополит Кирилл, который провозглашал нового святого в России. До этого состоялась импровизированная пресс-конференция. Журналисты подходили к митрополиту с крыльца гостевого архиерейского дома. Он отвечал на вопросы. «А какие чудеса были вокруг адмирала?» - настойчиво добивалась бойкая журналистка. Отвечает владыка Кирилл, отвечаю и я (потому что уже более 20 лет работал над книгой об Ушакове). «А разве это не чудо, что нашему флоту является в молитвенную помощь святой?» «А разве это не чудо, что он участвовал в более, чем 40 кампаниях и не потерпел ни единого поражения, его корабли не были уничтожены ни противником, ни бурями, ни штормами?» «А разве это не чудо, что он упокоился в одной   могиле вместе со своим дядей, наместником монастыря, будущим святым?» Два святых в одном месте упокоения. «А разве не чудо, что он пришёл к нашему народу в годину трагедии и тяжёлых испытаний в годы Великой Отечественной войны?» Чудеса у мощей святого адмирала продолжаются. Все собрались вначале у небольшой часовни, где находились святые останки, то небо было закрыто облаками. Митрополит и священники совершали литию, и затем адмиралы взяли на плечи гроб с честными останками и сделали первые шаги из часовни. И тут на наших глазах совершается одно из чудес, сумеречное небо расступилось, и прямой в 2 - 3 метра столб света вырвался из-под туч и осветил гроб и всю процессию. Процессия высвечивается, над Фёдором Ушаковым расходятся тучи. Тысячи людей ахают и молятся. Ошеломлённый оркестр грянул гимн времён адмирала Ушакова «Гром победы раздавайся».

У входа в монастырь адмиралы передали останки Ушакова архиепископам, т.е. подняли их на свои плечи. Отныне он под сенью Православной Церкви. Но вот ещё одна чудесная деталь. Мощевицу надо было покрыть плащаницей. Монах, несущий её, замешкался, и тогда командующий Черноморским флотом быстро сорвал с древка Андреевский флаг и накрыл гроб с мощами, - «ведь ему, Фёдору Фёдоровичу и предстояло отплыть в святую жизнь под Андреевским флагом его Черноморского   флота».

В монастыре же, где во дворе была построена скиния. Под её сенью, под звон колоколов, несущих в небо молитв и песнопений, совершалось прославление. Владыка Кирилл подошёл к мощам, приложился, за ним архиереи, монахи, адмиралы. Я стоял с иконой адмирала справа от монастыря, иногда смахивая слёзы.

Свершилось! Святой праведный Фёдор, адмирал флота российского, отныне ты в душах православных русских людей, наших воинов, от тебя ждут заступничества наши моряки.

И вот по воле Божией, по молитве это свершилось.

Святейший Патриарх, митрополит Кирилл, архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, митрополит Ювеналий, настоятель и братия Санаксарского монастыря, особенно монах Венедикт и многие другие неустанно, кропотливо трудились, готовя этот акт священный, думаю, что моя книга «Адмирал Ушаков», выдержавшая десять изданий, тоже способствовала этому.

Да, адмирал Ушаков был известной   фигурой в нашей истории. Великий флотоводец, стратег державный, а тут   вот и святой. Он всей нашей жизнью был вознесён на эти вершины.

Родился у Волги, на Ярославщине, где казалось и должны взрастать сыны России. В семье воина, солдата, преображенца, и в детстве с дядей Фёдором, тоже доблестным петровским гвардейцем. Но вот ведь всё не случайно - Ярославская земля дала нам Сергия Радонежского, это земля, где жил Александр Невский. Там же просиял святой монах Иринарх, который благословил Минина и Пожарского на освобождение Москвы от   иноземцев.

Рядом с родиной Ушакова был и светоносный город Ростов Великий, город Дмитрия Ростовского, создателя «Четьи-миней», книги о святых. Да, жизнь дяди   Ивана (в монашестве Фёдор), тоже через 200 лет ставшим святым нашей церкви, показал, что Ярославская земля - земля святая.

Вот и тот первый исток святости Фёдора Ушакова - родная земля. А затем - шляхетский морской корпус - С.-Петербург - Кронштадт - выход в море. Первый поход в Ревель и Архангельск. Пётр I вывел Россию из сухопутного заключения вернее, вернее возвращал её морскую суть. В 1696 году Боярская дума приняла «статьи удобные», в которых говорилось: «Морским судам быть. Достижение морей есть государево дело первоначальное». Начали строить военные и транспортные суда.

Морское окно в Черноморье в южную Европу, Африку, на Ближний Восток предстояло России пробить во второй половине XVIII века. Во время двух русско-турецких войн предстояло освободить давние славянские земли от османского ига, сделать Чёрное море снова, как при Киевской Руси, Русским морем. Земли были освобождены русскими войсками. Стали возникать русские красавцы-города Херсон, Екатеринославль, Мелитополь, Николаев Одесса, Симферополь. Переселенцы из центральных губерний России, из Малороссии, из славянских земель южной Европы укоренялись тут. Гордо поименовали этот край Новороссией. Один из решительных сторонников развития южных земель империи, строительства тут городов и поселений был выдающийся государственный деятель, стратег южной политики князь Георгий Потёмкин. Опорочить эту линию освоения и созидания на южных землях стремились многие дипломаты, политики, журналисты западных стран. Они говорили о несостоятельности, немотивированности, бесперспективности этого южного движения России, отсюда масса сплетен, слухов, карикатур на Потёмкина, отсюда пресловутый миф о «потёмкинских деревнях», муляжах, которые якобы настроил князь, встречая Екатерину. Всё было напрасно: собака лает - ветер носит - Россия прочно встала на этих землях. Но на море необходим был флот, и одним из создателей и организаторов стал адмирал Ушаков. Именно в его время возник и укрепился Черноморский флот, а Севастополь стал его городом, уже при нём превращаясь в легендарный «город русской славы».

Ушаков принял участие в подготовке и оснащении русских военных кораблей в Воронеже, Павловске, на Дону. Кстати, забывается, что земля Воронежская была одной из первых баз русского флота. И спустился с ними по Дону в Азовское море. Итак, Балтийское, Северное и Белое моря после окончания морского шляхетского корпуса. И вот Азовское, а затем Чёрное море, ставшее морской колыбелью. Лейтенант Ушаков прошёл своём небольшом корабле от Таганрога до Кафы (Феодосии) и далее до Керчи и Балаклавы, принимая участие в защите побережья от турок. А затем С.-Петербург и первый средиземноморской поход вокруг Европы. И обойдя её, там уже в Италии, в Ливорно, получил под своё командование первый фрегат «Святой Павел». Вот тогда корабль и стал его домом, его миром. На корабле он молился, на корабле он жил. Корабль - мир, в нём соединялось для него всё: молитва, заботы, устремления, чувствования, размышления. Корабль вывел Ушакова в мир великих людей, связал золотыми нитями с будущим, не ограничил, а расширил его, выведя в океаны, провёл вдоль берегов Швеции, Дании, Пруссии, Голландии, Англии, Франции, Испании, Португалии, Алжира, Италии, Греции, Турции. Кораблём он был возвышен до самых больших высот. Так он создавал коллектив, тот коллектив, почти монашеский православный орден, «подбирая по человечку».

Его усердие, умение, преданность были замечены. И он назначается капитаном императорской яхты. Большая честь! И тут Ушаков проявляет свою чёткость, организованность, требовательность, доводит яхту до идеального состояния. Императрица, безусловно, довольна, но капитан просится в море, готовится к предстоящим военным операциям. Состоялся ещё один поход вокруг Европы.

В то время это была особая государственная миссия - Россия подписала в 1780 году «Декларацию», в которой объявила воюющим Англии, Франции и Испании, что будет всячески защищать торговые суда нейтральных стран своими морскими силами. Это было серьёзное и ответственное заявление, а «Декларация» выступала основой для создания союза держав, в который вошли Дания, Швеция, Португалия, Голландия, Австрия, Соединённые Штаты. Воюющие Франция и Испания, а затем и Англия заявили, что готовы принять правила «Декларации».

Да, наступило время признания русского флота. И слова Екатерины «чтобы флаг наш везде надлежащим образом уважаем был» не остались пустым звуком. Ушаков на своём 64-пушечном «Виктор» участвовал в этой акции созданного союза государств.

Здесь, в Ливорно, он встретился с путешествующими под видом графа Северного будущим императором Павлом I , поручившим ему в 1798 году судьбоносную средиземноморскую операцию. А после возвращения в С.-Петербург, в предчувствии новой русско-турецкой кампании, его назначили туда, на юг в Херсон, где он должен был достроить корабль и выйти навстречу победам. Но тут на пути к ним встала всё уничтожающая   в те времена чума.

Большего бедствия в XVIII веке не знали. Ни войны, ни междоусобицы, ни зверства всех мастей не уносили столько жизней, чем эта зловещая болезнь. В Херсоне с колокольцем впереди процессий несли и несли гробы с умершими, везли кучи мешков, в которых были трупы. Казалось, город с жителями, её гарнизонами вымирал. Чума косила всех, и спасения от неё не было. И только капитан Ушаков не сдавался. Он вывел весь экипаж за город, поставил шлагбаумы, отрыл землянки живым здоровым и больным. Везде бочки с уксусом, дым от костров, в которых горела полынь, чабрец, у заборов просушивались над углями сменные одеяла, а затем её прокаливали, продымливали. Иногда пороховые дымы накрывали лагеря. «Чума пороха боится», - говорил Ушаков и одолел её, спас людей, проявил себя как милосердец, врач, заботник и подлинный командир.

Орден Владимира 4-й степени засиял на груди Ушакова за то, что «успел отвратить опасную болезнь, оная больше не показывалась». Это была та целительная, заботническая, милосердная деятельность, которой он отличался всю жизнь. В 1778 году громыхнула вторая русско-турецкая война, от которой зависело: будет ли, наконец, Чёрное море не только озером турецких султанов, а и морем русского флота.

На суше победы были безусловные: взят Очаков, Тирасполь, Измаил, турки уходили за Дунай. А на море шторм разметал русский флот, командующий Войнович малодушничал, боялся боя. И тут история выдвинула на высший флотоводческий пьедестал Фёдора Ушакова.

Выдающиеся победы у Феодониси, в районе Керчи, Тендры передали пальму первенства на Чёрном море русскому флоту и Ушакову.

Суворов громил противника на суше, Ушаков - на море. Эти два великих военачальника начали взаимодействовать в то время ещё при штурме Измаила, а вершиной их военной дружбы и взаимопонимания стал 1799 год, когда Суворов в северной Италии, в Альпах громил войска французской Директории, а Ушаков в южной Италии освобождал от французов Бари, Неаполь, Рим. Италия получала в конце XVIII века освобождение из рук русских солдат и их полководцев.

Завершил же русско-турецкую войну Фёдор Ушаков блестящей победой над флотом турок у болгарского мыса Калиакрия.

Я был в 2006 году там, на месте морской победы,   вошедшей во все учебники морских сражений. Командующий болгарским флотом с представителями общественности открывали памятник Ушакову в честь этого сражения. Сейчас к небольшому посёлку Каварна, где стоит памятник, идут сотни и тысячи туристов. Специальная Ушаковская грамота вручается от имени администрации.

Талант Ушакова был признан, он был произведён в вице-адмиралы, назначен старшим членом Черноморского адмиралтейского управления, получил орден Александра Невского.

Турки, когда уже при Павле I сложилась коалиция Англии. Австро-Венгрии, России, сразу признали, что во главе объединённой эскадры в Средиземноморье станет победоносный Ушаков.

И в 1798 году эта русско-турецкая эскадра двинулась на освобождение Ионических островов, занятых войсками революционной атеистической Франции. В этой операции Ушаков проявил себя как искусный политик, государственный деятель, стратег, православный подвижник. За три месяца его эскадра освободила все Ионические острова до французской оккупации, принадлежащие ранее Венеции. Жители приветствовали русские войска возгласами: «Здравствуйте, православные!»

Прельстившись на революционные обещания, граждане островов увидели, что гнёт Венеции преобразовался в эксплуатацию Французской Директории. И поэтому с радостью встречали русских.

Однако к концу 1798 года в чреде Ионических островов оставался главный и неприступный остров Корфу (греческое название Керкира). Стержнем обороны была высившаяся над островом крепость. Её никому ещё не удалось взять. И сегодня, когда останавливаешься у мощных многометровых стен крепости, опускаешься в её глубины, подземные переходы, ощущаешь её неприступность. Думаю, что она выдержала бы и атомную бомбардировку.

Ушаков, несмотря на жестокую зиму 1799 года, на недостаток продовольствия для экипажей и солдат, на задержку денег из адмиралтейства (он выделил и отдал на нужды флота свои) организовал осадную работу на суше, заблокировал крепость с моря и сосредоточил удар по островку Видео, предмостному укреплению крепости.

Мощный артиллерийский обстрел со всех кораблей по острову, отрепетированный заранее бросок десанта, подавление батарей французов, решили исход боя за этот «ключ от крепости». На следующий день крепость капитулировала. Ушаков дал обед для французского коменданта и офицеров гарнизона, оставив шпаги, освободил их и отпустил во Францию под честное слово, что они не будут больше воевать против России.

Наступил не менее важный и ответственный период в жизни Ушакова. Расколотое общество на островах, аристократы-нобили, «второклассные» - купцы, художники, юристы и «мужики островные». На острове шли столкновения крестьян с помещиками-нобилями   из-за земли второклассных с властью аристократов за свои права. «Золотая книга» родов, определявшая первенство аристократов, была сожжена, и Ушаков не собирался править по её параграфам. Он провёл неожиданную для островитян работу. Он фактически создал первое Греческое государство (Республику семи островов) после 300-летнего оттоманского ига, под которым в это время пребывала материковая Греция. В этом его историческая заслуга. Он способствовал подготовке и написанию первой Конституции первого Греческого государства.

Кажется парадокс: убеждённый монархист, представитель империи (полномочный её представитель, ибо он все свои действия согласовывал с Павлом I ), страны, где Конституцией и не пахло, даёт Конституцию (и какую!) первой Греческой республике. Делает это сознательно, опираясь на исторический опыт городов и республик Италии, Адриатики, «согласно островным традициям».

И ещё, эта Конституция, которая именовалась «Временный план об учреждении правления...», создавала единую демократическую систему правления республики и была самой демократической конституцией в абсолютистской, или сословной Европе XVIII века. Уже одно то, что избирательное право выборов(!) в Сенат представлялось «второклассным», было большим прогрессом. Всячески поддерживал Ушаков и «островной нижний народ». Он объявил амнистию тем, кто участвовал в отторжении земли у аристократов.

Здесь Ушаков проявил себя как мудрый государственный деятель, как реалист, взявший в основу Конституции исторические традиции Греции и городов-коммун Адриатики.

Исходя из истории, он придал Республике семи островов статус государства, ибо ввёл в качестве государственного языка греческий, утвердил органы управления, создал небольшую, но чётко обозначенную армию. Это всё порождало рост самосознания у островных греков и всего греческого Пелопоннеса. Всё это позволило в последние годы на научных конференциях, круглых столах твёрдо говорить о первом греческом государстве в новое время на семи Ионических островах.

Мэр города, митрополит Керкирский не раз говорили мне, что миссия Ушакова раскрывается в моей книге, переведённой на греческий язык, которая помогла им установить место и роль Республики семи островов (Керкиры) как первого греческого самостоятельного государства. И недаром на Керкире у крепости, недалеко от храма святого Спиридона, памятника первому президенту Греции И. Каподистрии стоит памятник святому праведному адмиралу - создателю и охранителю первого греческого государства в новое время.

И важно то, что при нём на островах восстановлено православие, которое было изгнано латинянами-венецианцами более чем триста лет назад с островов. При Ушакове был избран и православный митрополит. Он совершал крестные ходы со святыми останками святого Спиридона Тримифунтского. И это его заслуга внесена в церковное житие адмирала.

Недаром на церковной службе святому праведному воину Фёдору Ушакову в каноне возглашается: «О, како неложный Боже, на островах Керкирских оружием благоволения венчаеши добляго Феодора, да низложит безбожие гальское, да не пребудут беззаконницы перед очима твоима во веки!

Пооложу на мори руку Его и на реках десницу Его: се бо, Господи Иисусе Христе, от Лица верного раба твоего благоверного воина Феодора, иссекаеши все враги его и ненавидящие его во Адриатстейт пучине потопляеши».

Этим своим христианским служением Фёдор заслужил признание Греции и Керкиры, а по большому счёту и сам как бы оплачивал тот великий взнос, который на Русь внесла Греция (Византия), оттуда к нам пришло христианство-православие.

Фёдор Ушаков осуществил великую христианскую миссию, создал греческую православную Республику, защитил там православные святыни и саму православную суть греков на этой территории. Это и было одним из характерных признаков для провозглашения Феодора Ушакова святым.

История, однако, не затормозила на Керкире движение Ушакова, он имел державное задание продолжать наступление против якобинцев. И первый его десант был поистине светоносным. Высадившиеся в Италии моряки и гренадеры освободили от французов Бари - город, где покоилась и, может, благодаря этому десанту, покоятся до сих пор мощи святителя Николая Мирликийского. Дальше вдоль побережья двигалась эскадра Ушакова, а по побережью его войска. Был занят Неаполь, а затем состоялось триумфальное вступление русских войск в Рим. Россия освобождала Италию и её столицу. К сожалению, этот факт мало кому известен.

Надо вспомнить сегодня и эту миссию Ушакова.

Его средиземноморский поход закончился. Павел I , почувствовав лицемерие и фальшь союзников, отозвал Суворова и Ушакова в Россию. Так и закончился этот период истории, который русский историк В.О. Ключевский характеризовал так: «Принципы, введённые русским двором в международную политику: политическое равновесие, как основное правило, коалиция и конгресс, как средство против революционной пропаганды и мировой республики, религиозно-национальная самобытность, как вывод из основного правила против революционного космополитизма. Среди господствующих тогда мелких эгоистических расчётов только в дипломатических бумагах петербургского кабинета можно найти какой-то материал для системы, достойной европейской цивилизации. Так, выступая деятельной участницей европейских движений, Россия вступила на путь, по которому шла целый век, становясь во главе угнетаемых какой-либо исключительной силой».

Ушакова же островитяне провожали со слезами на глазах. Сенат острова назвал адмирала «отцом и освободителем», который всё своё попечение направил на пользу и благоденствие искупленных им народов». Золотой меч, усыпанный алмазами, был преподнесён от всех жителей.

26 октября 1800 года эскадра адмирала Ушакова вошла в Севастопольскую бухту. Несколько лет он командовал балтийским гребным флотом, занимался обучение шкиперов, унтер-офицеров. После отставки переехал в Темниковский уезд на Тамбовщине, поселился в селе Алексеевка, невдалеке от Санаксарского монастыря, где долгие годы настоятелем был его дядя Фёдор, человек духовного подвига и служения. Да и сам Ушаков по целым седьмицам проводил в кельях монастыря, подолгу молился вместе с монахами.

О нём ширилась слава и как о подлинном милостивце и благотворителе. Его деньги шли на лечение солдатам 1812 года, престарелым морякам и воинам, всем «сирым, бедным и убогим». Он раздавал всё, что имел, всем, кто приходил к нему с просьбой или молча стоял с протянутой рукой.

Когда великий адмирал умер, в местных газетах было написано, что «Вы его знали как великого флотоводца, мы его знали как великого милосердца».

Сейчас нам известно очень многое из прошлого адмирала, вырисовалась его державная и флотоводческая роль, его дипломатический талант и умение его созидать, строить, возводить, что проявилось в Севастополе. Стало видно его вдохновляющее влияние в годы Великой Отечественной войны. Он снова пришёл к ним после первого своего земного пути, после явления в годы Великой Отечественной в виде вдохновляющего великого предка, и ныне в образе святого праведного воина, непобедимого адмирала Флота Российского. Борис Пастернак писал в 1944 году, поражаясь подвигу и высвечивая будущее

Непобедимым - многолетье,

Прославившимся - исполать

Раздолье жить на белом свете,

И без конца морская гладь.

И русская судьба безбрежней,

Чем может грезиться во сне,

И вечно остается прежней

При небывалой новизне

И на одноименной грани

Ее поэтов похвала,

Историков ее преданья

И армии ее дела

И блеск ее морского флота,

И русских сказок закрома,

И гении ее полета,

И небо, и она сама.

И вот на эту ширь раздолья

Глядит из глубины веков

Нахимов в звездном ореоле

И в медальоне - Ушаков

Вся жизнь их - подвиг неустанный

Они, не пожалев сердец,

Сверкают темой для романа

И дали чести образец.

Их жизнь не промелькнула мимо,

Не затерялась вдалеке

Их след лежит неизгладимо

На времени и моряке.

След замечательных свершений, великих побед, героических подвигов наших предков лежит и на сегодняшнем поколении молодых, призванных продолжить подвиг предков.

Валерий Ганичев, председатель правления Центра Фёдора Ушакова

http://www.voskres.ru/army/spirit/ganichev.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме