Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Книги пишутся из книг»

Сергей  Фомин, Русский вестник

21.02.2011


К выходу в свет нового издания «Россия перед Вторым Пришествием» …

Несомненно, есть что-то знаменательное в том, что нынешний год 60-летнего юбилея историка и писателя С.В. Фомина начался с переиздания сборника «Россия перед Вторым Пришествием» - книги не только принесшей ему заслуженную известность в России и во всем православном мiре, но и изменившей саму его жизнь.

Для лучшего понимания, о чем речь, приведем отрывки из опубликованных в свое время отзывов людей, близко знавших Сергея Владимiровича, широко известных своими работами на схожие темы.

«Я не помню самого момента знакомства, - пишет исследователь «Царского Дела» Л.Е. Болотин, - но хорошо помню наш разговор с Сергеем на крыльце дома Телешова. Все мы, монархисты, кто собрались в братство Царя-Мученика, кто по средам приходил на еженедельные собрания Союза «Христианское Возрождение» на Покровке, кто ходил по Царским дням на молебны в Донской монастырь и на вечера «Радонежа» на Калужской, узнавали тогда и понимали друг друга с полуслова. И потому неудивительно было то, что мы сразу сошлись с С.В. Фоминым. И его горячий, дотошный интерес к пророчествам о России, к точным ссылкам на источники, которые он выпытывал у К.В.П., не требовал объяснений. Мы все переживали восторг открытия Православной России, Святой Руси. И эти чувства друг в друге нам не составляло труда узнавать и признавать. Но, конечно же, ни я, ни мои соратники не могли в то время предположить, что для Сергея Владимiровича Фомина тут были не только восторженные чувства человека, как и мы, обретающего полноту Веры, но осмысленный выбор СЛУЖЕНИЯ в этой Вере.

Сейчас, оглядываясь на минувшее с той восторженной поры время, вижу выбор С.В. Фомина и он мне напоминает выбор древнего христианского рыцарства, которое еще не разменивалось на прекрасных дам, которое искало служения и подвигов во имя Христа, Пресвятой Богородицы, взыскуя Правды Божией и Града Небесного на тернистом земном пути. Но само смиренное и скромное осуществление данного выбора, конечно, не имело ничего общего с западноевропейской рыцарской «романтикой», чуждой православному подвижничеству и трудолюбию. [...]

...Когда мы случайно встретились весной 1993 года на станции метро «Китай-Город» и Сергей подарил мне только что вышедший сборник «Россия перед Вторым Пришествием: материалы к очерку русской эсхатологии», это было настоящей нечаянной радостью, которая умножилась дома, когда я залпом «проглотил» книгу, и когда потом, постепенно вчитываясь в неё, уже осмысливал масштаб сделанного С.В. Фоминым, масштаб христианского подвига.

Православные читатели помнят почти невероятный успех этой книги с учетом еt тиража (в сто тысяч экземпляров). Среди церковных оптовиков тираж разошелся по всей России в считанные недели, а к середине лета ее уже невозможно было отыскать на московских прилавках. В крайне тяжелое время державных потрясений даже самый нищий православный люд стремился приобрести это издание, слухом о котором полнились все страны разломанного Союза.

Была и довольно суровая критика, особенно среди той части духовенства, которое не очень одобряет саму идею Самодержавной Монархии. Впрочем, и некоторые священники-монархисты нашли поводы для критических замечаний, которые я отчасти воспроизвел в своем отклике на выход первого издания книги С.В. Фомина. В частности, писал по этому поводу:

«Авторский комментарий у С. Фомина заменяет сама попытка систематизации писаний Cвятых отцов по тематическим разделам и подбор созвучных размышлений и прогнозов светских и церковных писателей, которые не являются общепризнанными церковными авторитетами. Это Л. Тихомиров, К. Леонтьев, о. Сергий Булгаков, о. Павел Флоренский и другие. Последнее обстоятельство послужило поводом для некоторых упреков составителю. Так, один уважаемый иеромонах считает, что книга может принести вред для неподготовленного, нецерковного читателя, который не может еще видеть различие между субъективными рассуждениями от себя просто образованных лиц и духоносными, откровенными пророчествами старцев. Тот духовный муж отметил, что иной читатель в ревности не по разуму может воспринять совокупность этого собрания пророчеств как некую политическую программу механической реконструкции России».

Сейчас, много лет спустя, когда только под наблюдением самого писателя вышло уже три издания «России перед Вторым Пришествием» (последнее в двух солидных томах, не говоря уже о «пиратских» переизданиях первоначального варианта), эти опасения выглядят иначе. Духовная жажда наших соотечественников-современников как можно глубже понять Россию в эсхатологической перспективе вряд ли можно свести к авантюрному политическому знаменателю. Если подобные настроения порой у кого-то и возникают, они носят весьма ограниченный, маргинальный характер. Само прошедшее с 1993 года время и его плоды показывают, что русский церковный народ не поддался на легкомысленные соблазны, которые будто бы могли возбудить некоторые пророчества, предсказания или прогнозы, помещенные в книге С.В. Фомина. Но вот тысячелетний охват высказываний и свидетельств русских Царей и Первосвятителей, Святителей, Преподобных, Исповедников, Мучеников и просто исторических церковных деятелей, русских светских писателей, философов, государственных мужей - этот охват сам по себе стал многоголосым свидетельством об особом характере русского национального самосознания, свидетельством его удивительной устойчивости в веках и неизменной целенаправленности, целеустремленности к Судному Божьему Дню, целеустремленности, заповеданной еще Апостолами.

И если первоначальное значение книги С.В. Фомина «Россия перед Вторым Пришествием» мне представлялось как возможно более полное собрание церковных пророчеств о судьбах России и мiра, которых жаждет современный читатель, ищущий духовных утешений и надежд в эпоху смут и беззакония, то сейчас значение его труда, его замысел мне представляется более широким. Задача - не только донести Божии откровения о грядущем, которые нам передали святые, но преподать и свидетельства об отношении к этим откровениям «простых» людей, не прославленных в лике святых и даже подозреваемых современными ревнителями в «неправославности». Даже среди последних мощь общенародного православного духа проявляется в свидетельствовании особой миссии России в судьбах мiра.

В дальнейшей работе над книгой Сергей Фомин так и не отступил от своего первоначального принципа обходиться без собственных богословских комментариев и тем более - прогнозов. Избрав себе послушание собирателя духовных и исторических свидетельств о судьбах России, он, очевидно, вверил свой послушнический путь Державной Божией Матери - Царице Небесной, Которая со 2 марта 1917 года до неведомой нам поры восхитила Себе Русский Царский Венец, Скипетр и Державу. И если Мотовилова называли Серафимовым служкой, то, в моем представлении, раба Божия Сергея по праву за его многолетний труд можно было бы звать служкой Державным, именно за смирение, за ненавязывание читателю личных представлений и мнений».

«Сборник, - отмечал другой исследователь Р.В. Багдасаров, - впервые аккумулировал огромный заряд эсхатологического мiроощущения, накопленного в Православии за столетия. Книга мгновенно вызвала широкий резонанс не только среди верующих, но и среди людей мало осведомленных о такой области церковного опыта. В советские годы, когда издательский отдел Патриархии бдительно опекался органами внутренней безопасности, об открытом обсуждении этих тем нельзя было и заикаться. Некоторые преподаватели Московских духовных школ даже и в 1996 году еще сомневались в подлинности Апокалипсиса (!), а его вероучительное значение на всякий случай оценивали как «второстепенное» (см. рецензию одного из таких наставников будущих священников (!) Н.К. Гаврюшина в «Вопросах философии», 1996, № 10). Что уж говорить о «перестроившейся» прессе, чье самодовольство можно сравнить разве с ее же невежеством. «Катастрофы случаются, когда православные спят», «Объявится ли антихрист в 1999 году?», «Перед Вторым пришествием?». Тон заголовков раздраженный. «Прогрессивная общественность» на тот момент еще не придумала куда ей пристроить эсхатологию... Правда, и тон некоторых «православных» критиков [вспомним небезызвестного диакона А. Кураева] был немногим мягче: «православный триллер», «перед прочтением сжечь»...

Но те православные, кто не замкнулся в успокоительную скорлупу религиозного снобизма, через «Россию...» открывали для себя живую связь с церковным сознанием прошлого».

Отметим также, что сборник был включен в качестве основной литературы в статью «Эсхатологизм» обширного словаря «Русская философия» (М. «Республика». 1995. С. 642).

Характерно также, что даже такой отличающийся чрезмерной скупостью на похвалы ученый, как печально известный противник канонизации Царственных Мучеников профессор Московской Духовной академии А.И. Осипов, в своей книге «Путь разума в поисках истины. (Основное богословие)» (М. 1999. С. 340), рекомендованной Учебным комитетом при Священном Синоде Русской Православной Церкви в качестве учебного пособия для духовных школ, вынужден был всё же признать: «Если говорить об эсхатологической концепции в целом, то есть охватывающей весь комплекс входящих в нее проблем, то ни в современном, ни в прошлом русском богословии мы не найдем работы, соответствующей столь обширной теме (sui generis, «Summa theologie»). Хотя в 1993 г. изданием сборника «Россия перед Вторым пришествием» (второе издание в 1994 г.) была сделана развернутая, но недостаточно критическая заявка на это, применительно к России».

И вот теперь, восемнадцать лет спустя, последовало новое издание, о котором мы беседуем с автором-составителем в редакции «Русского Вестника».
   
- Понимаю, что тиражи Вашего сборника давно распроданы, но почему Вы остановили свой выбор на переиздании именно однотомника?

- Тому есть две причины. Первая, всем понятная, - средства. На переиздание двухтомника их нет. Кроме того, однотомник понятнее для широкого читателя, доступнее для осмысления. Получили мы на это и соответствующее благословение. Между прочим, некоторое количество двухтомника (авторские экземпляры) я еще сохранил и желающие пока что могут приобрести его в магазине «Русского Вестника». Вспоминаю в связи с этим, как еще после выхода первого издания «России» сотаинник старца Николая (Гурьянова) о. Борис, служивший на материке как раз напротив острова, закупил некоторое количество книг и держал их в особом месте вместе с запасами церковного вина для совершения Литургии. «В свое время днем с огнем не найдешь», - говорил он. Священник почил, но слова его, поразившие меня тогда, крепко запомнились.
   
- Вот Вы говорите о средствах, имея в виду Ваше собственное издание. Ну, а почему бы не напечатать двухтомник, например, в сотрудничестве с православными издательствами?

- Дело в том, что в настоящее время фактически установлена строжайшая духовная цензура. Строго говоря «духовной» ее назвать нельзя, а скорее вкусовой или групповой. Внешне, конечно, никакой цензуры нет. Просто церковным и храмовым лавкам «не рекомендуют» брать определенные книги под страхом самых решительных оргвыводов по отношению к ответственным за распространение изданий священников. При этом, разумеется, не обходится и без курьезов. Пришлось быть свидетелем такого, например, случая. Регулярно жертвующий на храм деньги спонсор, чтущий Царя Иоанна Васильевича и Царского Друга Григория, в один из своих приездов увидел продающуюся «за ящиком» изданную 10-тысячным тиражом брошюру «К вопросу о канонизации Царя Ивана Грозного и Григория Распутина» (Издательство Серпуховского Высоцкого мужского монастыря. 2006), распространяемую во многих храмах Московской епархии безплатно, видимо, как элемент пропаганды. «Ты это что, я тебе жертвую, а ты эту гадость распространяешь». - Брошюру с прилавка как ветром сдуло. Смешно, конечно, и неправильно по сути. Но не следует забывать, что одно беззаконие порождает другое.
   
- Но как же так, ведь первое 100-тысячное издание «России» было выпущено Троице-Сергиевой Лаврой, второе 20-тысячное - банком храма Христа Спасителя...

- На свете еще и не такое бывает. Инициатором и разработчиком ныне действующей цензурной системы еще при покойном Патриархе был, как известно, наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов). Но именно он, правда, тогда еще не наместник, не архимандрит и даже не монах, а послушник, вывезенный из Псково-Печерского монастыря митрополитом Питиримом (Нечаевым) в Издательский отдел Московской Патриархии в Москву на Погодинскую улицу, вдохновил меня на ее написание. Дело в том, что сильно в то время скучавший от отсутствия больших и малых дел послушник Георгий часто выступал на православно-патриотических вечерах. Зачитывавшиеся им выдержки из недоступной в то время статьи о. Серафима (Роуза) «Будущее России и конец мiра» (1981) поразили меня. Тогда-то и началось мое собирательство пророчеств для того, чтобы понять, что будет с моей родиной, со мной, с моей семьей, со всеми нами. Нужно ли говорить, что собирал я исключительно для себя. О какой публикации тогда могла идти речь? Но вот времена стали постепенно меняться, и в 1990 г. я решился предложить первый опыт своего осмысления Русского будущего в журнал «Советская литература», в котором тогда работал. Главный редактор А.А. Проханов с пониманием отнесся к этому моему проекту, и в первом номере 1991 г. мой очерк «Считай себя предупрежденным» увидел свет. Вскоре с ним смог познакомиться и зарубежный читатель (журнал в то время выходил на нескольких языках). Потом я еще раз сменил место работы, став заведующим отделом публицистики журнала «Наш современник». К тому времени у меня накопился большой материал по теме и, осуществив его строгий отбор, я предложил его для публикации главному редактору С.Ю. Куняеву. По своему составу и расположению материала это уже была по сути мини-книга. Станислав Юрьевич, проявив осторожность (ибо в православных проблемах он не очень-то разбирался), предложил принести отзыв, который на официальном бланке Издательского отдела Патриархии, за надлежащей подписью и печатью, я ему и доставил. Так в сентябрьском номере журнала за 1991 г. появилась публикация «Читающий да разумеет».
   
- Как же, однако, вышла сама книга?

- Теперь-то я и сам вижу и удивляюсь, как всё тогда произошло быстро да гладко. Оставив «Наш современник» и поработав недолгое время редактором и составителем «Града-Китежа», я был приглашен в православное издательство «Посад» (впоследствии «Отчий дом»). Владельца его М. Шкатова очень заинтересовало мое собрание пророчеств, еще более разросшееся к тому времени. Не веря своим ушам, я получил от него предложение издать книгу. Внутренне нисколько не веря этому, я, тем не менее, осуществил набор книги. Компьютера у меня не было. Печатал на пишущей машинке дома на табуретке, резал, склеивал, относил к наборщику. Вдогонку приносил еще листочки с новыми выписками. Так слагалась книга. Когда всё было выведено на бумагу, поехали за благословением. М. Шкатов сотрудничал с Троице-Сергиевой Лаврой, и потому отправились к архимандриту Кириллу (Павлову). До сих пор помню этот солнечный день, улыбающегося старца, спросившего: «А не тот ли это Фомин, который опубликовал статью в «Нашем современнике»?.. Мы ее благословили размножить и раздали монахам...» Отец Кирилл с заметным желанием взял захваченную нами с собой распечатку, сказав, что будет читать сам. Угостил нас конфетками. И на самом деле, старец прочитал всю книгу, держа связь с нами через своего келейника. И до сих пор в моем архиве сохранился тот экземпляр с пометками о. Кирилла, пусть и немногочисленными, но весьма мне дорогими.
   
- Какие о. Кирилл сделал замечания, что отверг?

- Как это ни странно, ничего существенного. Интересно, что наш посредник (в то время, кажется, еще иеромонах), ссылаясь на известные Ветхозаветные тексты, высказывался в смысле второсортности «Царства». Я не возражал: пусть напишет об этом в предисловии. Он и написал, потом даже прочитал текст мне. Но о. Кирилл вычеркнул эти абзацы. Я сам видел это, держал листки в руках. Наконец, книга была сверстана, вычитана, правка внесена, художественное оформление принято. Однако за день или два до отправления в типографию произошла следующая история, перенести которую сравнительно легко позволило мне то обстоятельство, что, несмотря на весь внешне благополучный ход дела, я действительно ни минуты не был уверен, что книга выйдет. Ведь как автор-составитель я лучше других знал ее содержание. Она просто не могла быть издана, но и сделать ее «проходимой» я не мог, не имел на это никакого права.

Итак, в эти последние перед засылкой в типографию дни ко мне позвонил М. Шкатов и сообщил, что в Москву приезжает его духовник, священник из Курских краев, и он, Михаил, должен дать ему почитать мою книгу. «Как он скажет - так и будет». Архимандрит Кирилл (Павлов) был как бы не в счет. Потом Шкатов мне как-то признавался, что безоговорочно последует любому благословению своего духовного отца. Сказал даже так, что если тот велит ему выпасть из окна, то так он и поступит без всяких рассуждений, потому что это будет, видимо, полезно для его спасения.

И вот едем. Центр Москвы Старый район. Квартира с высокими под четыре метра потолками. Изо всей силы улыбающийся батюшка, «волгарь-кудряш», целует, прямо в прихожей помазывает освященным маслицем, кропит святою водой. Но когда вошли в комнату с накрытым столом и я увидел матушку, а заодно и тещу, сердце мое упало: книги не будет. А батюшка тем временем щебечет, расспрашивает о сборнике, да нет ли там «Протоколов сионских мудрецов». Чистосердечно отвечаю, что нет. И взаправду нет. Есть, конечно, кое что позабористее, о чем святые не раз предупреждали. Попили чаек и уехали, оставив верстку.

На следующий день, ни свет ни заря, приезжаю в дом Телешова, захожу к Михаилу. Сидим разговариваем. Виду не показываю. Вот с шумом дверь открывается, входит батюшка, за ним матушка и их дочка, по внешнему виду - чисто русская, светленькая. Ей Патриарх Алексий напророчил, что станет та игуменией. (Не знаю, сбылось это или нет.)

Священник с веселым видом кладет сверток на стол и извиняющимся тоном говорит, что времени почитать у него не было, дела заели. Но думает, что ничего дурного там нет, и он благословляет. Ах, духовидец! Все вместе выходим из кабинета во двор, фотографируемся на память. Снимок у меня и до сих пор в целости и сохранности.

Но вот, наконец, книга напечатана. Из Можайска ее везут в Москву. Тираж огромный - 100 тысяч экземпляров. Выходить он должен был двумя заводами (по 50 тысяч каждый): сначала первый, затем, после подписания издателем соответствующей бумаги, - второй. Тут же напечатали и привезли всё разом. Складские копошатся, ума не приложат, где штабелировать такую прорву книг. Забивают весь Телешовский дом, все его комнаты, сверху донизу. Все православно-патриотические мероприятия, проходившие здесь, отменяются. Друзья мои недовольны. Я молчу. Но тираж разлетается в два-три месяца, причем по всей большой, еще не разорванной на части, России.
   

- Но были, я слышал, и какие-то неприятности...

- Помню, когда основная часть тиража уже разошлась, пошел слух, что мэрия Москвы настаивает на запрете книги. Тревога оказалось ложной, но я сам видел, как рабочие книжного склада с невиданной быстротой забрасывали в фуру пачки для вывоза их куда-то на другой «незасвеченный» склад. С издательства Троице-Сергиевой Лавры на некоторое время было снято право самостоятельно, без благословения Святейшего, издавать книги. Но мало-помалу страсти улеглись. Помню слова одной блаженной, сказавшей в ту пору: «Да кто они такие, чтобы святым запрещать говорить». И действительно, нет в сборнике моих собственных слов. Авторская воля выражается только в расположении текстов.

Однако любители передергивать, увы, находятся. К сожалению, и среди священников. Так, на форуме миссионерского портала диакона Андрея Кураева на вопрос одного из посетителей: «Скажите пожалуйста, как относиться к такой книге, как «Россия перед Вторым Пришествием»?» - священник из Владикавказа Александр Пикалев, ничтоже сумняшеся, выдал: «Как к псевдоправославной мистифицированной [sic!], экзальтированной биллетристике [sic!]». Прежде всего, конечно, поражает дремучая безграмотность этого «председателя миссионерского отдела Северо-Осетинского благочиния», выступающего не только в местной прессе, но и, одновременно (подобно неразборчивому многостаночнику), на сайте «Русская линия» и радиостанции «Эхо Москвы». Однако главное, выходит, и сам не читал и других, используя авторитет священника, ввел в заблуждение. Грамотности, разумеется, можно поднабраться. С совестью же всё по-другому: она либо есть, либо ее нет.

Не могу умолчать и еще об одном персонаже - оркестранте московских театров, а затем насельнике Данилова монастыря - игумене Петре (Мещеринове). В 2004 г. официальное издательство обители, с положенным в таких случаях благословением, выпустило его книжку «Беседы о вере и Церкви», в которой, в связи с неприятной автору цитатой святителя Московского Филарета, упоминалась и наша книга, охарактеризованная как «кликушеский бестселлер». «Есть Церковь Христова Православная, - гневно пишет о. Петр, - а есть басни, сплетающиеся с ней. Мы обязаны, следовательно, избегать, отвращаться басен, быть бдительными, упражняя себя в благочестии; а для этого нужно именно распознавать эти басни, которые выдают себя за церковное учение. И главное, первое условие здесь - быть честным перед собою и перед Богом. Нынешний упадок церковного сознания характеризуется, в том числе, и некоей боязнью правды, и даже больше - внесением лжи в Церковь. В качестве примера могу привести хотя бы приписывание свт. Филарету Московскому известной фразы: «Люби врагов своих, гнушайся врагами Божиими, ненавидь врагов Отечества». Нигде в книгах, где встречается это высказывание, я не находил ссылки на сочинения свт. Филарета». Легко, конечно, сделать себя, любимого, критерием истины, но гордыню ведь Господь, как известно, всегда посрамляет. Вот и на сей раз... Православное интернет-сообщество легко справилось с задачей, оказавшейся не по силам о. игумену, обнаружив цитату в славянизированном варианте: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша» (Слова и речи. Т. I. М. 1873. С. 289). Приведем несколько отзывов (не самых резких) в связи с этим: «Значит, отец игумен плохо искал. Или не искал в трудах вообще...»; «А между тем первоисточник находится любым поисковиком почти мгновенно. А уж для уважаемого отца игумена так вот, «не посмотревши в святцы - бух в колокола» (т.е. прямо в «Даниловский благовестник») - просто непростительно»; «Ну, не верю я, что за 130 лет сборник сочинений свт. Филарета был доступен только инокам Троице-Сергиевой лавры (на сайте которой размещен электронный вариант) и недоступен их собратьям из Свято-Данилова монастыря...»; «Так что слова игумена Петра можно обратить к нему самому».

«Позиция» игумена Петра, слишком хорошо известного своими модернистскими взглядами, понятна. Вот некоторые из его последних высказываний, характеризующих его как махрового русофоба:

«Можно сколько угодно [...] говорить о достоинствах монархии, оценивать нашу и мiровую историю с этой точки зрения, и так далее. Но фактом является то, что христианских монархий в мiре больше нет. Господь их устранил с лица земли».

«В России не осталось народа, вместо него - атомизированное население и паразитирующая на нем верхушка, плоть от плоти этого населения. РУССКАЯ НАЦИЯ уже УМЕРЛА духовно и нравственно, и вслед за этим умирает физически [...] Россия уже взвешена на страшных Божьих весах, она уже найдена слишком лёгкой (Дан. 5, 27). [...] Будущее России трагично. Но Бог с ней, с Россией. В конце концов, мне до неё (как, впрочем, и до всех других стран) особого дела нет - ведь у меня, как у христианина, вид на жительство в Небесном Царстве...»

«Что будет с нашей Церковью?.. Недолго осталось, похоже. И Россия, и ее церковная часть будут наказаны».

Таким образом, крайняя враждебность о. Петра к нашему сборнику (точнее к составляющим его высказываниям святых и подвижников благочестия) понятна. Совесть, судя по приведенным нами высказываниям о. игумена, похоже, им уже потеряна. Так что взывать к ней мы не будем. Нам непонятна только позиция издательства «Даниловский благовестник», предоставляющего страницы выходящих в нем книг для распространения вполне конкретной наказуемой законом клеветы. Был же ведь у «Бесед о вере и Церкви», наверное, редактор, ответственный за проверку цитат и сведений?.. Думается, что и сейчас покаяться и извиниться еще не поздно, но не частным порядком, келейно, а так же, как и позволили себе грешить, - публично.
   
- Слышал, были и такие, кто высказывал резкое неприятие по отношению к некоторым опубликованным материалам, особенно, помнится, касающимся Фатимских явлений.

- По поводу этого последнего были и у меня самого некоторые сомнения. Я сам обращал внимание о. Кирилла на них через келейника. На свое вопрошание я получил ответ, что тут всё в порядке. Ни одного замечания старца на полях против этого места нет. Позднее я получил решительные подтверждения этому и от других духовно авторитетных людей. Печатавший второе издание В. Полторак получил благословение оставить всё как есть от известного московского старца протоиерея Михаила (Труханова) (непосредственно через духовного сына последнего). «Весть о явлении Пресвятой Богородицы в Фатиме, свидетельствовавшей, что Она любит Россию, - сказал он, - помогла нам выжить в лагерях». Наконец, издателя двухтомника П. Рогового также сильно донимали «доброхоты». Обратились к о. Николаю (Гурьянову). Никогда не забуду ответ Батюшки: «Передайте ему [т.е. мне], чтобы без Фатимы книгу вообще не издавал». Пользуясь случаем, обращаю внимание читателей на то, что раздел этот в двухтомнике для всё еще сомневающихся наиболее полный и доказательный.

Высказывались и другие претензии. Очень часто - взаимоисключающие: уберите это, вставьте то. Этот «творческий» зуд доходил до того, что, как это сделали в 1995 г. в Почаевской Лавре, было изменено само название книги: «Русь» вместо «России». При этом автору с апломбом написали: «В связи с тем, что книга переиздавалась для западного региона и с учетом ее распространения здесь...» В тифлисском же издании (Братство во имя святого благоверного Князя Александра Невского. 1995) вставили вообще целую главу: «Работа чека в России»).

Всем этим вечно недовольным нетерпеливцам хочется посоветовать: пусть сделают лучше. Кто же им мешает? Не я, во всяком случае.
   
- Все три издания «России перед Вторым Пришествием» в той или иной степени послужили документальной основой для многих изданий.

- Это книги о чудесах Царственных Мучеников, составленные протоиереем Александром Шаргуновым, книги В. Губанова о Царской Семье. Авторы их сами ссылаются на сборник, а вот доктор исторических наук М.А. Бабкин в своих книгах 2006-2008 гг. практически не упоминает впервые опубликованную нами еще в 1997 г. т.н. «Особую папку Синода» (а издание это, по его собственным ссылкам, он хорошо знает). Эта публикация документов, осуществленная нами по благословению о. Николая (Гурьянова), наряду с комментариями к книге игумена Серафима (Кузнецова) «Православный Царь-Мученик», по словам Р.В. Багдасарова, «вытекает» непосредственно из «России перед Вторым Пришествием». Так что случается, увы, по-разному.

«Книги пишутся из книг», - на эту древнюю мудрость еще в пору моей юности обратил мое внимание знакомый детский писатель И.И. Дик. И действительно, «Россия» послужила отправной точкой для многих моих последующих исследований: о «Державной» иконе Божией Матери, о предложении Царя-Мученика Николая Александровича Себя в Патриархи, о генерала графе Ф.А. Келлере, о Патриархе Сергии (Страгородском), о чудесах от Казанской иконы Божией Матери...

- Хотелось бы узнать об особенностях нового издания.

- Это заново просмотренное и исправленное издание, сделанное на основании второго, однотомного. Отличается оно большим форматом и крупным хорошо читаемым шрифтом. На 32 полосах тоновых вклеек даны изображения православных святых и подвижников благочестия с их высказываниями, предрекающими будущее России и мiра. Основой обложки послужила цветная литография, изображающая Крестный ход с мощами преподобного Серафима в Саровской обители 19 июля 1903 г. с участием Государя и Царской Фамилии. Это не только одно из важнейших событий истекшего ХХ столетия, но и будущего века России. На форзаце, нахзаце и обороте обложки - изображения, демонстрирующие историософский взгляд на всемiрную историю. Это, во-первых, найденные во время археологических раскопок блюда «Библейский Царь Давид, играющий на арфе, с супругой Вирсавией и сыном Соломоном», «Вознесение на небо Царя Александра Македонского грифонами» и «Святой Великомученик Георгий Победоносец» - символ Московского Великокняжеского Дома. Это, во-вторых, «Двуглавый Орел», запечатленный на ковше, который принадлежал первому Русскому Царю Иоанну Васильевичу Грозному. Наконец, это блюдо с изображением Персидского Царя Шапура II из династии Сасанидов, охотящегося на львов. Кто тут повержен? В какого вставшего на дыбы зверя пускает каленые стрелы Персидский Государь? Сейчас мы действительно знаем о двух кандидатах: «государстве Израиль» и США. Поживем - увидим.
   

* * *


Книга «Россия перед Вторым Пришествием» (новое издание) имеется в книжной лавке «Русского Вестника». Цена - 750 руб. (со стоимостью почтовых расходов). Справки по тел. (495) 788-41-48.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8870



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме