Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Особый дар

Протоиерей  Александр  Балыбердин, Вера-Эском

10.02.2011


4 января не стало митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа …

Все минувшие годы владыка Хрисанф был добрым покровителем нашей газеты. Нам очень помогало то, что священники и прихожане Вятской земли знали об этом. Мы были в епархии как дома, мы были своими. И мы любили его, владыка это знал и отвечал нам любовью. Потеря, которую сейчас переживают вятские христиане, - это и наша огромная потеря.

Ушёл мудрый, чистый душой архипастырь, для которого не существовало другой заботы, кроме блага Церкви и ближних, а ближними ему были все вятские. Как мало остаётся среди нас таких людей! Уходят старые христиане, закалённые гонениями, ложатся в землю отборным зерном. Царствие вам Небесное, дорогой владыка, встречи с Тем, Кого вы прославляли всю свою жизнь, прославляли своей жизнью.

Сегодня мы публикуем рассказ о митрополите Хрисанфе секретаря епархии протоиерея Александра Балыбердина. Мы знаем отца Александра много лет, и так благоговейно, как он относился к владыке, относятся разве что к почитаемому отцу.

Встреча

- Владыка Хрисанф был огромной личностью, об этом говорят все, кто его знал. И думаю, что лишь со временем мы сможем понять и оценить масштаб его личности. Главное, что он очень многих привёл ко Христу. В том числе тех, кто был прежде далёк от Бога.

Годы безбожия обезобразили нашу землю, оставив отпечаток и на людях. И нужно было практически всё начинать сначала. Владыка стал это делать. У него был особый дар разговаривать с людьми, приходящими в храм. Этот дар он сохранил до последних дней. Вспоминается история, произошедшая минувшим, очень жарким летом. Тогда в Успенский кафедральный собор вошёл молодой человек в шортах. Работающие при храме женщины кинулись было к нему, чтобы отругать, но вдруг остановились - следом в храм вошёл владыка - и стали оторопело ждать, что будет дальше. Паренёк повернулся к архиерею и спросил, куда тут можно свечку поставить. Владыка провёл его к подсвечнику, объяснил, как это сделать, потом начал расспрашивать, как зовут молодого человека, что привело его в церковь, а узнав, что тот заканчивает учёбу в вузе, поинтересовался, где тот собирается работать, женат ли. Когда парень уже уходил, получив приглашение заходить снова, владыка добавил с лаской, не обидно: «Знаешь, когда в следующий раз пойдёшь в церковь, то, даже если жарко будет, ты лучше всё же брюки надень».

Это внимание к каждому человеку, приходящему в храм, и особое отношение к молодёжи, думаю, объясняется тем, что полвека жизни владыки пришлись на те времена, когда появление молодого человека в церкви было редкостью. В таких случаях прежде весь приход наблюдал, что будет дальше. Если человек стоял столбом, не крестился, значит, из органов пожаловал. А если перекрестился - значит наш. Ему радовались безмерно, ведь он был залогом будущего Церкви. Эту радость при виде молодых в храме владыка сохранил в своём сердце навсегда.

С владыкой я познакомился двадцать лет назад. Тогда меня, выпускника пединститута, пригласили на работу в воскресную школу при Серафимовском храме. При этом сказали, что надо будет пройти собеседование у владыки. Помню, как пришёл я в архиерейский дом. И меня тогда поразило вот что: человек такого уровня, имеющий бессчётное множество забот, со мной, вчерашним студентом, пробеседовал целый час. Он говорил о понятных для меня вещах: истории, педагогике, немного о политике. Но я почувствовал тогда, что мне открылась лишь верхушка айсберга, часть его личности, видимая многим людям. Он не мог открыться больше, потому что я, человек, который недавно крестился, его бы просто не понял. Никто так со мной прежде не разговаривал, и я впервые, наверное, встретил столь мудрого человека.

Потом была работа в воскресной школе, в областном правительстве, секретарство в епархии. Я всё лучше узнавал владыку, видел его отношение к людям. Мы с супругой Ириной вспоминали недавно, как владыке дарили множество цветов на праздники, и когда гости расходились, он протягивал мне букеты, со словами: «Этот передай матушке, а этот - маме». Он действительно принял всех нас в своё большое сердце и помнил о нас.

В годы безбожия

- Митрополит Хрисанф часто вспоминал о своей жизни, и нам немало удалось записать. Эта сокровищница, конечно, будет открыта, а пока я расскажу о владыке очень кратко.

Он рос в верующей семье и при крещении получил имя Яков. Его отец - воин Антоний Чепиль - погиб на фронте. Родственницы по линии матери были инокинями Корецкого монастыря, который много значил для семьи митрополита. В 1948 году, когда будущему владыке было около десяти лет, он заболел воспалением лёгких. Чтобы спасти мальчика, его привезли в обитель, где сёстры буквально спасли его от преждевременной смерти. Владыка навсегда сохранил светлые воспоминания о том времени, он долго переписывался с игуменьей Натальей, время от времени навещая любимый монастырь.

В армию он был взят с третьего курса Киевской семинарии. Это был 1957 год - начало новой антицерковной кампании Хрущёва. Будущему владыке дали понять, что в армии его непременно перевоспитают. Обещали обеспечить поступление в вуз, помощь в карьере, лишь бы он отказался от Церкви. И это был, так сказать, «пряник». Но и «кнут» оказался недюжинным. Например, когда пригоняли на станцию вагон цемента, среди пятерых штрафников на разгрузку бросали и Якова Чепиля. И если солдаты - его товарищи по несчастью - несли заслуженное наказание, то Яков был виноват лишь в том, что верил в Бога. Респираторов, разумеется, не выдавали. Больно об этом рассказывать ещё и потому, что одной из причин смерти владыки стали проблемы с лёгкими. Думается, тот цемент, которым он надышался за время службы в армии, дал о себе знать. Не все выдерживали подобное давление - товарищ владыки по семинарии сломался. А он устоял. О том, чего ему это стоило, можно судить по тому, что по возвращении из армии Яков весил пятьдесят килограмм. Это при его росте за метр восемьдесят и богатырском сложении. Да и потом было нелегко, но вот что удивительно - полвека лично пережитых гонений совершенно не ожесточили его. Огромное жизнелюбие, доброжелательность владыки Хрисанфа заслуживают глубочайшего уважения. Я вот думаю: наше поколение живёт в комфортных условиях, но мы отчего-то всё сердимся, злимся, а христиане старшего поколения, несмотря на все испытания, добрее нас. Я общался со многими пастырями, которые пережили ту эпоху, и они даже о непосредственных своих гонителях отзывались без обиды, объясняя: «Такое было время». Владыка говорил, что уважает даже атеистов, не может понять лишь тех, кто разрушал храмы. Одно дело, когда не веришь, чему-то не научен - всякое в жизни бывает, другое - когда поднимаешь руку на чужую святыню. Не по-людски это.

С 1971 по 1978 годы архимандрит Хрисанф окормлял Олонецкое благочиние Ленинградской митрополии (нынешнюю Петрозаводскую епархию). Уже тогда в непростых условиях, при уполномоченном с характерной фамилией Аракчеев, раскрылись его многие таланты и особенный дар объединять вокруг Церкви порой самых разных людей. Так, когда владыку переводили из Карелии к нам в Вятку, то провожать на вокзал пришло множество людей, и в числе других - труппа драматического театра. Они восприняли его отъезд как утрату. Это ещё одно из свидетельств того, как умел владыка найти путь к сердцу человека. Карельские христиане многие годы, вплоть до самой его смерти, присылали открытки к праздникам, поздравляли с какими-то событиями его личной жизни.

Тридцать два года и восемь месяцев владыка окормлял Вятскую землю. За всю немалую историю нашей епархии такого не бывало. И в этом мы видим, конечно, особое Божие попечение о нашем крае. Когда молодой епископ Хрисанф только приехал, в области было всего 32 храма, а священников и того меньше. Не в каждой церкви тогда служилась литургия. Было очень трудно. А тут ещё авария по пути в Уржум вскоре после его приезда. На трассу неожиданно выехал трактор, в который врезалась епархиальная машина. Вятчане скорбели: только прислали молодого архиерея, такого благочестивого, доброго, и вот какая беда по грехам нашим. У владыки было раздроблено колено. Но Бог милостив - он поправился. Так начиналось его служение на Вятской земле.

Орлец

- Однажды в Успенском соборе владыку Хрисанфа встречало множество людей и духовенство выстроилось, чтобы создать для прохода архипастыря узкий коридор, сдерживая натиск прихожан.

Но там, где лежал орлец - это такой круглый коврик с изображением града и парящего над ним орла, который кладётся перед аналоем для архиерея, - теснота была особенно сильной. Какая-то пожилая женщина, оступившись, стала на орлец и страшно смутилась. Тут же какие-то особо бдительные бабушки на неё зашикали. Владыка всё это увидел и не прошёл мимо, а остановился. Подошёл к женщине и, благословив её, негромко сказал, обращаясь к тем, кто стоял поблизости: «Всё здесь приобретено вами, в том числе и этот орлец. И вы имеете полное право стоять на нём. Поэтому не осуждайте её». И прошёл в алтарь.

Вспоминая, как владыка был внимателен к каждому человеку, я понимаю, что это был настоящий дар Христов. В Евангелии есть удивительный рассказ о том, как одна женщина, страдавшая от кровотечения, приблизилась и дерзновенно прикоснулась к краю одежды Христа. Там была толпа огромная, и когда Господь спросил: «Кто прикоснулся к Моей одежде?» - ученики ответили: «Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне?» Но Спаситель всё равно нашёл эту женщину, и сказал ей: «Дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя» - и с того мгновения женщина стала здорова.

Это умение разглядеть в толпе людей не функционера, члена партии, имущего или управленца, а именно человека со всеми его радостями и печалями, нуждающегося во Христе, митрополит Хрисанф имел в полной мере. Мы и теперь уповаем, что там, в жизни будущего века, он снова поможет нам. Мы сознаём, что Вятская земля понесла огромную потерю, но приобрела молитвенника, который не оставит нас.

Так просто, хорошо было рядом с ним. Однажды на Рождественском богослужении митрополит Хрисанф вышел из алтаря в полном облачении: могучий, с седой бородой. Вдруг громкий детский голос, звонкий такой: «Мама, смотри, Дед Мороз!» - мальчик лет трёх-четырёх увидел, обрадовался. Владыка улыбнулся чуть-чуть, покадил в его сторону и дальше пошёл. Он никогда бы не одёрнул такого ребёнка, никогда.

Его отношение к людям объясняет, почему сокрушались царства, исчезали, словно дым, идеологии, а Церковь продолжает стоять. В Предтеченском храме, где я служу настоятелем, мы в 2001 году много потрудились: начали устанавливать новый иконостас, поменяли полы, систему отопления, много чего сделали. В конце октября похолодало, выпал первый снег. Приехал владыка и первым делом подошёл не к иконостасу, а к батарее. Положил на неё руку. Тепло. Значит, прихожанам будет хорошо, ведь бабушки мёрзнут всегда. Это было для него так естественно. Он не раз подчеркивал, что именно такие верующие бабушки в годы гонений отстояли Церковь и потому не столько по-отцовски, сколько по-сыновнему любил и уважал их.

Не требуя невозможного

- Ещё одна примечательная черта: владыка Хрисанф никогда не требовал от людей невозможного. Он был требовательным архиереем, но говорил, что тот, кто хочет иметь друга, должен научиться ему многое прощать и требовать прежде всего с себя. И не рассчитывать, что кто-то за тебя сделает твою работу.

И нас, епархиальных служащих и настоятелей храмов, он учил тому, что в любом деле добиться успеха можно лишь тогда, когда ты этим делом живёшь. И год за годом объяснял нам, вятским священникам: «Дорогие отцы, вы должны жить Церковью, у вас должна о ней болеть душа, иначе всё бессмысленно. Нужно не просто исполнять указания епархиального начальства. Например, в каждом приходе должен быть штатный педагог. И можно выполнить это из страха. Но неужели вы сами не понимаете, что если вы хотите блага Церкви, хотите заслужить любовь прихожан, то безо всяких распоряжений давно уже должны были это сделать. Приказы - это чаще для ленивых, равнодушных. Хороший священник, если у него сердце горит, задолго до распоряжения всё устроил как должно». Для владыки православие было жизнью во Христе, жизнью, наполненной любовью к людям. Каждый раз, когда кто-то начинал ставить на первое место обрядовую сторону - всё это «юбки и штаны», владыка сокрушался: «Надо же, о чём думают... Почему никто из них не думает о грехах, о душе и покаянии, о любви к Богу и людям? Вот о чём надо сокрушаться и переживать!» Каждое Прощёное воскресение владыка, обращаясь к пастве, пытался объяснить эту простую, выстраданную им мысль о том, что пост в еде, конечно, важен, но это не главное. Главное - поддержка друг друга, сердечная теплота; будет это - будет и всё остальное.

Прощание

- 21 октября начались торжества в честь преподобного Трифона, в которых владыка участвовал, даже выступал с докладом. Затем 22 октября он утром выступил с докладом на Трифоновских образовательных чтениях, а после обеда открыл Всероссийскую научную конференцию, посвящённую памяти преподобного Трифона Вятского. Тогда же было подписано новое соглашение между Вятской епархией и Вятским гуманитарным университетом. На 29 октября владыка планировал личный приём. На который, кстати, мог без записи прийти любой человек.

Неожиданно 28 октября, ближе к обеду, он позвонил и сказал, что вызвал врача, и тот рекомендовал ему срочную госпитализацию. Вечером стало известно, что по прибытии владыки в больницу ему была сделана экстренная операция, которая прошла очень тяжело. Митрополит Хрисанф потерял три литра крови. В последующие дни его дважды выписывали в палату, но затем возвращали в реанимацию. Находясь в больнице, владыка живо интересовался делами в епархии и даже, превозмогая болезнь, подписал указ о назначении нового настоятеля в Никольский собор г. Вятские Поляны. Всё это время состояние его здоровья оставалось тяжёлым. При первой возможности 30 ноября самолётом МЧС его доставили в Федеральный медицинский биофизический центр имени А. Бурназяна. Это одно из лучших медицинских заведений в стране. С владыкой Хрисанфом отправились его келейники - отец Михаил и Николай. Они свидетельствуют, что он очень мужественно переносил все операции и медицинские процедуры, но организм не справился. Испытания, перенесённые владыкой на протяжении жизни, напомнили о себе. 4 января в 22 часа 35 минут митрополит Хрисанф отошёл ко Господу.

Сегодня я думаю, что, возможно, был особый промысл в том, что в течение 70-ти дней болезни владыки мы, вятские христиане, были разучены со своим архипастырем. Мы молились за него, укрепляясь духом, и сейчас, когда тело владыки покоится в Успенском соборе рядом с ракой преподобного Трифона Вятского, которого он очень почитал, это чувство согревает наше сердце. Гробницу сооружали в ночь на Рождество. Нашли единственное место в храме, где её можно было устроить, - у северной стены. Между склепом наместника Трифонова монастыря и ректора Вятской Духовной семинарии архимандрита Софония (Македонского) и ракой преп. Трифона было Богом данное место для митрополита Хрисанфа.

9 января при огромном стечении духовенства, прихожан, паломников со всей Вятской земли он был погребён в Успенском кафедральном соборе Трифонова монастыря. На погребение приехали любимые ученики владыки - митрополит Астанайский и Казахстанский Александр и Архиепископ Верейский Евгений. Временно управляющий Вяткой епархией архиепископ Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн сказал тогда удивительные по глубине слова о том, что мы не должны печалиться без меры, потому что для христианина смерть - это приобретение. Митрополит Хрисанф возлюбил Христа и ушёл ко Христу. И это действительно так.

Все эти годы мы как птенцы были под покровительством нашего дорогого владыки. Теперь пришло время взрослеть, переживая такие утраты, полагаясь на Христа - ведь Он с нами и всё в Его руках. Кто может помолиться о владыке церковными словами, пусть помолится, а кто нет - пусть просто помянет его добрым словом. Сейчас, когда он восходит к Богу, он особо нуждается в молитвенной помощи.


Дети мои, дети

Рай Господень светел.
Далека земля.
Дети мои, дети,
Как вы без меня?

Разыгрался ветер
У монастыря.
Дети мои, дети,
Не печальтесь зря.

Дни и годы эти
Не забуду я.
Все вы, мои дети,
В сердце у меня.

Надо жить на свете,
Чистоту храня.
Дети мои, дети,
Помяните мя.

Враг расставит сети,
За собой маня.
Берегитесь, дети,
Это западня.

А случится встретить
Зло средь бела дня,
Не страшитесь, дети,
Буду с вами я.

Быстро мчится время.
Вертится земля...
Дети мои, дети,
Помните меня.

Прот. Александр Балыбердин

http://www.rusvera.mrezha.ru/628/3.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме