Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Другого пути у меня не было…»

Протоиерей  Василий  Стрелков, Православие и современность

29.01.2011

Митрофорный протоиерей Василий Стрелков в январе наступившего 2011 года отмечает 70-летний юбилей. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей интервью с отцом Василием. Он делится своими воспоминаниями о детстве, учебе в семинарии, церковном служении в советское время.

- Отец Василий, вы из поколения людей, которые верили в Бога несмотря на то, что существовали вполне узаконенные гонения на любое проявление религиозности. Кто стал для вас примером, научил верить? 

- Отвечу просто: семья. Все мои родственники по материнской линии - люди верующие. Я хорошо помню себя с семи лет: все большие церковные праздники мы отмечали вместе с матерью. Отца совсем не знал - в 1941 году его забрали на фронт. Он погиб в 1942 году под Москвой. Мы с мамой и нашей родней постоянно ходили в Духосошественский собор с того момента, как он открылся в 1947 году, бывали и в Свято-Троицком. 

- Помните ли вы военные годы? 

- Почти не помню: я был слишком маленьким. Единственное воспоминание - 1945 год, мы с матерью сидим на кухне, она плачет - ну и я вместе с ней. Тяжело было очень: хлеб давали по карточкам. На двоих нам с мамой дадут, а я один все съем... Самый голод пришелся на 47-й, потом полегче стало. Легкость эта, правда, выражалась лишь в том, что стали давать больше хлеба. 

- Отец Василий, вы учились в Саратовской семинарии, которая во второй раз открылась в послевоенные годы. Расскажите, как у вас возникла мысль поступить именно туда,- ведь вы знали, как относятся к Церкви в Советском Союзе. 

- Мысль не «возникла» - как-то по-другому и не думалось, об ином будущем я и не мечтал. Жили мы возле Сенного базара, а рядом как раз семинария и располагалась - на Кирпичной (нынешняя Посадская) и Университетской. С первого класса знал всех, кто там учился. И они меня знали: я часто ходил в семинарский храм. Примерно в 1955 году был алтарником у владыки Иоанна (Венланда), который впоследствии, после Саратова, служил в Ярославле. Мне было лет 14, наверное... А в семинарию поступил только через год после окончания десятого класса, в январе 1959 года, - мне не хватало лет, 18 еще не исполнилось. А через год меня и тех семинаристов, которые были годны к строевой службе, забрали в армию. Служил я в стройбате, в Томске. Вернулся - оказалось, духовную школу нашу закрыли через два месяца после призыва, в феврале 1961-го. 

- Чем запомнилась вам семинария, в которой вы так недолго, но все-таки учились? 

- Сейчас почему-то вспоминается такая деталь. В нашу семинарию приезжали ребята даже с Украины. Украинские семинарии не могли принять всех желающих. При этом на моем курсе училось всего трое семинаристов из Саратовской области. Факт показательный. Саратовцы, видимо, не очень религиозны.

- Как складывалась ваша жизнь после армии? 

- После армии я вернулся в Саратов. Несколько лет пел на клиросе. В 1967 году стал псаломщиком, а потом и регентом в Покровском храме в Энгельсе. С 1972 по 1976 год служил регентом саратовского Свято-Троицкого собора. Дело свое любил и посвящал ему все свое время, бесконечно переписывая ноты в церковной библиотеке. Это был удел всех регентов тех лет - больших тружеников. Помню Степана Петровича Покровского, долго регентствовавшего в Троицком соборе, переписывающего ноты и утром, и вечером. Таким образом он собрал огромную нотную библиотеку. Михаил Александрович Зелепухин оставался на посту регента Духосошественского собора четырнадцать лет. Когда он покинул его в 1980 году, ему самому было почти восемьдесят лет. 

 - А кто вам привил любовь к пению? 

- Трудно сказать, кто именно... И Церковь дала многое в этом отношении, и семья. Мы все очень музыкальные. Все пели песни, много знали духовных стихов. Еще в школе я пел на левом клиросе Духосошественского собора - вместе с двоюродным братом своим, Анатолием Пономаревым. Регентовал тогда Ефим Иванович Анесов.

Мой дед устраивал четыре праздника в году, приглашал всех родных. Праздники эти были такие: Первомай, годовщина революции, Рождество Христово и Пасха. Конечно, интересный набор, как ни крути. Первые два отмечались потому, что в эти дни всех гнали на демонстрацию - хочешь не хочешь, идти было надо. И вот мы шли по площади Революции, сворачивали на Радищева, потом на Советскую и сразу попадали в гости к деду, который жил на Провиантской. Собирались все за одним столом, пели. Мы, ребятня, сидели, слушали, подхватывали. Помню до сих пор: «Мой духовный сад, как запущен ты, от негодных трав заросли цветы...»; «Два ангела парили над грешною землей и тихую беседу вели между собой...»; «Я умом ходила в город Вифлеем...». Напев был обычно простой, бесхитростный, но очень задушевный, трогательный. У меня где-то даже рукописный мамин стихарник еще остался... Впоследствии мне уже не удалось этих духовных стихов ни слышать, ни исполнять. Только в сельской местности пение стихов сохранялось годов до 70-х - 80-х. Обычно бабушки исполняли: храмов не было, молитв они уже не помнили, а покойников хотелось проводить достойно... 

- Как вы стали священником? 

- Порегентовал-порегентовал, да и женился в 1974 году. Тогда-то меня владыка Пимен рукоположил во диакона. По-прежнему хором руководил в Свято-Троицком соборе, служил, выезжал с архиереем в Волгоград, по приходам. Диаконское служение мне очень нравилось: мне было легко, все я знал... Но 7 августа 1977 года владыка рукоположил меня в священника и назначил в Духосошественский собор. Прослужил я там до самого 1990 года. Именно тогда Саратовской епархии передали первый храм - Серафимовский. Мне было поручено его восстанавливать. 

- Да, в этом году и Свято-Серафимовский храм отмечает юбилей: 20-летие с момента первой Божественной литургии после десятилетий поругания... 

- Совершенно верно. Трудностей, конечно, было много. Свято-Серафимовский храм восстанавливали по принципу «глаза боятся, а руки делают». И, по милости Божией, все получилось. Вот уж без малого двадцать лет прошло - а помню, будто все вчера было, и первый молебен, и первую службу, и трудности. С большой теплотой и благодарностью вспоминаю тех, кто помогал храму. И прихожан, и многих административных работников, к которым приходилось обращаться по тем или иным вопросам,- главу администрации Кировского района Раису Даниловну Осину, например. А ведь тогда для представителей власти общение со священником было чем-то необычным, не было никаких «инструкций», как на наши просьбы реагировать. Директора предприятий помогали, кто чем мог. Люди, даже нецерковные (а таких тогда было большинство), радовались, что храм восстанавливается. Все было впервые тогда, и никто не знал, как купола делать, как колокольню строить; специалистов не было, средств тоже не было - был бартер... Это потом уже у меня настоятели других храмов опыт перенимали. 

- Вы потрудились также и для укрепления колокольни Свято-Троицкого собора, вернули к жизни Покровский храм, достраивали церковь в Генеральском. Думаю, что этот список далеко не полный - вы участвовали и в строительстве новых храмов в глубинке. Где было труднее всего? 

- Да везде было непросто. Представьте себе - мы с отцом Константином Проскуриным в Серафимовской церкви служили зимой без отопления! Вы можете это себе представить? Крестили людей в тулупах - только шапки с них снимали. Январь-месяц, что тут скажешь... Тогда было будто второе Крещение Руси - иногда приходило по сотне человек в день. Таинство могло длиться несколько часов подряд. Еще трудно было ставить в Покровском храме купола - приходилось самому лазать на верхотуру, смотреть, искать варианты. Долго мы их устанавливали, разные трудности были,- но справились и с этой задачей. 

- Отец Василий, вашей энергии, оптимизму можно только радоваться и удивляться. Откуда вы берете силы и для пастырского служения, и для другой необходимой работы? На Троицкий храм в Энгельсе сегодня приятно смотреть - вокруг цветники, новые здания, дети играют... И все это появилось за годы вашего настоятельства. 

- Откуда силы? Как получается?.. Меня часто выручает привычка во все вникать самому. Но мало разобраться в проблеме, надо «запустить» процесс. И тут очень важен личный пример. Я его демонстрировать не ленюсь. Этому учил и своих воспитанников, когда читал спецкурс в семинарии. Стремился донести до будущих священников, что им, возможно, тоже придется засучить рукава и встать рядом с рабочими. Тогда можно быть уверенным, что дело пойдет. 

Но самое главное во всем - помощь Божия. О Боге забывать ни при каких обстоятельствах нельзя, невозможно. Только Его милостью есть силы. Благодаря Ему сделано многое. И Он - главный пример для всех нас.

Наталья Волкова
Фото Александра Курочкина

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=56327&Itemid=5




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме