Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Хозяин печатного слова

Митрополит Калужский и Боровский  Климент  (Капалин), НГ-Религии

03.06.2010


Издательский совет сохраняет Церковь от нового раскола …

Из досье "НГ-религий"

Климент, митрополит Калужский и Боровский, председатель Издательского совета Русской Православной Церкви. В миру – Капалин Герман Михайлович (1949 г.р.). В 1974 году окончил Московскую духовную семинарию, в 1978 году Московскую духовную академию (со степенью кандидата богословия). В 1978 году пострижен в монашество с наречением имени Климент в честь святого Климента, епископа Римского. В 1981 году возведен в сан игумена, в 1982 году – архимандрита, в том же году хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии. В 1989 году возведен в сан архиепископа. С июля 1990 года – архиепископ Калужский и Боровский и первый заместитель председателя Отдела внешних церковных связей. С декабря 2003 года – управляющий делами Московской Патриархии и постоянный член Священного Синода. В феврале 2004 года возведен в сан митрополита. На выборах Патриарха Московского и всея Руси 27 января 2009 года был одним из кандидатов на патриарший престол, однако Поместный Собор РПЦ выбрал митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева). В марте 2009 года освобожден от обязанностей управляющего делами Московской Патриархии и назначен председателем Издательского совета Русской Православной Церкви.

Священный Синод 25 декабря 2009 года принял решение о том, что все издания, предназначенные к распространению через систему церковной книготорговли, должны в обязательном порядке получить одобрение Коллегии по рецензированию и экспертной оценке при Издательском совете РПЦ. Об особенностях работы недавно созданного церковного ведомства журналистам Антону КУРИЛОВИЧУ и Марии ЕРМАЧЕНКО рассказал председатель Издательского совета РПЦ митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ (КАПАЛИН).

– Ваше Высокопреосвященство, насколько радикально меняет ситуацию в православном книгоиздании появление Коллегии по рецензированию и экспертной оценке Издательского совета РПЦ? Что нового привнесено в деятельность Издательского совета?

– Надо заметить, рецензирование проходило и раньше, при моих предшественниках, но тогда существовал коллегиальный орган, рецензионный комитет, состоявший из членов аппарата совета. Синод указал на необходимость обязательного рецензирования, с последующим присвоением грифа «Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви» всех изданий, которые предназначены для распространения через церковную книжную систему. После этого решения Синода на совещании в Издательском совете решили обратиться к Святейшему Патриарху с предложением, чтобы преобразовать рецензионный комитет в Коллегию по рецензированию и экспертной оценке и чтобы новая структура состояла из приглашенных специалистов. Патриарх благословил создание коллегии и утвердил ее состав. Мы смогли привлечь специалистов, причем среди рецензентов и членов коллегии нет сотрудников издательств, которые могли бы оказывать влияние на принятие решения в своих интересах. Это позволяет получить максимально выверенную экспертную оценку представленной книги. Среди членов коллегии богословы, историки, кинокритики, специалисты в разных областях.

– Чем обоснована необходимость создания системы рецензирования православной литературы? Стало ли одной из причин желание пресечь публикацию от имени Церкви черносотенной, антисемитской литературы, а также сомнительное богословие некоторых священнослужителей РПЦ?

– Сейчас очень много некачественной литературы выходит в свет. Ряд издательств, даже церковные, отбирают материал по принципу популярности темы или известности автора. Книги раскупят, и они принесут доход. Эти издательства не задумываются о содержании того, что они печатают. К примеру, возьмем даже текст Священного Писания, синодальный перевод. Имеется выверенный текст, приведенный в современной орфографии, в нем исправлены опечатки. Над ним работали в 70-е, 80-е и 90-е годы. Благо сейчас современные технические средства позволяют избежать многих ошибок, которые появляются при наборе. А что нам порой представляют? Текст неизвестно откуда взят. В нем не только ошибки, но и, бывает, заменены слова. Получается, отдельные издательства либо сами произвели корректорскую правку, либо просто скачали текст из Интернета. Разве можно такое допускать?

Большая проблема и с дореволюционными изданиями, в том числе с переизданием творений святых отцов. Текст приводится в современной орфографии, и здесь возникает вопрос: а кто делал редакторскую правку и кто проверял, как она сделана? Я посещал ряд издательств, знакомился с их персоналом, но специалистов в области богословия, библеистики, аскетики, каноники я не видел. Приведу пример. Издательство Ярославской епархии дало на рецензию книгу, так в пояснении говорится, что Писание цитируется по синодальному переводу «в современной орфографии» и «в современной лексике»! Получается, редактор самовольно «перевел» текст Священного Писания? А что он вообще подразумевает под «современной лексикой»?

Или взять довольно распространенную богослужебную книгу – молитвослов. Что только не придумают издатели при выпуске! Приведу несколько названий: «Правильный молитвослов», «Молитвослов всегда с тобой», «Полный молитвослов». Что, другие молитвословы «неправильные»? Многие молитвы, которые добавляются к обычному молитвенному правилу, уполномоченными церковными инстанциями не рассматривались, а следовательно, они не имеют благословения. А в этих изданиях говорится, что эти молитвы либо «помогают» от чего-то, либо благословлены неким старцем. Ради чего это делается? Опять же ради коммерческих интересов.

Я скажу, что это относится ко всей популярной церковной литературе. Есть сборники акафистов, житий и высказываний святых отцов, среди которых имеются книги, посвященные таким лицам, которые не причислены к лику святых. Эти тексты не рассматривались ни комиссией по канонизации святых, ни богослужебной комиссией. Большинство же верующих мало читает богословскую литературу, и их понимание религиозных вопросов складывается через знакомство с такими книгами. А это опасно. Церковь во все века хранила Священное Писание и свое учение от искажения, она не допускала несанкционированных нововведений в текст. Дальше так оставлять нельзя, мы создадим ситуацию, которая была в XVII веке. Люди привыкнут к искажениям и потом будут отстаивать их как «истинную» веру.

– Уместны ли замечания некоторых критиков нововведений, считающих, что в сфере православной литературы появилась цензура?

– Нет. Это в корне неверно. Можно вести речь о рецензировании и проверке на соответствие православному учению. Мы не накладываем вето на выпуск книг, мы добиваемся, чтобы книги, раскрывающие православное вероучение и наставляющие в православном образе жизни, не содержали то, что не принято Церковью. Подобная практика существует у нас в образовании. К примеру, школьные учебники получают гриф Министерства образования и науки. Так и книги, распространяемые в церковной сети, получают гриф Издательского совета. Замечу, что наш гриф не распространяется на светскую книжную сеть.

– Насколько нам известно, уже есть ряд книг, не рекомендованных советом к распространению. Что послужило основанием для такого решения?

– Такие книги действительно есть. Как я уже сказал, главные причины отказа в получении грифа Издательского совета – наличие в книге учений и взглядов, которые не могут быть идентифицированы как православные или недостаточно ясно выражают позицию Церкви по какому-либо вопросу.

– Некоторые православные издатели оказались в числе недовольных происходящими изменениями. Насколько оправданны их опасения, что предварительное рецензирование и обязательность получения грифа серьезно осложнит работу издателей, в том числе возложит на них дополнительное финансовое бремя?

– Считаю их неоправданными вовсе. Осложнит это работу лишь тех издательств, которые пытаются пробиться на рынок православной книжной продукции с литературой, содержание которой не всегда в должной мере соответствует оговоренным выше критериям. Ведущие православные издательства подобных проблем не испытывают и без каких-либо претензий и жалоб предоставляют книги для получения грифа Издательского совета. Хочу заметить, что при вынесении решения относительно присвоения грифа Издательского совета мы не руководствуемся принципом авторитетности издательств или объема выпускаемой ими продукцией. Если издательства выпускают качественную литературу, то им нечего бояться. Шумит тот, кому в мутной воде охота рыбку ловить, то есть распространять некачественные контрафактные издания.

В конце января мы получили от Святейшего Патриарха благословение, чтобы рецензирование происходило на платной основе. После этого мы стали изучать финансовую сторону вопроса. Обсуждали вопрос с членами коллегии и с рядом издателей. Чтобы сумма, которую нужно будет вносить, была понятна всем, составили формулу расчета. Проект расчета вынесли на обсуждение издателям. Мы хотим, чтобы и они понимали, по какой схеме предлагается вести расчет. Это пока проект. Мы дважды встречались с руководителями издательств и пришли к консенсусу. Теперь результат предоставляем на утверждение Патриарху. И только после его утверждения формула расчета вступит в силу. Формула исходит из реально затраченного времени на рецензию книги. Зарплата рецензента составит от 30 до 40 тысяч рублей в месяц при восьмичасовом рабочем дне. К примеру, если книга в 400–500 страниц переиздается с дореволюционного источника, одобренного церковной цензурой того времени, или это новые переводы, одобренные библейско-богословской комиссией или кафедрами духовных академий, а также книги Священного Писания, богослужебной литературы, то расходы на рецензирование будут составлять от одной до двух тысяч рублей на издание, то есть 20–40 копеек на одну книгу при тираже 5 тысяч экземпляров. Издательству выпуск такой книги обходится в 24–26 рублей, а продается каждый экземпляр за 100 рублей. Это книга для широкого круга читателей. А вот другой пример. Одно издательство выпускает альбомы о монастырях, тираж 2 тысячи экземпляров, себестоимость книги 500–600 рублей, продают за 1500 рублей. За рецензирование на одну книгу будет приходиться около 10 рублей. Если рецензируется научная (учебная, богословская, историческая, новые научные переводы святых отцов) и малотиражная литература, то здесь будет своя шкала расчетов, учитывающая эту специфику.

– Как построено издательское дело в других поместных Православных Церквах и в Католической Церкви?

– Там эта проблема не так масштабна. Например, в странах, на которые распространяется юрисдикция Сербской Церкви, книжный рынок намного слабее. В Америке издается 20 православных книг в год тиражом 2–3 тысячи экземпляров. Причем книги издают в основном духовные школы, например, Свято-Владимирская духовная академия, семинария Святого Креста и Свято-Троицкая семинария. У них в основном переиздания, оригинальных новых богословских изданий очень мало. Нет такого интереса у народа к книге. Россия в этом отношении особая страна. У нас издательств больше, потребность в книгах больше. Что касается католиков, то у них в основном самостоятельные издательства и частные книжные магазины. Например, в Нью-Йорке есть только один небольшой католический книжный магазин на Манхэттене. Это на весь мегаполис. Зато на Западе есть хорошие кабельные религиозные каналы и религиозные программы на центральных каналах, поэтому и духовное просвещение у них идет несколько другим путем.

Антон Курилович Мария Ермаченко

http://religion.ng.ru/events/2010-06-02/1_sovet.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме