Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Берег моей жизни

Юрий  Соломин, Русский вестник

30.06.2010

Выдающемуся русскому актёру, художественному руководителю Малого театра, лауреату Государственной премии, народному артисту СССР, любимцу многих поколений отечественных зрителей Юрию Мефодьевичу Соломину 18 июня исполнилось 75 лет.

С его именем связана целая эпоха в истории отечественного театра и кинематографа. Ученик Царева и Пашенной, ведущий актер и художественный руководитель Малого театра, Юрий Соломин вот уже почти 20 лет возглавляет этот храм искусства. Мало кому удавалось сохранить славные традиции русского национального театра, его академичность, актерскую школу, сберечь коллектив и при этом фактически заново создать репертуар.

Юрий Мефодьевич - человек яркой творческой судьбы. Свидетельством его индивидуальности, многогранного таланта и виртуозного владения профессией являются более полусотни блистательно сыгранных ролей в кино и столько же - в театре. Диапазон их поистине уникален - от Хлестакова и Тригорина до царя Федора Иоанновича и Сирано де Бержерака.

В историю национального кинематографа вошли незабываемые образы майора Звягинцева в «Блокаде» и Телегина в «Хождении по мукам». Роль Арсеньева в фильме Акиры Куросавы «Дерсу Узала» принесла ему мировую известность, а капитан Кольцов из «Адъютанта его превосходительства» навсегда стал его второй тенью.

В канун юбилея Ю.М. Соломин закончил работу над итоговым трудом, охватывающим многие этапы его творческой биографии. Выходит в свет издание Малого театра в прекрасном полиграфическом исполнении типографии «Наука» - книга Юрия Соломина «Берег моей жизни».

Читатель вступает в особый мир соломинских раздумий над событиями в мире культуры и сценического искусства. Знакомим читателей с некоторыми из них.

* * *

 

Более пятидесяти лет выхожу я на сцену Малого театра. Сколько ролей сыграно за эти годы... О каждой можно рассказать многое. Но когда меня спрашивают, как рождается та или иная роль, я никогда не могу этого логически объяснить. Один известный актер, когда ему задали подобный вопрос, сказал, что это напоминает ему следующую ситуацию: поймали рыбу, положили ее на стол и попросили рассказать, как она плавает.

Так как же рассказать про актерское мастерство? Иногда по телевизору смотришь - там молодые красавицы, сыгравшие одну-две роли, очень бодро и смело, прижимая красивые руки к красивой груди, с восторгом подробно рассказывают, как они творят в искусстве и что уже натворили. Откуда такая смелость в суждениях, словах - якобы ярких, но по существу заношенных: «волнение», «трепет», «волнительный» и еще много всяких разных прилагательных? От старых актеров таких изъяснений слышать не приходилось. И это понятно: то, как созревает роль, - это что-то сокровенное, какой-то тайный процесс, совершающийся в твоем сердце, в сознании - в одиночестве.

* * *

 

Я уже много лет говорю об этом и вызываю огонь на себя. Меня возмущает, когда некоторые режиссеры берут пьесу Чехова или Островского и дают ей другое название. Ставят. На сцене происходит черт-те что, не имеющее ничего общего с тем, что написано у автора. Как сейчас принято говорить, ставят «на тему». В какое же неудобное положение может попасть человек, увидевший этот спектакль, но не прочитавший пьесу, если будет пересказывать кому-то его содержание.

Конечно, обращение к классике всегда предполагает новое прочтение и трактовку: ведь эстетические вкусы, представления людей меняются. Но, прикасаясь к классике, это надо делать в пределах разумного, не осовременивая до бесчувствия, как поступают в иных театрах в погоне за оригинальностью и эпатированием публики. В одном театре я видел «Лес», в котором звучали песни Высоцкого, а русский купец устраивал стриптиз. Я очень люблю и уважаю Высоцкого, но какое он имеет отношение к «Лесу»? В этом спектакле Восьмибратов снимал с себя рубаху, а затем стаскивал еще и штаны. На актере оказались плавки импортного производства. Молодежь хохотала. Ей было смешно, когда на виду у всех снимали штаны. А я сидел и думал, что эти молодые люди никогда больше не увидят «Леса», а тем более не прочтут эту пьесу. А ведь там такой язык, такие потрясающие человеческие отношения, такой глубокий философский смысл!

Права переделать классика никто не давал. Я понимаю, что жизнь тяжелая и зрителям хочется развлечься и отдохнуть. Но для развлечения надо брать других авторов. А искажение классики, кроме вреда, обществу ничего не дает. Русский реалистический театр с его актерскими традициями - это то, что заложено генетически. В остальном же дело за профессионализмом и способностью принять тригоринский постулат:

«Всем хватит места - и старым и новым формам. Зачем толкаться?»

Вот есть же традиция отмечать Новый год. Что в этом плохого? Для меня плохо, что Деда Мороза стали называть Санта-Клаусом. Зачем? Мы - странный народ...

Теперь нас зовут россиянами, хотя я этого слова не воспринимаю. Есть ведь русские, есть татары, есть евреи, есть чеченцы, есть узбеки, украинцы, грузины и так далее.

* * *

 

Был конец августа. Я шел по улице с коляской и увидел около своей калитки черную «Волгу».

Почему-то, даже не могу объяснить почему, сразу подумал: наверное, приехали из правительства, чтобы предложить мне должность министра. Вошел в дом. Там сидели жена, дочка и какой-то незнакомый человек. Этот человек сказал, что Иван Степанович Силаев, тогдашний председатель Совета министров Российской Федерации, приглашает меня к себе. Я спросил: «Речь пойдет о назначении меня министром?» Он подтвердил это и предложил немедленно поехать в Москву. Я отказался, сказал, что побуду с внучкой, а утром приеду на своей машине. Как раз в то время мне предлагали преподавать в Штутгарте и Мексике. Естественно, зарплата за работу там несоизмерима с зарплатой министра. К тому же я был утвержден на очень хорошую роль у очень хорошего режиссера на «Ленфильме».

Так что выбор у меня был, но на нашем домашнем совете жена, она человек очень патриотичный, сказала: «Это надо для России», - и я выбрал министерство.

За два года до этого меня избрали художественным руководителем театра. Это было сложное для нас время - стало разваливаться здание, репертуар. На нас ополчилась критика. Я оказался в нелегком положении - пришлось убрать из репертуара двенадцать названий, а что это значит для актеров? Играли только в филиале. Я постарался помочь родному театру, а потом представилась возможность помочь России. Мне тогда показалось, что непорядочно быть в стороне, если ты можешь принести пользу делу, в которое веришь.

На следующий день я приехал в Совет Министров к Ивану Степановичу Силаеву. Сказал, что из театра не уйду, а Иван Степанович ответил, что этого никто и не требует.

Так, оставаясь в театре, я стал работать министром. Весь день проводил в министерстве, потом ехал в театр. Продолжал играть царя Фёдора и другие роли.

Так случилось, что в Министерстве культуры я до того бывал очень редко. Меня привезли, представили. На следующий день я приехал самостоятельно и забыл, на каком этаже мой кабинет. Пришлось спрашивать у дежурных. За время своей работы я не поменял там никого, кроме одного из замов, которого не могли убрать пятнадцать лет, - он слишком много сделал плохого. Вернее, не сделал ничего хорошего.

Двери моего кабинета были для всех открыты - специальных часов приема не существовало. Если кто-то приезжал издалека и хотел поговорить со мной, я откладывал другие дела и принимал его.

Я старался помогать всем. Самое главное, нужно не стучать в дверь и просить заплатить артистам, нужно дверь открывать и спрашивать, почему этого не сделали. Пока же мы стоим в одном ряду с шахтерами, учеными, врачами. К сложностям профессиональным добавляются сложности финансовые.

Как-то ко мне обратился директор школы-интерната одаренных детей из Новосибирска. Он рассказал, как трудно им жить. На питание они получают рубль тридцать. Я обратился в правительство. В результате сумма была увеличена до трех пятидесяти. Тогда это было существенно. Считаю, что это одно из самых моих серьезных деяний. Наша заслуга и в том, что на культуру из бюджета выделили два процента. До сих пор ко мне приходят люди за советом и за помощью.

Я работал министром недолго, полтора года. Может, работал бы и больше, но Министерство культуры начал курировать Геннадий Бурбулис. Меня стали вызывать то с отчетами, то с докладами на депутатскую группу.

Однажды пришел, и какой-то юрист стал задавать мне совершенно нелепые вопросы. Я - человек взрывной, встал и сказал: «До свиданья. Вы меня отрываете от работы». И ушел.

Я понял, что-то затевается. Через несколько дней мы с женой ехали с госдачи в Архангельском на работу в Москву. Я - в министерство, она - в училище Щепкина. Мы уже были на Кутузовском проспекте, когда я по телефону получил телефонограмму о том, что готовится соединение Министерства культуры с Министерством по туризму. Я категорически возражал против этого. Я не против туризма, но считаю, что ни в коем случае нельзя соединять два этих министерства. Доказывал это на самом высоком уровне. Очевидно, я кому-то мешал, но выступить против меня в открытую и снять меня не решались. Как только я услышал о слиянии двух министерств, позвонил дочке в Архангельское и сказал ей, чтобы она собирала все вещи. Мы развернулись и поехали обратно. К нашему приезду дочка уже успела упаковать чемоданы. Мы погрузили в машину вещи, дочку, внучку, наших кошек и собак и поехали домой.

Больше в министерство я не приходил.

Подготовила Елизавета ОНИЩЕНКО

 

 

 

Редакция «Русского Вестника» присоединяется к множеству поздравлений
и желает Юрию Мефодьевичу доброго здоровья и помощи Божией в трудах во благо России.

 

http://www.rv.ru/content.php3?id=8554




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме