Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ювенальная юстиция или институт Павликов Морозовых?

Денис  Сасин, Официальный сайт Сыктывкарской и Воркутинской епархии

Ювенальная юстиция / 09.06.2010


Ответы главного редактора газеты «Епархиальные ведомости» Сыктывкарской и Воркутинской епархии в эфире программы «Открытое голосование» …

Ведущий: Здравствуйте всем, это программа «Открытое голосование» на телеканале «Юрган». Если вы любите думать, значит, вы сегодня с нами. Мы в клубе «9000 метров». Вот о чем мы сегодня с вами поговорим: в последнее время на информационных лентах нашей республики появилось словосочетание «Ювенальная юстиция». Для большинства из нас она вообще ничего не значит, а кому-то подсказывает, что речь идет о детях. На прошлой неделе Глава нашего региона Вячеслав Гайзер дал поручение омбудсменам, детскому омбудсмену, разработать, вернее, проработать этот вопрос, понять, что это такое в принципе и насколько это применимо для нашего региона. Поскольку у Ювенальной юстиции сразу же появились противники, следовательно, нам есть о чем сегодня уже поговорить. Итак, мои гости: уполномоченный по правам ребенка Анастасия Булавина и главный редактор газеты «Епархиальные ведомости» Денис Сасин. Мы готовы начинать. И для того, чтобы понять, что же в принципе под собой представляет Ювенальная юстиция, я прошу Анастасию начать первой. Прошу Вас.

Анастасия Булавина: На встрече с Главой Республики Коми было дано поручение, изучить ситуацию и придти к какому-то решению, чтобы республика могла идти по своему направлению в плане внедрения Ювенальной юстиции в Республике Коми.

Ведущий: Давайте скажем, что это такое, для начала.

Анастасия Булавина: Это касается, как Вы правильно отметили, защиты прав и интересов, прежде всего детей. Сейчас многие говорят, что при внедрении Ювенальной юстиции органы, скажем социальной защиты, субъектов профилактики, могут беспрепятственно входить в любую семью и смотреть как живет семья.  Данная точка зрения, по-моему мнению, неправильная. Конечно, есть «плюсы» и «минусы» Ювенальной юстиции. И это нужно смотреть, нужно слушать людей: всех участников процесса, что касается семьи, воспитания детей, и только потом придти к какому – то решению, чтобы внедрять ее в республике. По этому поводу мы уже говорили с руководством Общественной палаты Республики Коми и договорились, что в июле-августе месяце мы организуем такое мероприятие, куда будут приглашены и учителя, и детские психологи, и профессиональные юристы, и педагоги. И будем слушать все стороны «За» и «против». Еще раз повторяюсь, нужно взвешенно подойти к этому вопросу и только потом принимать решение.

Ведущий: Хорошо, спасибо большое, мы вас поняли. Денис, аналогично две минуты, почему «контр», так скажем?

Денис Сасин: Во – первых, необходимо сказать, что Церковь наша хотя и отделена от государства, но не отделена от общества. Следовательно, проблемы семьи стоят у нас на первом плане, и мы должны понимать, что введение Ювенальной юстиции будет способствовать разрушению традиционных устоев, попранию христианских заповедей почитания детьми родителей и, тем самым, приведет к разрушению социальной сферы общества в целом. Мы, конечно же, этого допустить не можем. Мы обратились к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Владыка Питирим, епископ Сыктывкарский и Воркутинский, направил свое обращение. По всей стране, в практически каждом четвертом городе, проходят или митинги, или конференции, направленные на недопущение введения Ювенальной юстиции в России. Мы в этом вопросе солидарны и даже выпустили специальные баннеры, которые можно увидеть на предсоборной площади Свято-Стефановского кафедрального собора, предупреждающие родителей о том, что Ювенальная юстиция ведет к разрушению семьи.

Ведущий: А, есть какие-нибудь примеры действия Ювенальной юстиции, которые плохо бы сказались на других государствах, так вкратце, на чем Вы остановитесь?

Денис Сасин: Вкратце это, например, Латвия, также Франция, где в одном случае ребенку не купили платье в магазине. Ребенок устроил скандал, отец пресек это. Вследствие чего ребенок обратился в эти специализированные службы - родителя попытались обвинить в изнасиловании. Правда это была русская девушка, по-видимому, вспомнившая о традиционных ценностях, и отца не посадили. Видны определенные перегибы.

Ведущий: Определенно серьезно. Спасибо, Денис, за интересный, содержательный ответ, высказывание своей точки зрения. Итак, уважаемые зрители, во втором раунде, который грядет неминуемо, наши гости будут задавать друг другу вопросы. Оставайтесь с нами, диалог будет интересным.

Денис Сасин: Я хотел бы понять, ведь у нас существуют социальные службы, есть органы опеки, есть даже специальные ведомства при аппарате МВД Республики Коми, занимающиеся проблемами несовершеннолетних. Так зачем же нам еще одна структура Ювенальной юстиции? Ведь это по сути дела новый чиновничий аппарат, следовательно, деньги простых налогоплательщиков пойдут на поддержание данной инфраструктуры. С чем связано данное нововведение, необходимо ли оно? Может быть лучше необходимо развивать, то, что уже создано, чтобы оно работало более эффективно?

Анастасия Булавина: Понятен Ваш вопрос, я хочу сказать по этому поводу, что, наверное, вот эта проблема – проблема внедрения Ювенальной юстиции у нас вообще в целом по всей России не спонтанно возникала, только потому, что сейчас все субъекты профилактики (здравоохранение, социальные службы, комиссия по несовершеннолетним) работают с полной отдачей, но на сегодняшний день у нас проблема существует, более того она усугубляется, т.е. количество детских правонарушений, примеров жестокого обращения с детьми, количество детей сирот возрастает с каждым годом, следовательно, необходимо что-то менять. Я думаю, это мое мнение, только поэтому такая проблема сейчас возникла, и ее обсуждает вся Россия.

Денис Сасин: Не думаете ли Вы, что вот эта система Ювенальной юстиции приведет к тому, что у нас будут появляться, грубо говоря, такие «институты Павликов Морозовых». Когда ребенку, что-то не купят, что-то не сделают, лишний раз не так накажут, и он пойдет жаловаться и, следовательно, детей будут изымать у таких родителей, когда причин может и не быть. Будут ли дети проверяться на детекторе лжи, чтобы объективно следить за данной ситуацией?

 

Анастасия Булавина: Поэтому поводу мое мнение такое, что Вы видите только негативную сторону этого вопроса, а я хочу сказать, что есть и положительные примеры. Я недавно общалась со своим коллегой из Пермского края. Они внедрили у себя свою модель и даже выпустили сборник «Пермская модель Ювенальной юстиции», но они к этому шли не год и не два, они шли к этому 10 лет. Они взяли только положительное, что есть в Ювенальной юстиции. Следовательно, мы должны привлекать все заинтересованные стороны к этому вопросу, чтобы принять правильное решение.

Ведущий: Анастасия, простите, я попрошу Вас ответить на вопрос, что если ребенок поймет свою безнаказанность в данном вопросе. И это станет «некой заразой», начнутся постоянные жалобы. У нас половина семей может разрушиться?

Анастасия Булавина: Я думаю, если мы внедряем Ювенальную юстицию, то, соответственно, у нас должны быть специалисты обученные, которые прошли курс обучения вот, как в Пермском крае. Эти моменты будут учитываться.

Ведущий: -  Потому что понятно для всех нас: дети – это святое. Если в эту службу обратиться человек, зареванный - маленькая девочка и скажет, что ее изнасиловали, хотя, возможно, этого и не произошло. Ей поверят в любом случае?

Анастасия Булавина: - Думаю, что не в любом случае, это будут проверять.

Ведущий:  Денис, у Вас есть еще вопросы?

Денис Сасин:  Еще последний вопрос: готова ли вот эта структура Ювенальной юстиции учитывать наш святоотеческий опыт, традиционные ценности на предстоящей конференции, ведь мы живем в России, а не на Западе?

Анастасия Булавина: Я думаю, несомненно, «да», вы тоже будете приглашены к участию в разговоре. И поэтому Ваше мнение, несомненно, будут учитывать.

Денис Сасин:  Спасибо.

Анастасия Булавина:  Если Православная церковь напрочь отрицает необходимость введения Ювенальной юстиции, то, что же Вы предлагаете сделать взамен для улучшения возникшей ситуации?

Денис Сасин:  Мы предлагаем введение предметов духовно-нравственного воспитания в школы. Необходимо задействовать наши институты, не отвергая взаимодействия церкви и государства, создавая, например, православные группы в дошкольных образовательных учреждениях. Нас же практически не приглашают, мы как изгои от государства. В этом вся и проблема.

Анастасия Булавина: Вы сказали, что вы «как изгои». Почему вот такое происходит?

 

Денис Сасин: Это надо спросить с 1917 года, почему так происходит, хотя Русская Православная Церковь у нас (по Конституции РФ) главная культурообразующая религия России, но ее мнение почему-то не учитывается. Ведь у нас от 80 до 90 % населения в республике православные. Необходимо учитывать традиционные религии и их мнения в этом вопросе.

 Некоторые вопросы и реплики из зала:

 Иерей Димитрий Гераськин, руководитель Республиканского центра изучения новых религиозных движений:  В православном понимании «Семья есть малая Церковь». Разрушение церкви – это большой грех. Разрушение малой Церкви – семьи - это тоже является грехом. Более того, что в семье есть отражение Бога. Как Бог есть Троица, так и Семья – это единство отца, матери и детей. А введение юридического механизма под видом Ювенальной юстиции - для разрушения семьи и тоже, по сути, является греховным.  Пожалуйста, прокомментируйте, понимают ли чиновники, которые лоббируют интересы Ювенальной юстиции всей пагубности этого явления? И второй - личный вопрос к вам. Скажите, пожалуйста, как бы вы хотели, чтобы к вам относились ваши дети, как к любящей маме или объекту ювенального права, спасибо?

Анастасия Булавина:  Я начну со второго вопроса, если родитель хочет, чтобы к нему относились не как к субъекту ювенального права, то родитель изначально с ребенком должен по-родительски общаться: с уважением, любовью, а не отталкивать, чтобы не возникали в жизни подобные ситуации, чтобы в семье было взаимопонимание, взаимоуважение, чтобы чтили отца и мать, но это работа, это труд. Родители должны это учитывать. Как относятся к этому чиновники? Я не могу отвечать за всех чиновников, но могу сказать, что, конечно же, они понимают, но понимают как государственники. Что необходимо, что-то менять - так оставаться это не может. Поэтому и идет это обсуждение, чиновники должны выслушать все позиции и придти к определенному решению. Это мое мнение.

 Ванда Попова, методист Центра патриотического и духовно-нравственного воспитания КРИРОиПК: Позвольте, пожалуйста, реплику. Я думаю, что у нас нет неисправимых людей, есть неисправленные люди. Должен быть создан институт воспитания родителей, молодых родителей, которые сегодня у нас совершенно не готовы взять на себя ответственность за воспитание детей. Сегодня у нас действительно в республике необходима такая структура, которая бы координировала эту деятельность на всех уровнях,  чтобы у нас все институты взаимодействовали и согласовано работали в этом направлении. Поэтому я считаю, что не карательные меры, а все-таки меры воспитательные – они действительно принесут результат.

Анастасия Булавина: Я соглашусь с этим высказыванием.

Ведущий: Спасибо всем за участие. Воспитывайте своих детей хорошо, в противном случае, этим могут заняться другие.

29.05.2010 г.

 C полной видеоверсией этого интервью можно ознакомится здесь:  http://www.syktyvkar.eparchia.ru/evvog.htm

http://www.syktyvkar.eparchia.ru/og.htm 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме