Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Православие для многих англичан оказалось более понятным и близким

Священник  Михаил  Дудко, Интерфакс-Религия

05.08.2010

Ровно семь лет назад, 4 августа 2003 года, ушел из земной жизни митрополит Сурожский Антоний (Блум) - основатель во многом уникальной епархии Русской православной церкви в Великобритании, объединившей не только выходцев из России, но и сотни англичан. На службы захаживал даже принц Чарльз. Сегодня число прихожан не уменьшается - к ним продолжают присоединяться новые русские иммигранты. О том, как изменился приход, с какими сложностями приходится сталкиваться его членам, а также о вторжении в приходскую жизнь ювенальной юстиции рассказал корреспонденту "Интерфакс-Религия" Елене Веревкиной ключарь Успенского кафедрального собора Лондона протоиерей Михаил Дудко.

- Англия - излюбленное место проживания русских олигархов и элиты. Насколько активно они участвуют в жизни Вашего прихода и епархии в целом? Не было ли сложных ситуаций с российскими правоохранительными органами, учитывая, что часть лондонских прихожан ждут в России с наручниками?

- По-моему, вы преувеличиваете... Конечно, в жизни нашего довольно многочисленного прихода принимают участие самые разные люди, но я лично не спрашиваю у них ничего, кроме имени на исповеди. Бывает, что приходят те, кто сами желают рассказать о себе, о своей жизни, проблемах, но это только если они проникнутся доверием к священнику. Я не могу достоверно сказать, кто из "элиты" время от времени посещает наши богослужения, хотя, конечно, исходя из общих соображений, они должны быть. Но, как правило, такие прихожане особо себя не афишируют, поэтому наши представления о том, кто кем является у нас в приходе, очень приблизительные.

К тому же Лондон - очень большой город. Это только крестьяне послереволюционных лет спрашивали односельчанина, побывавшего в столице: "В Москве был? Ленина видел?" Сейчас я попал в похожую ситуацию. Только спрашивают об олигархах. Напрасно. А вот недавние гастроли Большого театра на время прибавили нам "элитной" паствы. Артисты приходили на службу, причащались, молились.

- Насколько православная паства в Англии отличается от прихожан, к примеру, среднестатистического российского храма?

- Прихожане действительно другие, чем в Москве и в среднем российском городе. Эмигранты отличаются по характеру и по внутреннему мироощущению от тех, кто остался на родине. Они более активные, деятельные, иногда даже более агрессивные. Это люди, которые ориентируются на достижение успеха, которые не хотят сидеть на месте и ждать у моря погоды, а желают делать что-то быстро и энергично, немедленно. Потому и уехали в поисках лучшей доли. Происходит своеобразный искусственный отбор. Поэтому общаться с такими людьми может быть непросто. Они знают себе цену, не любят терять время, в общении с ними уместны несколько иные формы пастырского душепопечения, чем в России.

- Нужно быть более жестким?

- В некоторых случаях - да, в других - наоборот. Общая культура взаимодействия и поведения в Англии сильно отличается от принятой у нас. Англичане - чемпионы по вежливости в быту, употреблению вежливых форм в речи, и это передается и русским, и вообще всем тем, кто приехал из бывшего Советского Союза.

Но не надо заблуждаться: если по форме общение гораздо более вежливое и мягкое, то по сути - нет, и уж, по крайней мере, оно более конкретное. Изливать всю душу даже близкому человеку, другу или подруге не принято. Вопрос "как дела?", которым здесь приветствуют друг друга, совсем не является приглашением к реальному разговору о делах и проблемах, тебя беспокоящих. Зато если кого-то случайно толкнешь на улице, надо очень постараться, чтобы сказать "сорри" раньше - извиняются наперегонки и правый, и виноватый.

- Что еще отличает Вашу паству?

- Важно, что основу прихода заложил митрополит Антоний, который был выдающейся личностью, настоящим пастырем. Он постарался построить приход миссионерского типа, в котором каждому будет место, независимо от национальных и культурных особенностей, заложил основы доброго и по-хорошему миссионерского отношения к каждому, кто приходит сюда. Мы стараемся хранить его наследие.

Важно и то, что люди здесь чрезвычайно разнообразные, в отличие даже от Москвы, которая тоже отнюдь не грешит монотонностью. В Лондон люди приезжают отовсюду, и по большей части не из Центральной, коренной, России, а из республик бывшего Советского Союза, в особенности тех республик, которые вступили в Европейский Союз. Например, жители стран Прибалтики имеют здесь право на работу, в отличие от граждан России, Украины и Белоруссии. У многих молдаван есть гражданство Румынии, что тоже упрощает им переезд на Британские острова. Кроме того, в службах участвуют православные поляки, словаки, сербы, болгары и, конечно, англичане.

В связи с этим понятно, что церковные традиции, которые соблюдаются в России, далеко не всегда применимы на английских приходах и не являются чем-то непререкаемым. Приходится учитывать это.

- Например, какие?

- Ну, например, традиции, связанные с крещением. Иногда с некоторым удивлением видишь молдавскую пару, которая принесла своего ребенка крестить, а у ребенка - десяток или даже больше крестных. У них так принято. Сербы и болгары детей не называют строго в честь святых, поэтому нет и дня ангела в привычном нам смысле. Есть много местных особенностей при совершении таинства венчания.

Отличаются традиции исповеди. Люди, которые приезжают из разных мест, по-разному начинают исповедь: некоторые произносят перед началом "формулу", несколько обязательных слов, кладут два пальца на Евангелие и, если эту формулу не произнесут, будут себя чувствовать неуверенно и даже обвинят батюшку в том, что он не дал им соблюсти важную часть таинства.

Греки, сербы не считают обязательной исповедь перед каждым причастием, при митрополите Антонии для постоянных членов прихода она тоже была необязательной, хотя он и призывал соблюдать традицию. Он позволял эту практику в то время, когда приход был сравнительно маленьким, он знал всех, кому нужно срочно исповедоваться, а кого можно и так допустить. Потом приход вырос, а обычай остался. Хотя сегодня все возвращается к среднероссийской норме.

Разнообразию подходов к церковной жизни способствует то, что здесь есть возможность ходить в другие православные храмы. Повторюсь, что практика представителей других поместных Православных церквей здесь иногда довольно сильно отличается от нашей. Так что очень много традиций, и чему-то приходится удивляться, чему-то учиться, а что-то просто молчаливо терпеть.

- А в плане внешнего вида как-то отличаются прихожане и прихожанки английских храмов от российских?

- Я могу оценивать только наш приход, и, в общем, тенденции и здесь, в России, и там одинаковые. То, что считалось невозможным, сейчас почти везде становится допустимым. Например, женщина в брюках. Я помню, что когда-то в России за это могли в церковь не пустить, да и сейчас есть храмы, куда ее не пустят.

В нашем приходе не принято удалять таковых. Хотя попробуй удали некоторых! По этому поводу существуют разные мнения, в том числе и у наших прихожан, они иногда нам довольно активно это высказывают.

Сторонники большей строгости в манере одеваться хотят, чтобы женщины обязательно носили платочки и отказались от брюк. Причем иногда это не вновь прибывшие люди, а как раз новообращенные из англичан, которые пришли сюда именно потому, что в Церкви Англии им не хватало такого здорового консерватизма.

При мне один из англичан, членов прихода, очень возмущался, когда газетчики обвинили в пуританстве и чрезмерной строгости новоприбывших русских. Якобы мы всех женщин заставляем надевать платочки, что здесь ассоциируется не с христианством, а скорее с исламом. Этот англичанин уверял, что платочки были его требованием, а не мифических русских ортодоксов. Либерализма ему хватало и у англикан, и уж если он перешел в более консервативную Православную церковь, то и хотел, чтобы она оставалась в хорошем смысле консервативной.

- Почему же Вы не заставили женщин носить платочки?

- Мы вообще мало кого что-то заставляем делать. Архиепископ Елисей, глава Сурожской епархии и настоятель собора, уже давно служит за рубежом и имеет большой опыт действовать методами убеждения, прививать любовь к традиции, потому что традиция - это важная составная часть нашего православного свидетельства, в том числе и за пределами России.

- Кстати, много ли англичан среди прихожан, тех, кто приходит из Англиканской церкви в Православную?

- Я не сказал бы, что их очень много, но они составляют заметную часть нашей паствы и в Лондоне, и в особенности за пределами Лондона. Вообще большая часть священников епархии за пределами Лондона - это англичане. В некоторых приходах служба проводится по-английски с вкраплениями церковнославянского, а священники слабо знают русский.

Конечно, большая часть - это люди, которые женились или вышли замуж за православных - русских, украинцев, сербов и так далее. Для них этот шаг - перейти в православие - был естественным, понятным. Сначала пришли, потому что им было интересно, чем живет другая половина, а потом увлеклись и сами стали православными.

Часть англичан сознательно выбрала Русскую церковь. Митрополит Антоний говорил, что из всех Православных церквей, представленных в Англии, именно Русская православная церковь дает максимальную степень свободы приходящим в нее. Греки, например, приехав сюда, продолжают себя ощущать не просто как православные, а именно как православные греки, службы почти везде идут только по-гречески. У нас же, в Русской православной церкви, даже в соборе службы идут пополам - и по-славянски, и по-английски, а в некоторых приходах даже в большей степени по-английски.

- А что англичан привлекает в православии - именно консерватизм, которого они не находят в Церкви Англии, или что-то другое?

- Конечно, привлекает и положительная составляющая православного вероучения, митрополит Антоний делал упор на то, что православие - это возвращение к себе, к вере древней неразделенной Церкви, которая существовала на территории Англии долгие столетия.

Но часто толчком к поиску новой религиозной основы жизни являются те процессы, которые происходят сейчас в Церкви Англии. Женское священство и епископат, признание гомосексуальных браков и рукоположение людей "нетрадиционной сексуальной ориентации" беспокоят многих. Есть те, кто, будучи несогласными, смиряются, другие совсем уходят из Церкви - недаром Англия сейчас чрезвычайно секулярная, светская страна, а некоторые ищут чего-то нового, и вот на этом пути поиска они иногда приходят и в Русскую церковь и там себя находят.

- Насколько я понимаю, англиканство ближе к православию, чем к католицизму, в начале прошлого века было даже оксфордское движение, которое в некотором смысле выступало за объединение с православием...

- Действительно исторически были попытки сближения с Англиканской церковью тех православных, которые оказались за рубежом нашей Родины. Например, отец Сергий Булгаков некоторое время искал точки соприкосновения с англиканами. Известные православные деятели, такие как Николай Зернов, были большими энтузиастами восстановления церковного единства. Зернов, кстати, был одним из основателей англо-русского содружества преподобного Сергия и мученика Албания - содружества, действующего до сих пор. Было сделано много интересного. Православие для многих англичан оказалось более понятным и близким.

К сожалению, сегодня Англиканская церковь уже не та, изменились ее учение, практика.

- Правда, что на одно из богослужений приходил принц Чарльз? Как Вы считаете, может, к православию есть действительный интерес в королевской семье?

- Меня еще не было здесь, но есть свидетели того, что он присутствовал на богослужении. Об этом мне рассказывала одна прихожанка, работавшая тогда на королевскую семью. Это произошло в то время, когда был жив митрополит Антоний, во время Страстной седмицы. Известно, что принц Чарльз бывал на Афоне, православие его интересует. Но у него вообще довольно широкий круг интересов, и он бывает в самых разных местах. Так что я не придавал бы этому слишком большого значения. Кстати, монархи здесь "по должности" возглавляют Англиканскую церковь, так что современные принципы религиозной свободы не для них.

Это касается не только монарха, но и премьер-министра, от которого, по традиции, зависит выбор нового архиепископа Кентерберийского. В случае исповедания премьером другой веры возникает если не юридическая, то этическая коллизия. Тони Блэр долгие годы в соответствии с личными убеждениями был католиком, но только после своей отставки смог поехать к папе Римскому для официального принятия католицизма.

- Далеко не у всех епархий Русской православной церкви есть свое регулярное печатное издание. У Вашей епархии выходит свой журнал. Расскажите, пожалуйста, об этом издании и о истории его создания.

- В этом году журналу "Сурож" как раз исполняется тридцать лет. Журнал довольно известен не только в Сурожской епархии, но и за ее пределами. В известном смысле он является миссионерским, поскольку среди его подписчиков - университеты, учебные заведения, причем не только православные, библиотеки религиозной литературы, монастыри. Это уникальное англоязычное издание.

Думаю, ни один из епархиальных журналов внутри России по понятным причинам не может похвалиться столь длительным существованием: тридцать лет - это серьезный срок. "Сурож" был создан по благословению митрополита Антония в 1980 году, в самые застойные для Советского Союза времена. Он сразу стал издаваться на английском языке и завоевал большую популярность. Главным образом он состоял из перепечаток и переводов статей, что издавались в России, в православных изданиях за рубежом, публиковались переработанные доклады православных деятелей на различных конференциях, проповеди самого митрополита Антония.

Однако издание журнала прервалось на несколько лет, и, когда по благословению владыки Елисея мы взялись его восстанавливать, нам показалось, что это нужно делать на новом уровне, на новой базе. Действительно, сейчас его невозможно узнать: преимущественно печатаются оригинальные статьи, но также на английском языке. Статьи рассказывают о том, как существует Церковь в России, о жизни Сурожской епархии, о серьезных вопросах православия, особенно актуальных для живущих за рубежом, о взаимодействии английского и русского внутри православия, в Сурожской епархии, и об истории межправославных контактов. Каждый раз мы открываем что-то новое не только для читателей, но и для себя самих. На удивление много фигур, связывающих Англию и Россию именно по линии православия. Ведущая статья последнего номера была посвящена Елизавете Федоровне, которая является внучкой королевы Виктории и которая, не теряя английскости, была абсолютно русской, более того, русской святой.

- Журнал распространяется только по подписке?

- И по подписке, и в розницу.

- А тираж большой?

- Тираж небольшой, но надеемся на его рост. Конечно, по понятным причинам тираж англоязычного журнала Русской православной церкви за рубежом никак не может быть хотя бы отдаленно сопоставим с тиражами внутри России. Самое важное для нас - что на него подписываются коллективные подписчики, библиотеки, серьезные учреждения, то есть все желающие могут прийти и познакомиться с ним.

- В Великобритании вовсю расцветает ювенальная юстиция. Становились ли Ваши прихожане жертвами произвола, связанного с ней?

- Содержание термина "ювенальная юстиция" разнится от страны к стране. Я бы не советовал зацикливаться на названиях. Важно, что под ними имеют в виду те, кто эти термины используют.

Конечно, то, что я вижу в Англии, меня волнует и беспокоит. У меня есть ощущение, что беспокойство ощущают и местные специалисты, родители, учителя. Сдержанность, послушность, вежливость, почтение к родителям уходят в прошлое. Подростки ведут себя вызывающе, зная, что с ними просто побоятся связываться. Позвонить в полицию, чтобы пожаловаться на родительский шлепок, пусть и за дело, стало нормой.

В то же время дети остаются очень уязвимыми. Недавно в Англии всплыл страшный случай: маленький ребенок был систематически избиваем своим приемным отцом, а социальные работники, которые действовали в рамках ювенальной юстиции, ничего не замечали, хотя навещали семью много раз. Последний раз социальный работник и доктор пришли, когда ребенок уже лежал со сломанными ребрами и переломанным позвоночником, весь перемазанный шоколадом, чтобы замаскировать синяки. Ноль результата. Мальчик скончался, не получив помощи.

Вопрос: а что будет в России? Избавит новая ювенальная политика хоть какую-то часть детей от действительно существующих вопиющих случаев издевательства, насилия? Или эти случаи будут по-прежнему игнорироваться, а сам аппарат ювенальной юстиции будет способствовать тому, что появятся новые павлики морозовы, которые будут доносить на своих родителей, и что ребенка невозможно будет взять с собой, допустим, в церковь, если он закапризничает.

Некоторых детей, например, будет сложно даже причастить. Ювенальная политика такова: если ребенок проявляет неудовольствие, расплакался, значит, его нужно тут же унести. Иначе это насилие. Или, скажем, крещение. Если младенец, видя незнакомую обстановку, начинает капризничать и брыкаться, то придется принести его в следующий раз, порой даже прервав крещение.

Мне кажется, что в России есть возможности, чтобы в соответствии с законом защитить детей от насилия, просто нужно применять закон как следует, и этого будет уже достаточно.

Можно наизобретать новых законов, и потом убедиться в их бездейственности просто потому, что люди халатно следят за их соблюдением. В то же время эти самые законы могут оказаться репрессивным инструментом по отношению к "чрезмерно религиозным" родителям, вот это меня как раз и беспокоит.

- Каковы главные проблемы английских приходов?

- Проблем много, но они характерны для всех зарубежных приходов Русской православной церкви. Начнем с того, что нас мало, а паства наша рассеяна. Даже люди, живущие по много лет в Лондоне, приходя к нам в первый раз, иногда сообщают, что "привела знакомая", хотя есть информация в Интернете, русскоязычных газетах. И это самый известный приход Русской православной церкви на территории Великобритании! То есть существует проблема информации.

Сложности связаны и с тем, что часто люди живут очень далеко от приходов. Сотни тысяч православных людей живут в Лондоне и вокруг Лондона, но им нужно долго ехать, иногда можно и не успеть на службу. Вопреки мнению, что на Западе хороший транспорт, в Англии постоянно что-то ремонтируется и закрывается, причем главным образом в субботу и воскресенье.

Конечно, много проблем у новых приходов, которые не могут предоставить священнику квартиру, выплачивать деньги на жизнь. Священник на таком приходе - это подвижник. Большая часть его прихожан, по местным меркам, находятся за гранью бедности и не в состоянии вносить какой-то материальный вклад, наоборот, сами нуждаются в помощи.

В то же время у людей есть потребность в священнике, потребность бывать на богослужении, они показывают иногда удивительные примеры самоотверженности: отдают последние силы, чтобы помочь церкви соорудить иконостас, снять место для богослужений, приютить батюшку, который приезжает за тридевять земель, чтобы отслужить хотя бы одну литургию.

Некоторые из наших священников работают на светской работе, другие получают пенсию и так выходят из положения.

- В Англии в первые века христианства проповедовало много святых неразделенной Церкви, там много мест, не известных русским паломникам. Не планируется ли разработать специальные паломнические маршруты для православных верующих?

- Надо сказать, что во времена возникновения Церкви Англии настроения против всякого рода христианских реликвий были очень сильны. Например, мощи святого Кентигерна, покровителя Глазго, мощи святого первомученика английского Албана были уничтожены или пропали. Поэтому сейчас в плане общехристианских реликвий Англия представляет собой практически пустыню. Разумеется, есть какие-то места, которые связаны с именем того или иного святого, той или иной иконы Божией Матери, есть места подвигов мучеников или святителей той эпохи, но они существуют только как точки на карте, а не как места, куда можно прийти, помолиться у мощей, приложиться - то, как мы привыкли совершать паломничество.

Несмотря на это, мы в Англии совершаем паломничества и ходим по этим местам. Вот недавно архиепископ Елисей возглавил паломничество в городок Сент-Олбанс, который посвящен памяти мученика Олбана, там в бывшем монастыре чудом сохранилась рака его мощей. Для нас, православных внутри Англии, это очень важно в духовном смысле, но если речь идет о туристах и паломниках из-за рубежа, то с точки зрения зрелищной, боюсь, это не слишком впечатляюще. Особенно на фоне того богатства, которое существует в России, других православных странах...

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=281




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме